Воронежский бизнесмен Михаил Сурин попросил суд об условном сроке для себя. Сурин выступил с последним словом в Ленинском райсуде в четверг, 28 апреля. Бизнесмен признал, что совершил несколько роковых ошибок, неосторожно обращаясь с деньгами Александра Кержакова, инвестировавшего в нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в Панинском районе Воронежской области. Завод так и не достроили, а силовики вменили Михаилу Сурину мошенничество в особо крупном размере.

Сурин отметил, что неоправданно доверял депутату облдумы Руслану Лесных, гендиректору ООО «Модуль» Александру Махине и учредителю фирмы Евгению Ванину, которые фактически распоряжались средствами Кержакова. Подсудимый пообещал футболисту передать право требования денег и их возврат до конца 2019 года.

Лейтмотивом выступления Михаила Сурина стало признание череды ошибок, из-за которых Александр Кержаков лишился возможности вернуть 304 млн рублей. Сурин, занимавший пост директора ООО «Модуль», убеждал суд, что принимал решения не он, а реальное руководство фирмы.

– Я понимаю, что недостаточно заботился о деньгах Кержакова. Когда Кержаков стал высказывать недовольство, я обратился к Лесных (бывший депутат Воронежской облдумы, который, как следует из материалов дела, предложил Кержакову вложить деньги в НПЗ – РИА «Воронеж»), но он не посчитал нужным что-то делать. Я должен был на этом этапе самостоятельно собрать все документы и передать их вместе с правами требования. Моя вина заключается в том, что я этого не сделал из-за того, что возможность диалога с футболистом была полностью утрачена. В то время Лесных убеждал меня, что сам разберется в ситуации, если я передам долю Ванину. Безусловно, я не должен был передавать эту долю в основном капитале Ванину. На тот момент можно было рассчитывать, что Ванин сам передаст долю. Я сделал еще большую ошибку, подписав соглашение о новации (соглашение сторон о замене одного обязательства другим – РИА «Воронеж»). В результате его подписания срок возврата по договорам займа был отложен на 8-10 лет. У меня тут не было ни малейшей заинтересованности, – подчеркнул Сурин.

По словам подсудимого, соглашение сделало невозможным участие Кержакова в управлении ООО «Модуль» и лишило право взыскивать деньги с компании в короткие сроки. Михаил Сурин объяснил, что после подписания соглашения руководство «Модуля» отстранило его от участия в делах компании, а в апреле 2014 года его арестовали по делу о мошенничестве. Бизнесмен заявил, что пытался наладить контакт с Кержаковым и уступить ему право требования средств, вложенных в НПЗ. Однако футболист требовал «живых» денег, а их у Сурина уже не было.

– Я искренне раскаиваюсь, что подписал соглашение о новации и договор купли-продажи 85% долей. Во время суда мне через защитников удалось убедить учредителей ООО «Модуль» и директора сократить срок возвращения средств до 31 декабря 2019 года, а также передать мне 50% долей в основном капитале ООО «Модуль», – уточнил Сурин.

По его словам, это дало ему возможность передать Кержакову право на получение средств в качестве возмещения ущерба.

Михаил Сурин попросил у Александра Кержакова прощения и попросил суд о милосердии. Голос у подсудимого заметно дрожал.

– От моих действий пострадал не только Кержаков, но и мои близкие. Прошу не наказывать меня строго. Если вы считаете, что я заслуживаю наказания, то примените ко мне условное. Я обещаю, что вернусь к тому, что хорошо умею – лечить людей. Меня ждут в клинике. За два года жизни в тюрьме я переосмыслил ценности и понял, что основное мое богатство – моя семья. Прошу не лишать меня самого дорогого, что у меня есть, – завершил последнее слово Сурин.

В прениях гособвинитель Денис Гриценко напомнил, что мошенничество в особо крупном размере, которое вменили Сурину следователи, предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы. Гриценко предложил смягчить его – до 5 лет в колонии общего режима. Гособвинитель указал на то, что Сурин воспитывает малолетних детей, не был судим, имеет три высших образования и хорошие характеристики, пытался возместить вред потерпевшему, предложив Александру Кержакову долю в НПЗ. По мнению прокурора, Сурин хотел заработать деньги своим трудом, но «свернул с верного пути». Адвокат Кержакова Александр Ерошенко зачитал письмо футболиста, в котором форвард швейцарского «Цюриха» заявил, что Сурин заслуживает «самого жесткого наказания». Ерошенко попросил приговорить воронежского бизнесмена к 9 годам колонии. Адвокат подсудимого Николай Алимкин указал на то, что деньги, которые инвестировал Кержаков, на самом деле вложены в завод, а в действиях Сурина нет состава преступления.

После последнего слова Михаила Сурина судья Игорь Федотов удалился в совещательную комнату. Оглашение приговора состоится вечером 28 апреля.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter