В проекте «Вызовы судьбы» журналисты РИА «Воронеж» рассказывают о чудесах и трагедиях, верности и предательстве, сложностях и радостях семейных отношений. В среду, 5 июля, героиней очередного выпуска проекта «Вызовы судьбы» стала журналист, волонтер общественной организации «Общие дети», педагог-психолог и мама двух сыновей – Марина Лисавенко.

VG306674 (1).JPG

Когда Марине исполнилось 15 лет, у нее появилась заветная мечта. Девушка надеялась в будущем стать многодетной мамой, рассчитывала родить не менее пяти детей. Но не зря говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Так случилось и в жизни Марины. К 25 годам появились проблемы со здоровьем. Девушка тогда жила в Москве. Она была на приеме у десятков врачей, прошла чрез многочисленные обследования, а в итоге всякий раз получала на руки заключения с разными диагнозами. Объединяло их только одно – все они исключали возможность забеременеть и выносить ребенка.

– Не знаю, сколько всего было диагнозов. После шестого я уже сбилась со счета. И именно тогда в моей жизни произошел знаковый случай, который помог мне понять, что мне делать дальше. В центре планирования семьи я увидела женщину, у которой была восьмая замершая беременность после ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Она была измученной, в ее глазах читалось отчаяние. И измучена была не только она, но и все ее близкие: муж, родители. Именно тогда мне пришла мысль: «А что, если Бог по каким-то причинам останавливает эти беременности? Вдруг после родов ее ждало бы что-то страшное или таким образом этой женщине подается знак, что ее судьба – стать приемной матерью, и ее малыш уже где-то ждет ее, а она к нему никак не приходит. Я поняла, что не надо параноить. И, если не дает тебе Бог так, то возьми это же, но только иначе, – призналась Марина Лисавенко.

Муж поддержал Марину в желании взять ребенка из детдома. Пара собрала все необходимые документы для органов опеки. В фотобазу сирот Марина не заглядывала. Ей неважно было, как будет выглядеть ее будущий ребенок. Единственным пожеланием было, чтобы им дали мальчика. Пара хотела, чтобы первым ребенком был именно сын.

VG306705 (1).JPG

– Семена мы взяли, когда ему было семь месяцев. Это был долгожданный подарок к моему 30-летию. Помню, когда нам его вынесли, он был очень худым. В семь месяцев весил всего 6 кг, кожа была зеленовато-синего цвета. О том, что у ребенка целый букет заболеваний, нам сказали не сразу. Видимо, боялись, что испугаемся и откажемся. Сема к тому моменту пережил две операции. У него была непроходимость кишечника, из-за этого половину органа пришлось удалить. Еще у ребенка было предгепатитное состояние печени и цитомегаловирус (он, попадая в организм, поражает клетки крови и иммунную систему – РИА «Воронеж»). Такое состояние Семы не удивило, ведь его родители были наркоманами со стажем, – говорит Марина.

Многие знакомые осуждали Марину и ее мужа. Спрашивали, зачем они берут на себя ответственность за больного ребенка, пугали генами. Единственные, кто тогда без всяких возражений поддержал пару, были родители и друзья Марины.

– Когда мы задумываемся об усыновлении или опеке, все хотим здоровых, красивых детей. Но это неправильный подход! Надо понимать, здоровых детей-отказников не бывает. У всех есть заболевания, только степени серьезности разные. Очень много меняется в первый месяц нахождения ребенка дома, начиная от нормализации стула и заканчивая глубоким спокойным сном, когда у ребенка перестают дергаться ножки. А гены могут сыграть злую шутку и с твоим кровным ребенком. Сколько сейчас случаев, когда в здоровой семье рождается больной ребенок, – заметила Марина Лисавенко.

VG306679 (1).JPG

Чтобы укрепить здоровье нового члена семьи, новоиспеченные родители купили дачу. Ко всему прочему у мальчика оказалась лактазная недостаточность. Его организм не принимал молочные продукты и смеси на молоке. Пришлось искать людей, кто держит коз. Мальчика стали поить козьим молоком, и уже через месяц Семена было не узнать: появились пухлые щечки, животик, перетяжки на ручках и ножках, но впереди по-прежнему была долгая и тяжелая борьба за жизнь.

– Было очень тяжело, столько заболеваний у одного маленького человечка. Мы не ожидали, что будет так сложно и на этом фоне стали появляться недопонимания, ссоры. Мы в разводе уже 6 лет, но я до последних дней буду благодарна бывшему супругу, что 10 лет назад он поддержал меня и позволил стать мамой. Благодарна, что мы вместе боролись за здоровье Семы в первые годы его жизни. Он большой молодец, что до сих пор общается с сыном, ведь для Сеньки он любимый папа. Они разговаривают на свои мужские темы, у них свои секреты, – призналась Марина Лисавенко.

Мечта стать многодетной мамой не оставляла Марину. И два года назад у нее появился второй приемный сын – Мирослав. Из-за развода проблем с получением опеки не возникло.

VG306717 (1).JPG

Согласно семейному кодексу РФ, чтобы стать опекуном, необязательно быть замужней или женатым. Главные требования к потенциальному опекуну или усыновителю: быть дееспособным, несудимым, иметь место постоянного проживания с хорошими условиями и материальный достаток.

– Да, мне было страшно брать Мирослава, страшно и сейчас, что я как мать могу ему чего-то недодать. Но такой страх есть у всех родителей. Мы боимся, что из-за работы, дел по дому, не уделяем достаточно времени ребенку и терзаем себя этим. С Мирославом вообще особая история связана. Одно время в организации «Ангел-хранитель» я курировала кризисные семьи. И мать Мирослава, когда он еще был с ней, родив второго ребенка, попала с новорожденным в больницу. А меня попросили приютить мальчика на время, пока его мать будет в клинике. Мирка 10 дней у нас жил. Прошло время, я подала документы на опеку второго ребенка. Сначала хотела указать, что хочу девочку, так как мечтала о дочке Катюше, которой буду заплетать косички, но в последний момент передумала, решила, кого Бог пошлет, тот и будет младшим ребенком. И тут мне предложили оформить опеку над тем мальчиком Мирославом, который уже когда-то жил у меня. Разве это не судьба? – улыбается Марина.

VG306650 (1).jpg

Мирослав попал в детский дом в три года. Он хорошо помнил свою родную маму и сильно скучал по ней. Через полгода мать пришла за Мирославом, но уже через сутки привела его обратно. После этого мальчик пять дней не разговаривал. Он стал замкнутым и агрессивным.

VG306698 (1).JPG

– Я взяла Мирослава, когда ему было 4 года и 5 месяцев. Через полгода у него проявился синдром депривации. Это психическое состояние, вызванное лишением благ, к которым человек был привычен долгое время. В это время психика ребенка не справляется, идет процесс саморазрушения. Он был закрытым, не хотел общения. Еще через полгода, когда он почувствовал себя в безопасности, пошел обратный процесс, Мирослав стал считать себя плохим. Слава Богу, сейчас самое тяжелое позади. Мирка стал общительным, болтает без умолку. Правда, есть проблемы логопедического характера, но это все поправимо.

VG306655 (1).JPG

Сначала старший сын Марины Семен неохотно принял младшего брата. Ведь мальчик до восьми лет был единственным у мамы. Но такой настрой прошел быстро. Сейчас мальчишки вместе играют, на правах старшего брата Семен учит Мирослава жизни. Конечно, не обходится и без ссор, но ведь они мальчишки, куда уж без них.

Семен закончил третий класс. Год назад серьезно увлекся греблей на байдарках, и теперь самое страшное наказание для него, когда запрещают идти на тренировку. А на них из мальчишек делают настоящих мужчин. В свои 10 лет Семен запросто подтягивается 16 раз.

VG306723 (1).JPG

– Мы три раза в неделю тренируемся. Сначала физкультурой занимается, потом на байдарках разминочные 2 км, а после уже 7-8 км тренировочных с ускорением. Моя мечта – стать мастером спорта по гребле и, конечно, стать олимпийским чемпионом, ну или хотя бы чемпионом мира, – рассказал старший сын Марины Семен.

Если младший Мирослав знает, что он приемный сын, то Семена Марина долго готовила к сложному разговору. Выстроить диалог помог один форум, где своим опытом общения с приемными детьми делилась многодетная семья.

VG306686 (1).JPG

– Там говорилось, что в большинстве случаев, когда ребенок достигает подросткового периода, найдется «добрый» человек, который расскажет всю правду. После этого усыновленные дети зацикливаются на поиске кровных родителей. Но в результате их часто ждет разочарование. Я потихоньку рассказывала Семену об усыновлении. Началось все со сказки. Когда он был маленьким, я рассказала историю про аиста, который нес его к родителям. Но началась буря и аист заблудился, потерял ребеночка, а мы его нашли. Со временем сказка видоизменялась и сейчас вопросов про усыновление у Семена нет. Он спрашивал, кто его родители. Я честно рассказала про наркотики, показала видео о жизни наркоманов. Просьб отвезти его к родным родителям у Семена не было. В 10 лет у него сложилась своя четкая система жизненных приоритетов. Он охотно помогает старикам, подает милостыню, но не любит пьяниц и наркоманов. Говорит, у таких людей нет внутренней силы, иначе бы они жили по-другому. Семен – это моя опора, я вижу в нем защитника нашей семьи. Я уверена, он вырастет настоящим мужчиной, – обнимая старшего сына, говорит Марина.

VG306709 (1).JPG

Марина продолжает мечтать о дочке. Она надеется, что когда-нибудь в семье появится Катенька, которой она будет заплетать косички, покупать красивые платья и играть в куклы.

– У каждой мамы – свой путь к материнству. Усыновление – это возможность стать мамой, если природа не дала естественного рождения. И я рада, что за последнее время ситуация вокруг приемных семей изменилась. Если раньше на тебя могли открыто пальцем показать, то сейчас наше общество стало более лояльно относиться к опекунству и усыновлению. Дети – это счастье вселенское. Они делают тебя лучше! – подытожила Марина Лисавенко.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter