Очередной объект спецпроекта «Легенды Воронежа» – уголок деревянного зодчества XIX века, находящийся в самом начале улицы Никитинской. Это усадебный комплекс, известный краеведам как усадьба Плотникова. Самые яркие ее объекты, стоящие на улице Никитинской, – деревянный дом №2 с мезонином и соседний двухэтажный дом №4 с кирпичным низом и деревянным верхом. В 1942 году, во время немецко-фашистской оккупации, в здании с мезонином располагался немецкий бордель, а в соседнем доме – немецкий штаб. В обоих памятниках культуры до сих пор живут люди.

Уникальное архитектурное явление

Усадебный комплекс Плотникова состоит из четырех зданий, возведенных в разное время: одноэтажный деревянный дом с мезонином, два кирпичных флигеля по улице Комиссаржевской, и двухэтажный дом № 4 по улице Никитинской.

двухэтажный флигель.jpg

Как отмечает главный специалист Государственной инспекции историко-культурного наследия Воронежской области Виктория Вырыпаева, последний, несмотря на свои внушительные размеры, считается флигелем.

– Деревянный одноэтажный дом – редкое архитектурное явление для нашего города. Уникальным его делают хорошо сохранившиеся мезонин (со стороны улицы Комиссаржевской) и мансарда (со стороны Никитинской), – говорит Виктория Вырыпаева.

Виктория Вырыпаева.jpg

Как отмечает краевед Павел Попов, в середине XIX века владельцем усадьбы был помещик Петр Иванович Хомский. Ему имение принадлежало до 1867 года. После него владельцы менялись довольно быстро. Около 1875 года жена подполковника, Марья Жданович, распорядилась построить каменный одноэтажный флигель поодаль от дома. Он стоял торцом к Тулиновскому переулку, ныне – улица Комиссаржевская. Сейчас это старейшее здание усадьбы, в котором располагается бутик. По словам краеведов, современные владельцы дома испортили его исторический облик, надстроив второй этаж.

старейшее здание.jpg

Со второй половины 1870-х годов хозяевами усадьбы были представители знаменитой дворянской фамилии – Екатерина Северцева и ее муж Александр Алексеевич, председатель Воронежского отделения Общества взаимного поземельного кредита, а ранее – мировой посредник Бобровского уезда. Он был братом выдающегося путешественника, крупнейшего исследователя Средней Азии Николая Северцева.

Главное строение усадьбы – одноэтажный деревянный домик с мезонином в стиле классицизм – был построен в 1883 году, когда хозяином усадьбы стал поручик Константин Маркович Плотников.

дом с мезонином2.jpg

Плотников служил в драгунском полку великого князя Константина Николаевича. Воевал в Крымской войне, против турок в Дунайских княжествах, участвовал в обороне Севастополя.

Как отмечает краевед Павел Попов в книге «Здравствуй, старый дом!», изначально Константин Плотников задумал построить двухэтажный дом с мезонином, каменным низом и деревянным верхом. Проект дома Плотников заказал архитектору Николаю Ястребову. Но архитектор городской управы Багалдин-Таищев «зарубил» проект. Дело в том, что строительный устав города не разрешал строить мезонины с верхними деревянными этажами. Дом пришлось возвести деревянным, одноэтажным, но с мезонином и мансардой. Стены строители обшили тесом, который под окнами выложили елочкой. Нарядное убранство дому придали карнизы на резных кронштейнах.

карнизы украшены резными кронштейнами.jpg

Мансарду дома украсили необычным полуциркульным окошком.

полуциркульное окно.jpg

Со временем Плотников построил одноэтажные каменные помещения на линии Тулиновского переулка. Сейчас в них находятся модный бар и барбер-шоп.

Бар и барбер-шоп.jpg

Деревянный дом постепенно соединился со старейшим зданием – дальним флигелем, появившимся в 1875 году при Марии Жданович.

Красивейший двухэтажный флигель, дом № 4 по улице Никитинской был построен в промежутке 1900-1903 годов, когда хозяином усадьбы был прокурор Воронежского окружного суда, статский советник Александр Осипович Либан. Здание до сих пор называют Домом Либана.

двухэтажный флигель на Никитинской, 4.jpg

Первый этаж соорудили из кирпича, а второй – из дерева. Получилось строение в неорусском стиле с элементами модерна: обильной резьбой, геометрическими декоративными формами и выступающими резными фронтонами со шпилями. Последние, увы, не сохранились.

резной декор на окнах.jpg

В начале XX века хозяева жили на втором, деревянном этаже, а прислуга – на первом, каменном. Парадный подъезд дома был со стороны Никитинской. Здесь же на втором этаже был большой деревянный балкон, который, не сохранился.

На втором этаже жили господа.jpg

На второй этаж вела предназначенная для господ парадная лестница. Она также не уцелела. Зато, стоит зайти в дом со двора, как вы увидите уцелевшую узенькую деревянную лестницу для прислуги, по которой сейчас и поднимаются на второй этаж жильцы дома. Кстати, не пустует и чердак здания – здесь тоже расположена квартира.

лестница.jpg

Знаменитые жильцы усадьбы

После Октябрьской революции 1917 года новая власть экспроприировала усадьбу Либанов. Хозяева остались жить в одной из квартир флигеля.

В усадьбу поселили ученых и педагогов Воронежского государственного университета. Те эвакуировались в Воронеж в 1918 году вместе с частью Юрьевского университета, на базе которого и был создан ВГУ. Среди жильцов флигеля был первый воронежский ректор ВГУ, историк-византолог и славяновед, искусствовед Василий Регель.

Портрет Регеля, художник Сергей Малютин.jpg

Блестящий ученый родился в семье российских немцев, учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета.

Виктория Вырыпаева2.jpg

– Именно Василий Регель сделал очень много для того, чтобы Юрьевский университет расположился в Воронеже, – отмечает Виктория Вырыпаева. – В сентябре 1918 года он был избран первым ректором ВГУ и оставался на этом посту до 1925 года. После этого он работал директором музея древностей изящных искусств ВГУ, и ему был сохранен не только прежний оклад, но и установлена персональная надбавка за заслуги перед советской высшей школой – 75 рублей. Воронеж Регель покинул в 1928 году.

В доме с мезонином жили не менее яркие личности. Например, преподаватель математики Николай Самбикин, который сочинял шуточные поэмы и играл в студенческом театре. Его квартира превратилась в литературно-музыкальный салон, в котором собирались педагоги и студенты. Среди них был студент Павел Черенков – будущий всемирно известный ученый, первый русский физик, удостоенный Нобелевской премии.

Дом с тузами

Удивительно, но во время бомбежек 1942 года деревянные строения усадьбы Плотникова уцелели. В годы немецко-фашистской оккупации в доме № 4 располагался немецкий штаб, а в доме № 2 – казино и бордель.

Дом с мезонином3.jpg

Как вспоминал воронежский строитель Соломон Вейцер, чтобы обезопасить жилье от артобстрела, стены деревянного дома немцы обставили шифоньерами, вывезенными из окрестных домов и квартир, которые покинули воронежцы. Шкафы поднимались выше конька крыши и были наполнены вынутым из мостовой булыжным камнем, кирпичом и битым железобетоном. Они стояли плотно друг к другу, без зазоров.

«Фасады были расписаны во всю высоту тузами – бубновыми, червовыми, крестовыми и пиковыми. Причем каждый имел свой цвет – желто-красный или черный, и уже можно было догадаться о назначении особняка. Так забавлялись «победители», – вспоминал Соломон Вейцер.

После освобождения Воронежа, с 1943 года, в доме № 4 расположился советский военный штаб, куда поселили семьи офицеров и солдат.

С 1943 года в доме № 4 поселилась воронежский старожил, Антонина Садковская, у которой остались яркие детские воспоминания о послевоенном быте.

Антонина Садковская.jpg

На территории двора была столовая и парикмахерская для военных. Туалет и колонка были на улице. В глубине двора домов-памятников находится скрытый от глаз прохожих крохотный старинный флигель.

старинный флигель скрытый от глаз.jpg

В нем, по словам Антонины Ивановны, находилась баня. Сейчас тут живет молодая семья.

– На въезде во двор стояли ворота с часовым, – вспоминает Антонина Ивановна.

Полвека без ремонта

Сейчас дом с мезонином, стоящий на госохране с 1987 года, находится в плачевном состоянии. Кажется, что он скоро рухнет. Не надо быть специалистом, чтобы понять, что деревянный памятник сильно обветшал. Дерево начало гнить: выложенный елочкой тес крошится, превратившись почти в труху.

Труха.jpg

Фундамент дома сильно «просел», а окна забиты изнутри фанерой. Весь фасад дома безобразно обклеен объявлениями и расписан неприличными надписями.

объявления и надписи.jpg

Несмотря на кажущуюся безлюдность, дом жилой. Большинство квартир выкупил частный предприниматель. Но в двух квартирах старинного деревянного дома все еще теплится жизнь. Хозяин большинства квартир ничего не делает, чтобы сохранить осыпающийся деревянный памятник.

Дом разрушается.jpg

– Очень жаль, что наши дома, представляющие культурную и историческую ценность, оказались никому не нужны. Семья, которая живет в доме с мезонином, специально забивает окна со стороны Комиссаржевской фанерой, чтобы никто не бросал в окно окурки. Бояться пожара, ведь здание деревянное, – говорит Антонина Садковская. – Недавно в наш дом № 4 пришлось вызывать электриков. Мне сказали: «Вы живете на пороховой бочке». Все настолько старое! Проводка буквально сыпется.

Антонина Ивановна.jpg

В доме с мезонином остался аутентичный сводчатый подвал XIX века, с крепкими стенами толщиной в три кирпича. Раньше из подвала на улицу выходили маленькие окна, которые сейчас заложены.

вход в подвал.jpg

В подвале можно увидеть старые металлические перекрытия, по всей видимости, рельсовые. Между кирпичами еще различим старый известковый раствор.

Подвал.jpg

– После войны здесь были склады для солдат, где хранили продукты, – говорит Антонина Садковская.

Двухэтажный дом-сосед № 4, построенный на 20 лет позже, выглядит ухоженнее и крепче. Здесь восемь квартир, в каждой из которых живут люди. Военных, которые здесь жили с 1943 года, со временем расселили. Отец Антонины Ивановны, которому предложили жилье в Северном районе, из центра уезжать не захотел.

– Он так и сказал: «Буду здесь умирать». Отец прожил здесь до 101 года, – вспоминает женщина.

Аккуратные окошки на втором этаже радуют глаз цветами. Кстати, здесь, в отличие от многих домов-памятников, практически нет пластиковых окон – рамы в основном деревянные.

Дом Либана окна.jpg

Сейчас в четырехэтажном красивом доме почти в каждой квартире есть удобства – туалет и ванная. Правда, разрешения на установку и подключение сантехники одной из жительниц, собственнице крохотной жилплощади, отказали, и женщина до недавнего времени ходила мыться в баню.

На втором этаже в одной из квартир уцелела редчайшая изразцовая керамическая печь. Иногда на нее приходят посмотреть экскурсанты, а художники просят запечатлеть на холсте.

По словам жильцов, несмотря на ветхость, их деревянный дом очень комфортен: зимой здесь жарко, а летом – прохладно. Единственная проблема – текущая шиферная крыша. Капитальный ремонт в доме, по словам жильцов, в последний раз проводился в далеком 1968 году.

Антонина Садковская2.jpg

– Почти полвека назад нам провели паровое отопление, воду, поставили ванны, подключили колонки, – говорит Антонина Садковская. – А вот крышу не меняли.

Антонина Садковская неоднократно обращалась к властям с просьбой отремонтировать памятник, но ответ всегда получала один ответ: «Денег на ремонт дома нет».

Жильцы бывшей усадьбы Плотникова помнят, как на фоне их домов проходили съемки художественного фильма «Певучая Россия». Это была картина о жизни воронежского музыканта, собирателя русских народных песен и основателя русского народного хора Митрофана Пятницкого. Его роль сыграл Юрий Соломин. 

кадр из фильма Певучая Россия.jpg
Кадр из фильма «Певучая Россия»

«Неужели уникальный уголок деревянного зодчества, который вдохновил кинематографистов, канет в вечность, так и не дождавшись ремонта?» – задаются вопросом воронежцы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter