Александре Бурцевой 40 лет, на вид – девчонка девчонкой. Ее регалии устанешь перечислять: кандидат медицинских наук, доцент кафедры физической культуры и медицинской реабилитации ВГМУ, координатор волонтерских движений, грантообладатель Всероссийского инновационного молодежного форума «Селигер», имеет правительственные награды за свои труды. И это далеко не все ее достижения. О том, как живет эта удивительная девушка, – в новом материале из серии публикаций РИА «Воронеж» про волонтеров центра спасения диких животных.

Круглосуточная задача

Александра встает в шесть утра. Погулять с собакой, потом покормить свой «зверинец» – трех попугаев, рыбок и пса – и на работу. В девять утра обычно уже начинаются занятия в медуниверситете, где она преподает.

– В перерывах переписываюсь с волонтерами, координирую. «Движуха» длится, бывает, до полуночи. И так изо дня в день. В три или четыре часа ночи могут сорвать телефонным звонком. Спасать животных – это круглосуточная задача. Главное желание волонтера – тишина и возможность поспать. При моем образе жизни сон – это главный дефицит, – откровенничает девушка.

Волонтером центра спасения диких животных «Сердце леса» Александра Бурцева стала в 2019 году. Это движение появилось в Воронеже в 2013-м. Его основала Анита Придоткайте, через пару лет присоединились еще несколько девушек. С помощью неравнодушных добровольцев они выхаживают пострадавших по разным причинам диких животных: куниц, хорьков, птиц, барсуков, белок – и дают им второй шанс на благополучную самостоятельную жизнь в природе.

– С девочками я познакомилась через соцсети – видела их посты и восхищалась. Мне хотелось им помогать, и однажды я познакомилась с Анитой. Мы вечером поехали забирать сов. Потом их вместе выпускали, дальше забирали хорьков с Мариной Адоньевой. И пошло-поехало. Я водитель, всегда на колесах, поэтому смогла быть полезной, – делится с журналистом РИА «Воронеж» Александра.

Одно из самых трагических воспоминаний ее волонтерской деятельности – попытка помочь беременной косуле.

– Ее сбила машина. В Тамбовской области она попала под колеса. Беднягу привезли сюда, доставили в клинику. Когда поняли, что сама косуля безнадежна, пытались спасти ее детенышей. Но на третий день они все же погибли, – вздыхает Бурцева.

Бери и делай!

Александра уже два года является координатором общественной всероссийской организации экологов-волонтеров «Делай!», в которую входит более 50 регионов. «Сердце леса» – часть этого проекта. Кроме спасения диких животных, волонтеры занимаются экопросвещением. Своей основной миссией они называют ответственное отношения к родной природе.

– Мы общаемся, встречаемся на совместных конференциях. Это очень поддерживает, дает понять, что ты не одна такая белая ворона, – улыбается Бурцева.

В планах организации – открыть свою НКО и официально зарегистрировать центр реабилитации.

– Добрых людей на свете много, но их нужно направлять, – считает Александра. – У нас несколько кураторов по разным направлениям, которые накопили какие-то специфические знания, а волонтеров много, человек 30. Это взрослые люди, много студентов. Есть те, у кого свой транспорт. Заявки о спасении животных порой приходят за 200−300 км. Нужно ехать, забирать. Или как-то их переправлять к нам. Волонтеры встречают, провожают, передают, выстраивают логистические цепочки.

Жизнь за кордоном

Александра выросла в лесу, на Кожевенном кордоне.

– 40 лет назад там был прекрасный дикий лес, где обитало много диких животных. И кабаны, и зайчата, и совы, – вспоминает девушка.

Отец Саши в ту пору трудился ведущим инженером в концерне «Созвездие». Мама сначала – там же, а после рождения дочери устроилась на базу отдыха, поближе к дому.

– До восьми лет я вообще не выезжала из леса. Тогда это было довольно дикое место. Туда приезжали люди лишь на летние два-три месяца, а в остальное время мы были наедине с природой. За молоком приходилось ходить километров за десять. Лес – это мой дом, среда обитания. Я много знаю о травах и животных, с которыми росла бок о бок, – делится Бурцева.

Спасать животных Саша начала еще в детстве.

– Как-то к нам в печную трубу залетела сова и застряла там. Ночь, рядом никого, и кто-то ухает в трубе. Жутковато было. Мама ее вытащила, пришлось спасать бедолагу – лечить, всю зиму кормить мышами, – вспоминает девушка.

Еще были кабаны и зайцы, которых семья Александры тоже подкармливала зимой.

– Это теперь мы знаем, что зайчат ни в коем случае нельзя кормить коровьим молоком – ни магазинным, ни домашним, – говорит зоозащитница. – Я мечтаю о том, чтобы в школах появился такой предмет, как спасение диких животных. Сейчас нам больше приходится воевать с человеческим невежеством и упрямством. Большинству кажется, что это легко – выдернуть животное из его естественной среды и не дать ему погибнуть, а ведь это целая наука, – вздыхает она.

Космические тараканы

После школы девушка окончила педиатрический факультет Воронежской государственной медицинской академии имени Бурденко, аспирантуру по фармакологии, ординатуру по лечебной физкультуре и спортивной медицине. Она кандидат медицинских наук по специальности «Клеточная биология, цистология, гистология».

Космос в ее жизни появился на втором курсе. Тогда она вместе с однокурсниками подготовила проект, в котором для изучения влияния невесомости на живые организмы впервые предложила отправить в космос обычных тараканов.

Эти насекомые очень живучи – без еды и воды могут обходиться больше месяца, у них маленький вес и размер, и их можно было отправить в космос в большом количестве, что важно для чистоты эксперимента. Так благодаря победе студентов в областном конкурсе «Космос глазами молодежи» в номинации «Эксперимент» воронежские тараканы и попали на борт космического аппарата.

54 воронежских рыжих усача прогремели на всю страну 14 сентября 2007 года, когда с космодрома Байконур в космос был запущен биоспутник «Фотон-М3» с ними на борту. Их соседями, вышедшими, как и они, на орбиту, стали куколки бабочек тутового шелкопряда, виноградные улитки, тритоны, ящерицы, мышки песчанки.

– Целью эксперимента было изучить, как влияет космическая невесомость на живые существа, – рассказывает Александра Бурцева.

26 сентября, после 12-суточного полета в космосе, спутник весом более 6 т приземлился на территории Казахстана. В общей сложности ученым удалось провести 45 экспериментов.

Воронежские «космонавты» перенесли полет нормально и даже вернулись из невесомости с приплодом – некоторые тараканьи самки оказались «в положении»!

– Самым трудным в том эксперименте было отыскать «космонавтов». Пришлось полазить по подвалам, по складам, по чердакам. Выяснилось, что обычные рыжие тараканы в Воронеже – чуть ли не раритет, – делится девушка.

Космическая биология стала областью научных интересов Бурцевой. Работа, которая легла в основу диссертации, была выполнена на послеполетном биоматериале с космических аппаратов. Она посвятила свою научную деятельность изучению влияния факторов космического полета на организм животных и человека. Стала автором научных публикаций в области космической биологии и медицины. Защитила в этой области кандидатскую диссертацию.

«Постепенное опустынивание»

По мнению Бурцевой, главная помощь животным – оберегать их дом.

– После распада СССР институт лесничества постепенно деградирует, захватываются лесные территории. В моем детстве лесные кордоны были через каждые 10 км. Мы знали всех лесников. Они следили за охотой, за лесом, не было таких страшных пожаров. Сейчас кордоны единичны на десятки, а то и сотни километров, – с горечью делится она.

Вспоминает о страшном пожаре 2010 года, который напрямую коснулся ее семьи.

– Тогда на Кожевенном кордоне сгорели наши дома, чуть не погибла моя мама, заживо сгорели наши кролики... Когда ты видишь, как лес чахнет на твоих глазах... За сорок моих лет произошла его постепенная урбанизация – город наступает на лес. В детстве мы туда добирались на электричке, потом 10 км шли пешком, чтобы принести рюкзак еды. Теперь же за полчаса можно домчать на машине. Часть леса просто исчезла. Он растет годами, а сгорает за секунды. Со времени того страшного пожара прошло уже 12 лет. С тех пор постоянно сажают деревья, но выживают единицы, – сокрушается зоозащитница.

Изменение климата, по ее словам, это в том числе тоже дело рук человеческих.

– По мнению многих ученых, через 10−20 лет в наших местах будет не просто степь, а опустынивание. В реках падает уровень воды, меняется климат. В прошлом году опять все горело. Помимо деградации лесных угодий, мы видим, как человек наступает на природу и она сжимается, как шагреневая кожа. Там, где я жила, не осталось кабанов, оленей и косуль. Только редкий заяц и лиса.

По мнению Александры, без помощи государства усилиями одних волонтеров ситуацию не исправить.

– Мы можем спасать единицы – ежиков, белок, лисиц, – но это сизифов труд. Мы катим этот «камень» на гору, а он скатывается вниз. Девчонки гигантские силы тратят на то, чтобы спасти лесных детенышей, выхаживают их, лечат. Но все это напрасно, если мы не начнем восстанавливать институт лесничества. Отношение к нам властей пока скептическое. Даже найти землю, чтобы поставить стационарный вольер пять на пять метров, – проблема. Леса превращаются в свалки, захватываются дачниками, люди на квадроциклах портят лесную подстилку... За 20 лет волонтерства у меня, конечно, накопились какие-то связи, иногда что-то удается сделать. Но обидно, что для этого приходится тратить так много времени и сил, – говорит Бурцева.

Залог выживания

И все же волонтеры-экологи делают то, что могут: спасают животных, устраивают субботники. Например, недавно 100 человек за больницей «Электроника» за пару часов убрали 4,5 т мусора. В прошлом году такой же «десант» высадился на пляже в Боровом, где за пару часов вывезли 3,5 т. Благодаря им мир вокруг становится чище и добрее.

– Люди не должны относиться к природе потребительски. Все, что нужно, – чувствовать себя ее частью. Это залог выживания человечества в целом, – подводит итог разговора Александра Бурцева.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».