2 августа 2021

понедельник, 08:23

$

73.14

86.99

«Работали как лебедь, рак и щука». Что помешало найти живым 3-летнего мальчика под Воронежем

, Семилукский р-н, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 19563
«Работали как лебедь, рак и щука». Что помешало найти живым 3-летнего мальчика под Воронежем «Работали как лебедь, рак и щука». Что помешало найти живым 3-летнего мальчика под Воронежем
Четыре причины, которые назвали поисковики и спасатели.

Гибель трехлетнего липецкого мальчика в овраге в Семилукском районе вызвала общественный резонанс: волонтеры отряда «Лиза Алерт» обвинили СМИ в нежелании публиковать призывы присоединиться к поискам, а те, кто наблюдал за операцией из дома, заподозрили в бездействии спасателей, полицейских и военных.

Корреспонденты РИА «Воронеж» попытались разобраться, какие факторы действительно помешали найти ребенка живым и как должна строиться поисковая операция, чтобы подобные трагедии не повторились.

Потерянное время

вр.jpg

Поисками пропавших детей занимаются сотрудники полиции и Следственного комитета РФ, куда информация поступает после подачи заявления родителями. Следователи СК сразу возбуждают уголовное дело по статье «убийство» (ст. 105 УК РФ), так как она дает силовикам больше возможностей для поиска. Например, позволяет проводить дополнительные экспертизы.

Именно следователи дают поручение об оперативно-розыскных мероприятиях угрозыску полиции, а иногда и оперативникам ФСБ.

– Обычно руководитель регионального СУ СКР своим приказом создает следственно-оперативную группу. Бывает, что она сформирована заранее и действует во всех подобных случаях, – пояснил журналисту РИА «Воронеж» бывший глава СУ СКР по Воронежской области Николай Третьяков. – Все решения принимает старший группы, которого назначает руководитель. Определяется радиус поисков, кого и когда привлекать.

Обычно силовики просят помощи в поисках у спасателей, военных, волонтерских организаций, школьников, студентов и работников местного самоуправления.

Лимита по времени, за которое нужно найти пропавшего ребенка, нет. Но представители силовых структур и общественных поисковых отрядов отвечают на этот вопрос одинаково: «Чем раньше, тем лучше».

По мнению силовиков, в случае с трехлетним липецким мальчиком время было потеряно изначально. Отец, взявший сына на сенокос, обнаружил пропажу ребенка около 14:30 13 июля. Но обращение в полицию поступило только около 18 часов – мужчина пытался найти малыша самостоятельно. Первая публикация с ориентировкой появилась в липецком СМИ Gorod48 в 20:50 13 июля.

– Пока подключились оперативники, стемнело. До этого место, откуда исчез мальчик, уже затоптали, а ребенок успел уйти достаточно далеко. Потом сильный дождь, прошедший ночью, окончательно уничтожил следы. Первоначально основной версией было, что ребенок упал в одну из заросших и затопленных воронок. Главные силы бросили на проверку этой версии, – рассказал глава отряда «Поиск пропавших детей в Воронежской области» Валентин Харламов.

Недостаток добровольцев

ро.jpg

В 22 часа 13 июля на место поисков прибыли 30 добровольцев липецкой общественной организации «Поиск пропавших детей».

– Мы работаем по соглашению с липецким управлением уголовного розыска. Ориентировка на мальчика поступила к нам сразу после заявления родителей. Требовалась наша помощь в ее распространении, а также в поиске на месте. Мы искали мальчика всю ночь вместе с 15 сотрудниками районной полиции, – рассказал журналисту РИА «Воронеж» руководитель липецкого «Поиска пропавших детей» Вячеслав Телин.

Около 5:00 14 июля на место поисков прибыли добровольцы поискового отряда «Лиза Алерт», где были не только липчане, но и москвичи.

– Искали шесть дней?!! Это настоящее разгильдяйство, и за него надо строго наказывать! Тем более что ребенок умер не в первый день. Был шанс найти его живым. Я думаю, что сыграла роль недостаточная организация поисков. Страшно представить, что пережил этот мальчик.
Николай Третьяков

экс-глава СУ СКР по Воронежской области

– Тем не менее, в первые три дня (когда мальчик был еще жив – РИА «Воронеж») людей явно не хватало. Нас не было и 100 человек, хотя для эффективного прочесывания местности, перекрестной отработки квадратов поиска (когда один и тот же сектор проходят сначала спасатели, затем полицейские) надо было хотя бы 500. Погода была против нас: дожди и штормовые предупреждения, трудная местность – овраги с высокой травой, болотистые места, пролески. Все это сильно тормозило отработку каждого квадрата поиска, – объяснил Вячеслав Телин.

К 25 июля редакция РИА «Воронеж» не смогла получить комментарий о количестве полицейских, задействованных в поисках на местности. Журналисты отправили запрос в ГУ МВД по Липецкой области 20 июля.

По словам волонтеров, поиски стали по-настоящему массовыми только с пятого дня после пропажи мальчика. Сразу после получения информации, 17 июля, на место выехали 164 сотрудника ГУ МЧС по Воронежской области. Из Воронежской области в поисковой операции задействовали два квадроцикла, штабной автомобиль, автомобиль связи, автобусы, два кинологических и водолазный расчет областной аварийно-спасательной службы.

Новый толчок к поискам дала находка, сделанная липецкими поисковиками 18 июля на территории Воронежской области. Когда нашли обувь мальчика, на поиски прибыли добровольцы из Липецкой, Воронежской, Орловской областей. Поисковики обнаружили курточку малыша 19 июля. Вечером того же дня воронежский волонтер наткнулся на тело ребенка.

Техническая и материальная неподготовленность

гл.jpg

«Неужели в XXI веке у силовиков нет техсредств? Где тепловизоры, приборы ночного видения, квадрокоптеры? Получается, что искали с пустыми руками» – подобные вопросы часто звучали в соцсетях, где активно обсуждали поиски липецкого мальчика.

Корреспондентам РИА «Воронеж» не удалось получить оперативный комментарий о технической оснащенности следователей и полицейских. По словам поисковиков-добровольцев, самую мощную техническую поддержку оказал отряд «Лиза Алерт».

– У общественников были интерактивные карты, GPS-навигация. На второй день поисков на месте работал вертолет московского поисково-спасательного отряда «Ангел». От силовиков в первые дни были только кинологи с собаками. Они прибыли на место на вторые сутки. Тогда, к сожалению, уже прошел ливень. О своих техсредствах пусть скажут правоохранители. У нас же никаких тепловизоров нет. Мы их можем закупить только на собранные людьми средства, – рассказал Вячеслав Телин.

Слабая координация сил

вен.jpg

Самым главным в успешных поисках детей силовики и руководители общественных поисковых отрядов считают быстрое и правильное развертывание полевого штаба и работу координационного центра.

– К сожалению, этого на месте поисков мальчика не было, – комментирует Вячеслав Телин. – Не было четкого межведомственного взаимодействия. Мы работали как лебедь, рак и щука. В результате упущенное время и смерть ребенка. Поисковые отряды – это всего лишь помощь силовым структурам. Мы можем выполнять задачи, но не ставить, вести поиск, но не определять их зоны. А получилось, что нам самим пришлось проводить анализ полученной информации. Общественники никогда не смогут заменить профессионалов силовых ведомств.

– Критиковать «задним умом» всегда просто. В таких поисках не бывает все гладко и четко. Они достаточно редки, и слишком много вводных. Тем более, поиски таких маленьких детей. Ведь предугадать действия ребенка практически невозможно, дети оставляют еле заметные следы. Видимо, мальчик испугался и прятался, он не мог не слышать голоса, звук машины, но к людям не вышел. Я думаю, что к такому исходу привели стечение обстоятельств и нехватка людей в первые три дня.
Валентин Харламов

лидер отряда «Поиск пропавших детей в Воронежской области», частный детектив и бывший работник правоохранительных органов

Малыш потерялся близко от границы с Воронежской областью. Казалось бы, мальчика должны были искать удвоенными силами, подключая оперативные службы обоих регионов. По данным пресс-службы ГУ МВД по Воронежской области, информация о потерявшемся ребенке появилась у воронежских полицейских только 14 июля. Полномасштабные поиски в Семилукском районе начались 15 июля. Воронежские спасатели подключились 17 июля.

По словам сотрудника ГУ МЧС по Воронежской области (мужчина согласился общаться только на условиях анонимности), до этого воронежские спасатели неоднократно звонили и предлагали помощь липецким коллегам, но им отвечали, что справляются своими силами.

Контекст

Мальчик, которому было 2 года и 10 месяцев, пропал в селе Михайловка Липецкой области в четверг, 13 июля. Отец взял малыша с собой на сенокос. Пока мужчина работал, мальчик сидел в кузове мотоблока. Около 14:30 отец пришел проведать ребенка и не нашел его на месте. Родственники обратились в полицию. Следователи возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего). 

Поиски ребенка длились шесть дней. Первый результат появился вечером во вторник, 18 июля, когда волонтеры нашли шлепанец, который потерял ребенок. На следующий день обнаружили еще один тапочек, куртку и две лежки

Мертвого мальчика нашли в 17:10 среды, 19 июля. Тело обнаружил один из воронежских волонтеров в овраге недалеко от села Голосновка Семилукского района. По предварительным данным, малыш умер от обезвоживания на третий-четвертый день после того, как заблудился. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: