28 октября 2021

четверг, 10:04

$

69.81

81.03

«Она звала меня сегодня ночью». Пенсионерку из Воронежа осудили за смерть 98-летней матери

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 16592
«Она звала меня сегодня ночью». Пенсионерку из Воронежа осудили за смерть 98-летней матери «Она звала меня сегодня ночью». Пенсионерку из Воронежа осудили за смерть 98-летней матери
Пожилая женщина отправится в колонию общего режима

Воронежский областной суд с участием присяжных заседателей поставил точку в деле 69-летней пенсионерки, обвиняемой в убийстве своей 98-летней матери. Судьи «с улицы» еще летом признали женщину виновной в убийстве, но с оговоркой: «достойна снисхождения».

Судья Ольга Шингарева не раз переносила дату приговора: сначала заболела представитель потерпевшей, затем гипертонический криз случился у обвиняемой. Наконец, в среду, 22 сентября, заседание состоялось.

Обвинение просило для подсудимой 10 лет лишения свободы. Защита настаивала на убийстве по неосторожности и просила условного наказания. Вердикт судьи – 8 лет в колонии общего режима.

Подробнее о том, чем закончилось разбирательство семейной драмы, – в материале РИА «Воронеж».

«Уже забираете?..»

Огласив приговор, судья обратилась к подсудимой с традиционным вопросом: понятен ли он ей. Женщина стояла будто оглушенная, а потом неопределенно пожала плечами. Беспомощно уставившись на своего адвоката Марину Белоус, шепнула: «Что это значит?». «Мы все поняли», – торопливо ответила за свою доверительницу защитник.

К бабушке подошли два судебных пристава – охранника. Пенсионерка застыла в той позе, в которой ее настиг приговор: «Уже забираете? О боже, а я сумку с лекарствами забыла».

На утреннее заседание бабушка явилась во всеоружии – с вещами первой необходимости и мешком лекарств. Но после трехчасового перерыва на оглашение приговора вернулась почему-то с пустыми руками. Видимо, то, что ее заберут прямо из зала суда, все же не укладывалось в голове.

– У нее онкология, астма, гипертония, диабет, – перечисляла Марина Белоус, – ей в тюрьме не выжить.

Когда подсудимой предоставили последнее слово, та попросила «проявить снисхождение»:

– У меня сын-инвалид. Он на стройке разбился, ему трепанацию черепа делали. А тут он еще ногу сломал, ему операцию должны делать – кто к нему в больницу придет?

Женщина настаивала на своей невиновности и твердила про столик с острыми углами, который отлетел на полтора метра после падения матери с кровати. А еще – про свою больную спину – как ее скрутило, когда женщина пыталась поднять упавшую родительницу. Из-за этого, дескать, и тащила ее по полу, вниз лицом.

Год назад

Несчастье произошло поздно вечером 26 сентября 2020 года в одном из домов на Ленинском проспекте. Левобережная подстанция «скорой» зафиксировала вызов в самом начале двенадцатого. Женщина на том конце провода сообщила диспетчеру, что умерла ее мать 1922 года рождения.

У бабушки столь почтенного возраста был целый букет заболеваний. Кроме того, родственники называли ее «хрустальной» – из-за возрастной хрупкости костей она постоянно себе что-нибудь ломала. Смерть по неестественным причинам – последнее, что могло прийти в голову в данных обстоятельствах. Однако то, что увидели два фельдшера, которых отправили на констатацию смерти, повергло их в шок. Бабушка в крайней степени истощенности (32 кг при росте 152 см) была вся в синяках и ссадинах. Участковый, явившийся по этому адресу с той же целью, что и медики, застал дочь умершей за странным занятием: пенсионерка замазывала тональным кремом шишку на лбу матери.

Если пожилой человек умирает у себя дома (а бабушка жила у дочери уже несколько лет), то, как правило, на вскрытие его тело не направляют. Но синяки и тональник насторожили участкового, и он распорядился сделать вскрытие. Заключение судмедэксперта заняло десяток страниц. Кроме множества синяков и ссадин разного размера, был обнаружен перелом носа и еще 10 ребер. Одно из них проткнуло левое легкое. В заключении о причинах смерти специалист указал: «пневмоторакс». Кроме того, почти на всем теле обнаружились следы тонального крема, которым, вероятно, пытались замазать многочисленные увечья бабули.

На следующий день к ее дочери явились правоохранители. По факту смерти возбудили уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии). Женщина не стала отрицать свою вину. В своем чистосердечном признании она рассказала, что побила мать сгоряча – та ее разозлила, в очередной раз свалившись с дивана. Дочери с больной спиной нужно было вновь затаскивать туда бабулю.

На суде пенсионерка от сказанного на камеру отказалась. Заявила, что якобы следователь угрозами заставила ее написать явку с повинной, она написала под диктовку и подписала, даже не читая.

Почти год следствия женщина провела дома под подпиской о невыезде.

Судья Ольга Шингарева
Судья Ольга Шингарева

«Она уже отмучилась, а я нет»

Перед началом последнего судебного заседания пенсионерка поговорила с журналистом РИА «Воронеж».

– Мама снится мне часто, звала вот сегодня ночью. Пришла и резко так окликнула: «Валя!» Она-то уже успокоилась и отмучилась, а я вот нет. Год таскают по этим заседаниям, и непонятно, чем все закончится. Я такой больной человек, что я буду делать в тюрьме?- всхлипывала бабушка.

Из-за матери ей пришлось оставить работу. Да и здоровье подвело.

Женщина призналась, что всю жизнь за кем-то ухаживала:

– То за свекровью умирающей, то за свекром, потом муж раком заболел и тоже тяжело уходил. Потом вот восемь лет – за мамой. Сын у меня инвалид, и за ним тоже надо следить. Никто на меня никогда не жаловался, я никого не обижала – и вдруг вот такое на старости лет... Я забрала маму к себе в 2012 году. До этого она жила в частном доме без удобств, потом сломала шейку бедра и полтора года была прикована к постели. Из больницы я привезла ее к себе. Мы жили вдвоем с сыном в трехкомнатной квартире. Сын и мама неходячая – не могла же я разорваться, чтобы за ними ухаживать? У меня были еще два брата, но они к тому времени умерли, так что кроме меня за мамой было некому присматривать.

Пенсионерка рассказала, что, едва оправившись после перелома шейки бедра (через полтора года смогла передвигаться по дому с ходунками), ее мать сломала несколько ребер, потом руку, а в конце 2019 года падение с дивана ранним утром закончилось для нее переломом ноги.

На вопрос журналиста РИА «Воронеж», не было ли мысли отдать мать в дом престарелых, женщина кивнула: «Я интересовалась, как это сделать, но мне сказали, что у мамы нет никаких шансов туда попасть – очередь большая, и выбирают того, у кого пенсия побольше».

«Слишком обескуражены»

Представитель потерпевшей – двоюродная сестра погибшей старушки – попросила суд выносить приговор без нее и ходатайствовала о проявлении гуманности. Трактовать как несчастный случай, учесть возраст подсудимой, ее многочисленные заболевания – и не лишать свободы.

Однако против версии «несчастный случай» была экспертиза повреждений.

Обвинитель
Обвинитель

Судья Ольга Шингарева учла все смягчающие обстоятельства в деле: отсутствие судимостей в прошлом, явку с повинной, сотрудничество со следствием, слабое здоровье, наличие сына-инвалида. Обвиняемой назначили минимальное из возможных наказаний.

Ее адвокат Марина Белоус призналась журналисту РИА «Воронеж», что не знает, будут ли они подавать апелляцию:

– Пока мы слишком обескуражены приговором и будем решать, что делать дальше.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: