Музыкант симфонического оркестра Воронежского концертного зала Антон Андреев и до пандемии регулярно протирал свою виолончель спиртовыми салфетками. Это маленькая хитрость, к которой прибегают участники струнного ансамбля, чтобы продлить работоспособность струн на инструментах. С появлением коронавируса «спиртовая процедура» обрела еще и дезинфицирующий эффект. Как сейчас проходят репетиции оркестра, чем музыкантов напрягают зрители и почему важно в общественных местах носить маску, Антон Андреев рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» в четверг, 19 ноября.

– Пандемия, конечно, сильно изменила жизнь оркестра. Концерты мы теперь даем редко, репетиции тоже проходят нестабильно. Крайний раз выступали 16 ноября, играли фантазию на темы из оперы Бизе «Кармен» для скрипки и симфонического оркестра с прекрасным приглашенным солистом Тимуром Колесниковым и увертюру «Сон в летнюю ночь» Мендельсона. Нас, музыкантов, на сцене было больше, чем зрителей в зале. Но люди ходят на классику даже в такое непросто время, за что им большое спасибо.

В концертном зале соблюдаются все правила эпидзащиты – зрителям измеряют температуру, проверяют наличие масок, все сидят на большом расстоянии друг от друга. То, что наша публика в масках, меня по большому счету не смущает. Во время концерта в зале гасят свет, на сцене я слежу только за нотами и дирижером, лица зрителей мне все равно не видны.

У нас к публике есть только одна претензия – невыключенный звук в телефоне. Сейчас и так на концерты приходит мало людей, и все равно хоть один, да забудет убрать звук. Мы со сцены слышим даже звук вибрации телефона. Особенно неприятно, когда в самом тихом, сокровенном месте произведения раздается телефонная трель. Выкинутый мимо урны фантик, грязные руки, невыключенный телефон, отсутствие маски на лице – все это характеризует нашу культуру.

Антон Андреев

Сегодня у нас будет репетиция, но нас уже предупредили, что после попрощаемся на неопределенное время. Также пока неясно, будем ли еще давать концерты.

По новым правилам репетиции у нас теперь проходят только на сцене – там много места. Раньше мы периодически занимались в малом зале, но сейчас он закрыт. Все оркестранты сидят на довольно большом расстоянии друг от друга и, самое главное, от дирижера. Это наиболее неудобный момент репетиций. Трудно всем – и музыкантам, и дирижеру: мы хуже видим и слышим друг друга. Медно-духовые вообще отсадили дальше всех, они теперь звучат как будто из-за угла. Репетируем строго в масках. На вахте всем измеряют температуру, просят продезинфицировать руки и воспользоваться новыми масками, они бесплатные.

Меня маска на лице не напрягает, она не мешает мне играть. Духовая секция, конечно, в маске репетировать не может. Поэтому духовикам изготовили специальные защитные пластиковые экраны, они устанавливаются на пюпитры.

Масками пользуюсь только одноразовыми, мне их не так много надо, потому что на улице бываю редко, а на работе их можно взять бесплатно в любом количестве. Стараюсь чаще обрабатывать руки антисептиком, а виолончель я и раньше протирал спиртовыми салфетками. Во время игры кожный жир и пот с пальцев забивается в обмотку струны, из-за чего струна быстрее приходит в негодность. Комплект струн для виолончели, которыми я пользуюсь, стоит 10 тыс. рублей. Покупать каждый месяц новый комплект слишком накладно. Поэтому я пользуюсь старым проверенным способом – после каждой игры на инструменте очищаю струны спиртом, это продлевает им жизнь.

Сейчас я много времени провожу дома, стараюсь в общественных местах не бывать. По сути, выхожу только на работу в оркестр, а собираемся мы теперь, как я уже говорил, очень редко.

Ношение маски – это не сложность, а мера необходимости. Человек ко всему привыкает. Мне кажется, сложности возникнут у тех людей, которые перешли на дистанционную работу и трудятся из дома. Вот им потом, когда пандемия закончится, сложно будет вернуться из домашней обстановки в обычный офисный режим.

Я не болел коронавирусом, но это не значит, что я могу ходить без маски, потому что вирус меня почему-то не берет. Есть люди, которые принципиально не носят маски – не верят в вирус, не понимают его последствия. Таким людям мне хочется сказать: если вам не нравится носить маску в общественных местах, собирайтесь у себя дома и сидите без масок – ваше личное право. Хоть клуб единомышленников у себя дома организуйте, никто вам не запрещает. Но, когда вы находитесь в обществе, будьте добры соблюдать общие правила. Почему из-за вашей глупости и упрямства должны страдать другие люди, которые едут с вами в маршрутках, ходят в магазины? Есть люди, которые боятся заболеть, они и так нервничают, выходя лишний раз из дома. Зачем их лишний раз терроризировать и заставлять переживать? Давайте не будем забывать и о продавцах. Человек, пришедший в магазин без маски, наверное, думает, что он один такой. И если он быстренько совершит покупки, ничего страшного не произойдет. На самом деле таких «умников» за день в магазине может пройти десятки, и еще неизвестно, болеют они или нет, а может бессимптомные. Через кассира ежедневно проходят сотни человек: у кого-то ОРВИ, у кого-то коронавирус, у кого-то перегар. Давайте уважать друг друга.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter