Гандболисты «Энергии» готовятся к домашнему матчу с краснодарским «Скифом», который состоится в среду, 27 апреля, на фоне финансовых проблем. Ради экономии денег на аренду зала команда перешла на режим четырех тренировок в неделю, хотя раньше проводила по два занятия в день.

По словам главного тренера «Энергии» Сергея Макина, игроки не получают зарплату уже семь месяцев.

– Все началось в 2015 году – нас лишили бюджетного финансирования. Однако команду не бросили. Руководство региона нашло для нас спонсоров. Какие-то деньги выделялись, но совсем не в том размере, который необходимо для нормальной работы клуба. Нас покинули восемь человек. Чтобы быть в числе шести лучших команд России, «Энергии» с учетом затрат на основной и дублирующий составы нужно около 40 млн рублей. Для пребывания в нижней части турнирной таблицы – около 30 млн. Если выступать не в Суперлиге, а Высшей лиге, сумму можно делить надвое. Но Высшая лига – совсем не то, – объяснил Макин.

 
 

Из-за сложной финансовой ситуации команда не смогла пройти полноценную предсезонную подготовку. «Энергия» не проводила спаррингов, не участвовала в товарищеских турнирах.

– Мы провели один сбор по общефизической подготовке – и все. Специальной физической подготовки, то есть работы с мячами, уже не было. И мы начинали чемпионат фактически с листа. Не было возможности просмотреть молодежь, наиграть связки в основном составе, – рассказал тренер.

Из-за проблем с деньгами «Энергия» дважды в течение сезона переносила встречи предварительного этапа. Однако в апреле, когда стартовали игры за 7-12 места Суперлиги, возможности переноса нет, и клуб проигнорировал выездную встречу в Челябинске.

– Пропуская выездные матчи, мы не экономим. Клубу засчитывают техническое поражение, выписывают штраф на сумму, сопоставимую с той, которая была нужна на поездку в Челябинск. Если мы пропустим еще один выездной матч, нас могут снять с розыгрыша. А не уплаченные клубом штрафы так и останутся на нем висеть. И «Энергию» признают банкротом. Это реально, к сожалению. И команда, в которой 80% воронежских ребят, разъедется в другие города. Их жены и девушки уедут с ними, там они создадут семьи и будут работать на благо другого региона. Это беда. При этом средства на подготовку этих ребят в детско-юношеских гандбольных секциях тратила Воронежская область, – посетовал Макин.

 
 

Из-за невыплаты зарплат большинство гандболистов нашло вторую работу. Иногда им приходится пропускать тренировки.

Бывает, что игрок не может прийти на тренировку. Он звонит и говорит: «Я работаю». Сегодня на тренировке нет одного из гандболистов – он сейчас везет в другой город хлеб. Почти все работают – менеджерами, экспедиторами. Кто-то продает квартиры, некоторые таксуют. В советские времена по вечерам после учебы разгружали вагоны, у нас сейчас ребята вкалывают после тренировок. И мы еще умудряемся одерживать победы. Парни из «Сунгуля», которые получают зарплату, после поражения не могли понять, что произошло,
Сергей Макин

главный тренер «Энергии»

Матчи гандбольного клуба проходят в спорткомплексе «Энергия», который не отвечает требованиям Суперлиги. Но в Воронеже больше играть негде, объяснил наставник команды.

 
 

– В спорткомплексе «Центральный» довольно скользкое покрытие. Там, где играют баскетболисты, нам выступать нельзя – в гандболе используется липучка для того, чтобы мяч не скользил в руках. После гандбольного матча на полу остаются следы, которые нужно будет отдирать. И мы понимаем, что, выступая в «Энергии», мы не можем рассчитывать на то, что наши игры будут выглядеть, как яркое шоу. С такой вместимостью зала больших денег не соберешь. Нам сложно сделать шоу, раскрутить команду. У нас нет денег на то, чтобы нанять пресс-атташе, который бы нормально занимался позиционированием клуба. Нет никакой рекламы. И как говорить об этом, когда нет самого необходимого – тренировочной формы, нормального тренажерного зала, – посетовал Сергей Макин.

 
 

Клубы Суперлиги проводят матчи чемпионата, используя новые мячи. «Энергия» на домашних матчах играет теми же мячами, с которыми тренируется. На некоторых из них почти полностью стерлось покрытие. После каждого матча гандболисты собирают мячи и долго сдирают с них «липучку».

 
 

– Мы надеемся на то, что все наладится, – отметил гандболист «Энергии» Виктор Грузинский. – Для Воронежа «Энергия» все же является особой историей. Была «бронза» элитного дивизиона, были еврокубки. У нашего гандбола есть традиции. В таком большом городе должна быть команда Суперлиги, мне кажется. Сам я все еще здесь из-за любви к нашему виду спорта. Заработать гандболом сложно, все в команде как-то крутятся, чтобы прокормить семью. Ради денег я нашел вторую работу – я риэлтор, продаю квартиры. Времени на все хватает с трудом – у нас же тренировки, выездные матчи. Мне повезло, директор очень хороший человек, идет мне навстречу. И сотрудники агентства ходят на матчи, болеют за меня. Начальство даже было бы не против спонсировать «Энергию», но фирма у нас пока совсем небольшая. Я думаю, что буду играть за клуб, пока он жив, какое бы ни было финансовое положение. Если «Энергию» не закроют, я буду за нее играть.

 
 

До конца сезона команде осталось провести семь матчей, из которых три – выездные. Вероятность того, что «Энергия» сможет отправиться в Волгоград, Снежинск и Краснодар, уменьшается с каждым днем.

Вы думаете, мы готовим гандболистов? Смотрите шире – мы воспитываем молодежь, патриотов своего региона, страны. Мотивировать игроков выкладываться на тренировках и в матчах бесплатно – очень непросто. Но я говорю парням: «Кроме нас, некому». И они бьются. А дома жены и подруги говорят некоторым: «Зачем тебе все это? Кому это нужно?». Все, кто остался в команде, несмотря ни на что – энтузиасты, неравнодушные люди. Сейчас ребята выходят на матчи, словно артисты, абсолютно абстрагируясь от домашних проблем. Про актеров говорят: «Не выйдет на сцену только в случае смерти». Что-то подобное можно сказать и о нашей команде,
Сергей Макин

 


Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter