В пятницу, 12 сентября, в Воронежском облсуде на рассмотрении жалобы Надежды Савченко ее адвокаты заявили о невиновности подзащитной. Они напомнили об адвокатском допросе одного из основных свидетелей обвинения, бойца спецбатальона «Айдар» Тараса Синяговского, на основании которого следователи якобы должны исключить доказательства по делу.

Защитники сообщили, что Синяговский признался им под запись на видео, что дал показания на Савченко «в плену под принуждением». Адвокатам же он заявил, что Савченко не могла быть причастна к убийству журналистов ВГТРК, так как находилась за много километров от места их гибели.

– Следственные органы фабрикуют дело против Савченко. Оно возбуждено по принципу экстерриториальности. События прошли на территории другого государства, российская же сторона не представила ни одного запроса к Украине для расследования дела, которое произошло там, – отметил адвокат Николай Полозов.

Сославшись на то, что Советский райсуд в мотивировочной части решения не привел опровергающих их доводов о невиновности Надежды Савченко, ее адвокат Марк Фейгин снова попросил суд отпустить ее под залог.

Адвокаты украинской летчицы обжалуют в облсуде решение суда от 27 августа. Тогда Советский райсуд Воронежа продлил арест Надежде Савченко. Судья Магомед Салигов удовлетворил ходатайство следствия: оставить украинку в СИЗО до 30 октября, и отказал адвокатам, которые просили отпустить ее под залог в 1 млн рублей. Они же настаивали, что у следствия недостаточно доказательств, чтобы держать Савченко под арестом.

Следователь управления Следственного комитета по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов войны Дмитрий Маньшин назвал изменение меры пресечения для Савченко с ареста на любую другую «невозможным». По его словам, обвиняемой в пособничестве в убийстве журналистов ВГТРК необходимо в рамках расследования провести психолого-психиатрическую экспертизу в стационаре. Сейчас постановление следователя о направлении Савченко в столичный Институт им. Сербского обжалует ее защита в Басманном суде Москвы.

– Я не убивала российских журналистов. То, что происходит на Украине, – дело внутригосударственное. Я – военнослужащая, и это моя работа. Я не считаю, что граждане другого государства могут ее оценивать, – сказала тогда в суде Надежда Савченко.

Ранее начальник управления Следственного комитета по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов войны, Александр Дрыманов заявил о причастности Савченко к пособничеству в убийстве российских журналистов. По его словам, вина Савченко подтверждается детализацией звонков, сделанных с ее мобильного телефона

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter