Новости

Общество

«За работу давали водку и чай». Как воронежец прожил 16 лет без денег в Дагестане

, Воронеж, текст — Елена Миннибаева
  • 2196
«За работу давали водку и чай». Как воронежец прожил 16 лет без денег в Дагестане

Петр Никулин с помощью волонтеров вернулся к родным из трудового рабства.

Воронежец Петр Никулин, который прожил без денег 16 лет в Дагестане, вернулся на родину в четверг, 18 февраля. Из-за того, что паспорт у Петра советского образца, его невозможно было привезти самолетом или поездом. «Нелегального» пассажира волонтеры доставили в Воронеже на автобусе, который перевозил торговцев из Махачкалы в Москву. Больного 58-летнего мужчину сопровождал волонтер всероссийского проекта по борьбе с рабством «Альтернатива» Алексей Никитин.

О том, как оказался в Дагестане и как жил 16 лет вдали от семьи, Петр Никулин рассказал корреспондентам РИА «Воронеж».

«Дорога была тяжелой»

Дорога из Махачкалы в Воронеж заняла чуть более суток. Автобус не был рейсовым, и водитель высадил Петра и волонтера Алексея на трассе М4 перед въездом в Воронеж. Петр еле стоял на ногах – сказывались боли от кровоточащих ран на ногах. Месяц назад он попал в больницу с обмороженными конечностями. Врачам удалось спасти ступни, но до полного заживления еще далеко.

Алексей Никитин и Петр Никулин
Фото — Михаил Кирьянов

– Там, под бинтами, у меня мясо живое. Врачи, когда выписывали, сказали, что нужно будет в Воронеже долечиваться и, скорее всего, большой палец на правой ноге ампутировать, если он по-прежнему будет черный. Дорога тяжелой была. Ноги сутки на весу были, распухли еще больше, – вздыхал Петр Никулин.

Выписывая Петра, махачкалинские врачи рекомендовали ему держать ноги в тепле и отпустили в путь в дешевых кроксах (летняя резиновая обувь без задней части).

– В чем ходил там, в том и поехал. Все лучше, чем босиком. Зато одежды мне один тамошний доктор целый баул дал, до смерти не сношу ее, наверное, – показывая на большую сумку, объяснял мужчина.

Погрузив вещи в машину, Петр с сопровождающим отправился к родной сестре Марии.

«Батраком был – человеком последнего сорта»

Женщина ждала «блудного» брата у подъезда. Выйдя из машины, Петр не сразу узнал старшую сестру. Только когда она кинулась его обнимать, хриплым голосом стал ее успокаивать.

– Тихо, Маша, не плачь. Веди нас лучше домой, ноги после дороги гудят ужас как, – сказал Петр.

Петр Никулин с сестрой Марией Ильковой
Фото — Михаил Кирьянов

Раздев брата, сестра тихонько ахнула – худой, как щепка.

– Я ж тебя запомнила крупным, молодым. Ох, как же жизнь тебя, братень, потрепала, – сокрушалась Мария Илькова.

Устраиваясь в комнате, Петр выложил на стол свои документы – военный билет, который он получил более 40 лет назад, и паспорт с советским гербом. В паспорте после слова «гражданин» было зачеркнуто «Союза Советских Социалистических Республик», а вместо этого стояла печать «Украiни».

 
Фото — Михаил Кирьянов

– Это в 1992 году мне так паспорт изрисовали. Я ж на Украину еще при СССР уехал, женился там. Жил в Луганской области. Когда вся эта заваруха с распадом произошла, сахар и мыло стали по талонам давать. На меня жена не могла получить, так как у меня паспорт советский был. Тогда она сходила куда-то и поставила мне печать в паспорт, что я гражданин Украины. И мне после этого стали пайки выдавать. Паспорт я так и не поменял, с ним в 1999 году в Дагестан уехал, – объяснил Петр.

На заработки в Дагестан Никулина позвал знакомый – сказал, что работать придется три месяца, а домой Петр вернется с большими деньгами. Но три месяца растянулись на 16 лет. Все эти годы за работу Петру платили чем угодно, только не деньгами.

– Где я только не работал: на кирпичных заводах, в горах баранов пас, на фермах вкалывал. И нигде не платили. Они лучше жрать дадут, бутылку или пачку чая. Самое большое 100 рублей могли сунуть. Я хотел уехать домой, когда понял, что шиш там заработаешь – но на что я уеду, если денег не платят. Думал откладывать по полтиннику, но я бомжом там был – где деньги хранить? Года через два уже и не думал, что смогу вернуться домой. Голова от водки дурной совсем стала. Уже думал, помру где-нибудь на улице, и меня закопают без креста на чужбине, – вспоминал жизнь в Дагестане Петр.

Фото: 1 из 8

Фото — Михаил Кирьянов

По словам Никулина, взаперти его не держали, насильно работать не заставляли, но ощущение рабства все равно присутствовало.

– Батраком был, который за харчи работал. Человеком самого последнего сорта. Работу я там не искал – сами меня находили. Только выйдешь на улицу – они сразу тебя подзывают: «Эй, друг, иди сюда, поработать хочешь?». Там русских много, которые так батрачат за жратву, – пояснил Петр.

«К жене на Украину не вернусь»

Вернуться к родным Никулину помогли проблемы со здоровьем.

– Были первые заморозки в Махачкале. Я бродяжничал. Нашел какую-то хату без дверей, там два фанерных поддона лежали и матрасы. Я лег на них и уснул. В эту ночь обморозил ноги: просыпаюсь, снимаю сапоги, носки, а у меня шкура слезает. Я еле ходил тогда, меня один хороший человек отвел в полицию, оттуда «скорую» вызвали и поместили меня в больницу с отмороженными ногами и пневмонией. Врач сначала хотел некоторые пальцы ампутировать, но решил подождать, может, отживеют. Но большой все равно придется отрезать, – вспоминал Петр.

В больнице воронежца нашли волонтеры «Альтернативы». Они расспросили мужчину о родственниках и с помощью социальных сетей нашли сестер Петра.

– То, что случилось с Петром, – яркий пример трудового рабства. Мы как раз занимаемся такими случаями. Такого не должно быть в правовом государстве, но, к сожалению, это уже не такое редкое явление. Мы помогли нескольким сотням людей, которые были в подобной сложной ситуации. Чаще всего находим их как раз в Дагестане, недавно ездили в Волгоград, Нижний Новгород. Нашу организацию никто не финансирует, все расходы из личных средств нашего руководителя, у которого есть небольшой завод, – объяснил волонтер «Альтернативы» Алексей Никитин.

Петр Никулин 
Фото — Михаил Кирьянов

Алексей переживал, удастся ли без проблем привезти Петра в Воронеж. Пассажира с просроченным паспортом и военным билетом 40-летней давности могли просто снять с автобуса для разбирательств.

– По пути в Воронеж во втором часу ночи была долгая проверка на посту Артезианский (граница Дагестана с Калмыкией). Помимо паспортного контроля, все пассажиры там прошли через металлоискатель и личный досмотр. Полицейский несколько минут пытался сопоставить фотографию молодого советского военнослужащего Петра Никулина с сильно постаревшим оригиналом, стоявшим перед ним. В конце концов, ничего не говоря, он возвратил «военник» владельцу, и тогда, как говорится, от сердца отлегло, – сказал Алексей Никитин.

 
Фото — Михаил Кирьянов

В планах Петра Никулина – долечить ноги, а после поехать к сестре Валентине, которая живет в селе Вязноватка Нижнедевицкого района.

– К жене на Украину я не вернусь. Я от нее тогда в Дагестан уехал из-за того, что мы часто ругались. Только внука хочу видеть – ему сейчас уже 16 лет. Я к другой сестре поеду, она сказала, что примет меня. Валентина одна в родительском доме живет. Оттуда я уже ни ногой. Если паспорт получится на российский поменять – хорошо, если нет – так буду жить, мне не привыкать без документов. Но здесь я хотя бы на родной земле, – признался Петр Никулин.

ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(