Прения сторон по делу о хищении 304 млн рублей у нападающего сборной России Александра Кержакова прошли в Ленинском райсуде Воронежа во вторник, 26 апреля. Защита бизнесмена Михаила Сурина, обвиняемого в мошенничестве, заявила, что в его действиях нет состава преступления. Адвокат Кержакова в свою очередь попросил для Сурина «максимально жесткого наказания», а гособвинение настаивало на 5 годах колонии общего режима.

В начале заседания адвокаты Михаила Сурина указали суду на процессуальные нарушения. По мнению защиты, срок предварительного следствия по делу продлевали незаконно, а обвинение Сурину следователи предъявили несвоевременно. Адвокаты попросили вернуть дело в прокуратуру. Судья Игорь Федотов, выслушав их доводы, отклонил ходатайство.

В прениях гособвинитель Денис Гриценко отметил, что вина Михаила Сурина полностью доказана. Гриценко напомнил, что мошенничество в особо крупном размере, которое вменили Сурину следователи, предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы, однако предложил смягчить его – до 5 лет в колонии общего режима. Гособвинитель указал на то, что Сурин воспитывает малолетних детей, не был судим, имеет три высших образования и хорошие характеристики, пытался возместить вред потерпевшему, предложив Александру Кержакову долю в нефтеперерабатывающем заводе (НПЗ). По мнению прокурора, Сурин хотел заработать деньги своим трудом, но «свернул с верного пути». В заключение Гриценко попросил суд не снимать арест с имущества ООО «Модуль» – впоследствии оно может быть использовано для возмещения ущерба.

Адвокат Кержакова Александр Ерошенко зачитал письмо футболиста, в котором форвард швейцарского «Цюриха» заявил, что Сурин заслуживает «самого жесткого наказания». Ерошенко попросил приговорить воронежского бизнесмена к 9 годам колонии.

– Сурин воспользовался доверием Кержакова, похитил денежные средства у потерпевшего на сумму 304 млн 569 тыс. 500 рублей и распоряжался ими по своему усмотрению. Оформление и внесение денег в ООО «Модуль» от имени Сурина свидетельствует о наличии изначального умысла по хищению денег у футболиста, – пояснил Ерошенко.

Адвокаты Михаила Сурина настаивали на том, что в действиях бизнесмена нет состава преступления.

– Мошенничество предполагает хищение, то есть намерение обратить в свою собственность имущество потерпевшего. Анализируя материалы уголовного дела, мы понимаем, что нет ни одного письменного документа, из которого бы следовало, что Сурин обещал Кержакову долю (в НПЗ – РИА «Воронеж»), – отметила адвокат Олеся Алимкина.

По мнению защиты, обвинение строится только на показаниях потерпевшего. Кержаков изначально говорил, что инвестировать в НПЗ в Воронежской области ему предложил депутат Воронежской облдумы Руслан Лесных. Допросить бывшего парламентария суд не смог – где находится Лесных, приставы так и не выяснили. Понимая, что Лесных ушел от ответственности, Кержаков решил переложить всю вину на Сурина, заключил адвокат Николай Алимкин.

– Сурин не был организатором схемы по хищению средств и не был инициатором привлечения денежных средств потерпевшего. Сурин не решал, как и куда тратить эти деньги. Кержаков хотел вложить деньги в завод – они вложены. Прибыль потерпевший смог бы получать после того, как заработал завод, – подчеркнул адвокат Алимкин.

Жена Михаила Сурина, Юлия Прокудина, заявила в суде, что «ни одного рубля у потерпевшего» ее супруг не похищал.

Следующее заседание в Ленинском райсуде пройдет 28 апреля. Михаил Сурин выступит с последним словом, после чего суд огласит приговор.

Контекст

Из материалов уголовного дела следует, что футболист сборной России Александр Кержаков (сейчас выступает за швейцарский «Цюрих») в январе 2011 года в Арабских Эмиратах познакомился с депутатом Воронежской облдумы Русланом Лесных. Лесных предложил Кержакову инвестировать деньги в НПЗ в Воронежской области. Строительством НПЗ в Панинском районе занималось ООО «Модуль», которое возглавлял Михаил Сурин. «Модуль» получил от футболиста несколько траншей, однако НПЗ фирма так и не построила. Следствие пришло к выводу, что Сурин присвоил деньги.

По заявлению Кержакова силовики в Санкт-Петербурге возбудили уголовное дело. Сурина задержали весной 2014 года – вместе с персональным менеджером футболиста в «Газпромбанке» Владимиром Багаевым. Кержаков утверждал, что деньги с его счета списывали без ведома владельца. Следователи предъявили Сурину обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Обвинение Багаеву впоследствии переквалифицировали на подделку документов, в марте 2016 года суд признал его виновным, но освободил от наказания из-за истечения срока давности.

Сурин и Багаев утверждали, что Кержаков добровольно инвестировал в строительство НПЗ и сам подписывал документы. Защита Сурина указывала суду на то, что футболист вложился в воронежский бизнес из-за бракоразводного процесса, чтобы вывести деньги со счетов. Экс-супруга игрока сборной России Мария Кержакова во время допроса в суде встала на сторону бывшего мужа, заявив о раздельных счетах и брачном контракте.


Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter