Юристы регионального управления Минюста ходатайствовали о проведении лингвистической и психологической экспертизы материалов воронежского Центра защиты прав СМИ Ленинском райсуде в четверг, 10 сентября. По мнению представителей ведомства, такое исследование подтвердит, что медиаюристы, получающие зарубежное финансирование, использовали его для «политической деятельности», а у Минюста были основания для включения Центра в список иностранных агентов. Именно это решение оспаривает Центр защиты прав СМИ. Его руководитель Галина Арапова намерена предложить суду «неангажированных» экспертов, так как представители Минюста хотели провести исследование в экспертном центре самого ведомства.

В Ленинском райсуде Центр защиты прав СМИ оспаривает законность акта проверки организации региональным управлением Минюста на наличие признаков политической деятельности. Зимой 2015 года на основании этого документа ведомство признало Центр иностранным агентом и через суд оштрафовало медиаюристов на 300 тыс. рублей за невхождение в реестр добровольно. Это решение Центр защиты прав СМИ оспорил в Центральном райсуде.

На суде в четверг Галина Арапова пояснила, что центр не оспаривает факта получения денег и открыто публикует всю отчетность по расходованию зарубежных грантов. Но возражает против оценки его деятельности как политической. По словам медиа-юриста, эта оценка базируется на единственном основании – на акте просмотра сайта организации, подписанном в том числе заместителем руководителя центра по противодействию экстремизму областного ГУ МВД Андреем Романовым. Этот акт медиаюристы считают незаконным.

Представители Минюста в свою очередь заявили ходатайство о назначении судебной лингвистической и психологической экспертизы, которая, по мнению сотрудников ведомства, должна подтвердить наличие признаков политической деятельности в работе Центра защиты прав СМИ. Сотрудники ведомства посчитали, что такую экспертизу должен провести воронежский региональный центр судебной экспертизы Минюста.

– Деятельность НКО является политической, если работа организации направлена на формирование общественного мнения, на вербальное и невербальное воздействие на неограниченный круг лиц в целях изменения государственной политики. Именно исследование невербального воздействия центра – это зона компетенции психологов, – пояснила в ходе слушаний заместитель руководителя регионального управления Минюста Алла Стрелкова.

Она замялась, отвечая на вопрос судьи Юрия Спицына, что же именно ведомство считает политической деятельностью в применении к медиаюристам. Чтобы дать ответчикам время на подготовку к ответу на вопрос, судье даже пришлось объявить небольшой перерыв.

В итоге Юрий Спицын назвал назначение экспертного исследования правомерным, однако призвал стороны определиться, каких именно экспертов предстоит привлекать. По мнению Галины Араповой, они должны быть «неангажированными».

– Это то, что мы сейчас будем обсуждать с коллегами до понедельника. Нам предстоит выбрать и предложить суду компетентных и никем не ангажированных экспертов. Меня искренне удивило ходатайство Минюста на проведение психологической экспертизы. Непонятно, какого рода взаимоотношения между людьми предстояло бы изучить в рамках этого дела психологам. И каким образом психолог будет оценивать наши публикации, интервью, анализ законодательства на предмет политической деятельности? Ведь речь идет о законодательном понятии политическая деятельность. Посмотрим, какую экспертизу назначит суд, – пояснила она в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж».

По ее мнению, привлекать экспертов надо было на стадии проведения проверки Центра и составления акта. Теперь же сотрудники Минюста – сторона ответчика – настаивают на заказе экспертизы своему же ведомственному экспертному центру.

– На наш взгляд, это недопустимо. Хотя сама по себе экспертиза, при условии проведения ее авторитетными независимыми экспертами, может быть, и не помешает установлению истины в процессе. Вопрос – какой неангажированной организации ее заказывать? И что она будет исследовать? Минюст предлагает исследовать их собственный акт проверки. То есть, они будут анализировать свое восприятие нашей деятельности, а не исходные публикации в СМИ и мои интервью прессе по поводу свободы слова и изменения правового регулирования работы журналистов, которые они расценили в акте как политическую деятельность всей организации? – недоумевает Галина Арапова.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter