Общественные слушания по поводу строительства крематория в Воронеже прошли в Доме архитектора в среду, 18 мая. Зал – на слушания пришли более 80 воронежцев – разделился на сторонников и противников проекта. Корреспонденты РИА «Воронеж» собрали и обобщили основные доводы за и против крематория.

Проект

Инвестор – Воронежское похоронное бюро – на слушаниях озвучил параметры проекта. Представитель компании Константин Кучеренко сообщил, что крематорий площадью 800 кв. м появится на территории Юго-Западного кладбища. Размер санитарно-защитной зоны до жилой застройки должен быть не менее 500 м, так как инвестор запланировал строительство крематория с одной печью. По факту до ближайших жилых домов в микрорайонах «Новый Бомбей» (дома с дробью на ул. 9 Января, 233) и «Скандинавия» (новостройки в районе пер. Газовый и пер. Автоматчиков) – 700 м и 900 м соответственно, отметил Кучеренко.

Проект крематория в Воронеже
 

В крематории планируется использовать оборудование, которое специально для воронежского проекта закажут в Чехии. Если вопрос о начале строительства будет решен положительно, объект появится в течение года. За этот срок инвестор намерен возвести одноэтажное здания и подготовить оборудование.

Доводы за строительство крематория

Исторически подобранное место

Главный архитектор Воронежа Антон Шевелев призвал обратиться к разработанному еще в 1970-е годы генплану города. В 70-е появилось Юго-Западное кладбище, где городские власти впоследствии планировали построить крематорий. От идеи пришлось отказаться из-за нехватки средств.

– Корректировки и изменения в генплан вносятся каждые 20 лет. Если ведущие проектировщики «Воронежпроекта» предусмотрели развитие Юго-Западного кладбища, то, естественно, они учитывали перспективы развития города на ближайшие 25-50 лет. Изначально на этой территории было заложено кладбище, и заложено не бездумно. А в 80-х годах было заложено проектирование крематория на территории Юго-Западного кладбища, – сказал Шевелев.

Участок, который мэрия намерена отдать под крематорий
 

Главный архитектор города напомнил, что при получении разрешения на строительство инвестор должен пройти государственную экспертизу, получить санитарно-эпидемиологические заключения, предусмотреть соблюдение СНиПов, СанПиНов, технических регламентов, поэтому окончательное решение не во всем зависит от желания властей, подчеркнул Шевелев.

Многих воронежцев смущает труба крематория, которую будет видно издалека, заметил директор МКП «Управление главного архитектора» Максим Яровой.

– Но трубы не будет: здание крематория скорее будет похоже на офисное здание. Если вы не знаете, что там находится, вы никогда не подумаете, что это крематорий, – заверил Яровой.

На участке, где власти запланировали строительство крематория, находится несанкционированная свалка строительного мусора и бытовых отходов, которые оставляют горожане, проезжающие мимо кладбища.

Снижение экологической опасности

Сторонником строительства крематория в Воронеже стала эколог Виктория Кожанова. Кожанова отметила, что кремация считается наиболее «чистым» способом захоронения умерших, поскольку не загрязняет источники питьевой воды, продукты сгорания от работы печей крематория гораздо чище, чем от работы систем отопления жилых домов и деятельности промышленных предприятий.

– Ключевое значение для окружающей среды имеет выбранное оборудование. В воронежском крематории будет установлено чешское оборудование, состоящее из двух камер сгорания. В первой будет происходить основной процесс сжигания, во второй – камере дожига – будут уничтожаться образовавшиеся продукты горения, – объяснила Кожанова.

По ее словам, если сравнить выбросы от крематория с выбросами от автотранспорта, суточный объем выделяемого оксида углерода и двуокиси азота от одной печи соответствует выбросам 250 легковых автомобилей, работающих на бензине класса Евро-5.

– В почве кладбища могут находиться и передаваться человеку возбудители многих инфекционных заболеваний. Они сохраняются в почве очень долго, несколько десятков лет. В течение этого времени возможно проникновение микроорганизмов в грунтовые и поверхностные воды. Если сравнивать кремацию с классической гумацией, то безусловное преимущество за кремацией, – сказала Виктория Кожанова.

Рациональное использование земли

Один из доводов в пользу строительства крематория в Воронеже, который привел инвестор в проектной документации – возможность сократить площадь земель, выделяемых под кладбища. Некоторые воронежцы, принявшие участие в обсуждении проекта, поддержали этот пункт.

– Мы всегда стремимся к европейским стандартам и часто выбираем те, которые не очень положительно влияют на нашу жизнь. Строительство крематория – это тот опыт, который скажется только положительно. Европа не тонет в кладбищах, и это хорошее подтверждение, что крематорий нам необходим, – заявил воронежец Денис Захаров.

Проект крематория в Воронеже
 

Правозащитник Игорь Чебунин привел собственные расчеты, доказывающие, что крематорий в Воронеже должен быть гораздо больше, чем тот, который запланировал инвестор. Чебунин привел данные Воронежстата, согласно которым в 2015 году в Воронеже умерли 23 тыс. человек –около 50 в сутки. Пропускная способность крематория определяется из расчета 70 – 150 минут на одну кремацию – 16-20 тел в сутки, то есть 30-34 умерших не смогут быть кремированы из-за недостаточной пропускной способности крематория, заключил Чебунин.

– В миллионном Воронеже такой крематорий не справится с задачей сокращения кладбищенских площадей, и кладбища все равно будут разрастаться. Я за строительство крематория в миллионном городе, но против реализации именно этого проекта, потому что он не спасет ситуацию, – объяснил правозащитник.

Экономия денег

Житель Северного микрорайона Дмитрий Крохин сравнил стоимость традиционных похорон и захоронения при помощи кремации. По его расчетам, кремация поможет сэкономить на похоронах тем, кому не по карману традиционные ритуальные услуги.

– Средняя пенсия в Воронеже – 13 тыс. рублей, средняя зарплата – 22 тыс. Обычное захоронение оборачивается в 50-70 тыс. рублей, это большая нагрузка на семейный бюджет. Захоронение с кремацией стоит максимум 15 тыс., – сказал Крохин.

Право выбора

За строительство крематория высказался депутат областной думы, председатель совета директоров строительной компании «Инстеп» Анатолий Шмыгалев. Парламентарий рассказал, что в 1996 году работал на строительстве крематория в чешском городе Брно.

– С этого момента я понял для себя лично, что ничего плохого в кремации нет. Это нормальный способ для тех людей, которые так видят окончание своей жизни. Но у нас есть особый менталитет, который основывается на том, что не принято людей сжигать, – сказал Шмыгалев.

Депутат подчеркнул, что у воронежцев должно быть право выбора способа захоронения, однако оговорился, что крематорий – «не та единица, которая должна располагаться на первой линии как видовая точка, как место, которое в том числе должно украшать город». Анатолий Шмыгалев предложил пересмотреть место под строительства крематория и перенести его на несколько километров в сторону от магистральных дорог и жилых массивов.

Компания «Инстеп» – застройщик жилого комплекса «Скандинавия», расположенного неподалеку от Юго-Западного кладбища.

Территория вокруг кладбища не предназначалась под жилую застройку, поэтому расположение крематория именно в этой зоне оправдано, отметил директор МКП «Управление главного архитектора» Максим Яровой.

– Вокруг обозначенного участка расположена достаточно плотно застроенная коммунально-складская зона. С северной стороны расположена железная дорога и лесной фонд, в западной части коммунально-складской узел, в южной части – очистные сооружения. Примыкание к участку Юго-Западного кладбища не позволяет построить здесь объекты какого-либо другого назначения. У коммунально-складской зоны тоже есть своя охранная зона, которая, в свою очередь, тоже ограничивает продвижение жилых массивов на эту территорию. То есть этот участок никогда не сможет стать жилым, он так и останется в дальнейшем коммунально-складской зоной, – заявил Яровой.

Доводы против строительства крематория

Кремация противоречит православным традициям

На общественных слушаниях выступил секретарь Воронежской епархии протоиерей Андрей Скакалин. Представитель епархии подчеркнул, что сжигание тел умерших противоречит традициям православия.

– Позиция православной церкви относительно кремации, конечно же, отрицательная, но никаких крестных ходов и митингов мы поднимать не будем. Строить или не строить – выбор людей, – сказал отец Андрей.

Секретарь епархии отметил, что церковь не даст благословения на кремацию, если воронежцы обратятся к священникам с такой просьбой.

– Если человека могли похоронить по православному обычаю, но по какой-то причине этого не сделали, то на родственников будет наложена епитимья для исполнения поминальной службы, – объяснил Скакалин.

Загрязнение окружающей среды

Жители домов, которые находятся в непосредственной близости от кладбища, опровергли доводы эколога Виктории Кожановой, выступившей за строительство крематория. Воронежец Александр Попов напомнил, что крематорий, который планируют построить в Воронеже, относится ко второму классу опасности. По его сведениям, к этому классу относятся, например, предприятия по производству серной кислоты, склады сжиженного аммиака, скотомогильники.

Проект крематория в Воронеже
 

– Есть такое понятие, как стойкие органические загрязнители, например, те же диоксины, которые образуются при сгорании тел в крематории. Эти вещества не поддаются химическому и биологическому разложению, а остаются на территории города длительное время. Кроме того, они накапливаются в биологических объектах и способны перемещаться на большие расстояния, – сказал Попов.

Морально-этическая сторона

Многие воронежцы заявили, что им будет неприятно знать о сжигании тел умерших неподалеку от жилых домов. Отдельные участники общественных слушаний объяснили, что это оскорбляет их религиозные чувства. Жительница дома в переулке Газовый Марина Медведева заметила, что появление крематория может негативно сказаться на психическом здоровье детей.

Одиночные пикеты у Дома архитектора
Фото — Светлана Емельянова

– Я и все члены моей семьи категорически против строительства крематория на заявленном участке. Мы опасаемся, что объект может негативно сказаться на здоровье нашего маленького ребенка. Я хочу, чтобы мой ребенок рос как физически, так и психически здоровым, и не хочу, чтобы он дышал выбросами, загрязняющими воздух, и ежедневно наблюдал из окна своей комнаты дымящуюся трубу и понимал, что в данный момент там сжигают тело человека. Это может отрицательно повлиять на неокрепшую детскую психику, – объяснила Медведева.

Сложившийся менталитет

По словам горожанина Антона Виндюрина, появление в Воронеже крематория, построенного по предложенному проекту, задевает его патриотические чувства.

– Во всех источниках стоимость объекта указывалась в евро. Сегодня я понял, почему – потому что оборудование планируется приобретать западное, чешское, из страны НАТО. В России нет никакой критической зависимости от производства оборудования такого класса. Я категорически против того, чтобы проект реализовывался таким образом. Должен быть проведен открытый конкурс, и российские компании должны принять в нем участие. Я против того, чтобы в Воронеже дымила труба крематория с западным оборудованием, у меня это вызывает определенные ассоциации. Это плевок в сторону наших ветеранов, – заявил Виндюрин.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter