Воронежский театр оперы и балета начал новый год со скандала. Восемь оперных солистов написали коллективное заявление об уходе и распространили в соцсетях письмо с претензиями в адрес художественного руководителя театра Андрея Огиевского. В точках зрения участников конфликта разбиралась корреспондент РИА «Воронеж».

Претензия №1: сокращение зарплат

Основное недовольство артистов вызвало обновление персональных повышающих коэффициентов (ППК), из-за чего некоторые солисты лишились надбавки к зарплате и остались на «голом» окладе.

По словам художественного руководителя театра, которые подтвердил и директор Оперного Александр Арнаутов, ППК в театре не обновлялись уже более года. Схема начисления ППК прозрачна и включает в себя несколько статей, в том числе профессиональный уровень артиста, профессиональное отношение к выполнению должностных обязанностей (включая опоздания, прогулы, больничные), количество сыгранных в год спектаклей, отказы от исполнения ролей. Еще один фактор, влияющий на ППК, – победы на международных конкурсах.

– Большинство солистов оперной труппы получили прибавку к зарплате благодаря пересчету ППК, – заявил Андрей Огиевский. – На коэффициенты влияет совокупность факторов, поэтому тем, кто остался без прибавки, легко увидеть, почему это произошло. Сейчас не 90-е годы, когда работала схема «вы нам дайте денег – а уж мы вам устроим». Сейчас необходимо сначала выдавать продукт, а потом получать за него деньги. Поэтому чем больше артисты будут работать, тем больше они будут зарабатывать – это нормальная схема.

Андрей Огиевский
Фото — Роман Демьяненко (из архива)

Солистов такой способ начисления ППК не устроил. По их мнению, при пересчете коэффициентов нужно по-человечески входить в положение артистов. Ведущая солистка оперы Людмила Солод призналась, что артисты, подписавшие обращение, видели своей главной целью «привлечение внимания общества к нищенским заработным платам работников театра», а обновление ППК лишь усугубило эту ситуацию.

– Получается, если я сейчас уйду в декретный отпуск, мне будут платить копейки оклада, – возмутилась мастер сцены, солистка Светлана Дюдина. – А как быть, если у человека пропадет голос, из-за чего он не может петь?

Солист Уриэль Гранат участвовал в небольшом количестве спектаклей в 2015 году не по собственной воле, а потому, что оперы с его участием сняли с репертуара.

– Первый раз в этом году я выйду на сцену 27 января в «Паяцах». «Тоска»и «Царская невеста» сняты из-за неисправности декораций. Так разве моя вина в том, что мои спектакли не идут? – сказал Уриэль Гранат.

Андрей Огиевский пообещал найти средства на исправление декораций «Тоски» и других временно снятых с репертуара оперных постановок.

– Я Андрея Кирилловича в обиду не дам. При нем, наконец, оркестр стал играть чисто, распределение партий стало справедливым. При Игоре Непомнящем (бывший художественный руководитель театра – РИА «Воронеж») все эти ППК начислялись из личных симпатий. А в театре должен быть примат таланта. Эти коэффициенты подчеркивают талант и профессионализм артиста, – сказал солист оперы Александр Назаров.

Претензия №2: бездействие худсовета

В обращении, которое подписали восемь солистов, также говорилось о необходимости реформировать деятельность художественного совета театра – авторы письма выразили сожаление, что в театре «забыта прекрасная практика советских театров, где решающий голос оставался за художественным советом», в компетенции которого находились и вопросы репертуарной политики, и критерии художественной оценки спектаклей, и вопросы подбора и оценки артистической составляющей труппы. По мнению авторов обращения, сейчас все функции худсовета на себя возложил Андрей Огиевский.

Худрук пообещал, что деятельность художественного совета возобновится, но в его состав войдут не только дирижеры и режиссеры театра, но и приглашенные эксперты. Войти в состав художественного совета театра Андрей Огиевский пригласил и.о. ректора Воронежского государственного института искусств Ольгу Скрынникову, директора Воронежского хореографического училища Татьяну Фролову и журналиста и критика Татьяну Данилову.

– Приглашенные эксперты необходимы в худсовете, потому что всегда нужен взгляд со стороны. Нельзя вариться в собственном соку, – пояснил Огиевский.

Художественный руководитель также отметил, что в марте все артисты театра пройдут аттестацию, которая не проходила в Оперном более 5 лет. Оценивать мастерство оперных и балетных солистов будут приглашенные эксперты – по словам Огиевского, «выдающиеся солисты СССР и России», имена которых худрук пока не стал озвучивать.

Претензия №3: назначения за внешность

Одной из претензий, выдвинутых солистами оперной труппы к художественному руководителю, стало то, что для исполнения партий в опере «Дон Жуан», которую ставит в Оперном режиссер Камерного театра Михаил Бычков, артистов выбрали в соответствии не с голосами, а с внешними данными. По словам артистов, солист Назарий Немченко получил лирическую партию Дона Оттавио, хотя обладает более крепким тенором. Артист оформил официальный отказ от партии, на что любой солист имеет право два раза в год, однако Андрей Огиевский не принял документ.

– Назарий Немченко поступил непрофессионально. Он должен был продемонстрировать мне, как он выучил партию, на деле показать мне, что именно у него не получается, и тогда мы бы вместе приняли решение, подходит он или, действительно, нет. Это стандартная схема. Он же принял это решение самостоятельно, написал заявление – так просто не делается, – объяснил Андрей Огиевский.

Андрей Огиевский
Фото — Роман Демьяненко (из архива)

Художественный руководитель Оперного отметил, что сегодня, «в век пикселей», внешние данные артистов действительно крайне важны.

– Сегодня любого артиста на сцене можно рассмотреть буквально под микроскопом. Конечно же, важно, чтобы артист был красивым, чтобы он выглядел эстетично. Поэтому обращать внимание исключительно на голосовые данные – неправильно, – сказал Андрей Огиевский. – Тем более когда речь идет о «Дон Жуане», которого ставит драматический режиссер Бычков, у которого есть свой взгляд на то, какими должны быть артисты и мизансцены с ними.

Ведущая солистка оперы Анастасия Черноволос призналась, что работа с Михаилом Бычковым для всех артистов – новый интересный опыт.

– Сама опера «Дон Жуан» полезна солистам, так как партии в ней очень сложные, это новая ступенька для любого вокалиста. А поработать с драматическим режиссером мы все счастливы. Даже те ребята, которые подписали это обращение, ходят на репетиции, охотно участвуют в постановке, видно, что это интересно всем, – сказала Анастасия Черноволос. – Современная опера требует большей реалистичности, большей подвижности актеров. Именно рука драматического режиссера может добавить в музыкальный спектакль этой живости. Лично я готова петь и лежа, и стоя, и в подвешенном состоянии. В процессе работы я вижу, что, несмотря на уход от стандартных для оперы мизансцен, происходящее на сцене выглядит изысканно и стильно.

Ведущий солист оперы Игорь Горностаев отметил, что Михаил Бычков дает артистам большой простор для творчества, просит их импровизировать и передвигаться по сцене без четких указаний режиссера.

– Никто не заинтересован в том, чтобы спектакль получился провальным. Мы все искренне надеемся, что он станет открытием, – сказал Андрей Огиевский. – Но опять же, у нас нет морального права требовать чего-то, пока премьера не состоялась. Если спектакль получится, если он будет иметь успех, мы подадим заявку на президентский грант. А пока многие вещи мы вынуждены делать в долг.

Театр перевыполнил план по выручке

По словам директора Александра Арнаутова, с приходом нового худрука Андрея Огиевского статистические показатели в Оперном выросли по всем статьям. Вместо запланированных 20 млн рублей театр заработал более 30, вместо двух новых спектаклей выпустил шесть премьер, в том числе, впервые за много лет, две детские новогодние сказки. За прошедший год Оперный показал 245 спектаклей вместо запланированных 212, а суммарное количество зрителей превысило отметку 145 тыс. человек. Концерт «Голоса Содружества», ставший закрытием программы «Воронеж – культурная столица СНГ 2015», вошел в ТОП-20 самых посещаемых событий в театре.

Андрей Огиевский рассказал, что театр делает ставку на постановку оперы Моцарта «Дон Жуан». Кроме того, готовятся к постановке два балетных спектакля: «Светлый ручей» Дмитрия Шостаковича, который никогда не шел на воронежской сцене, и «Руслан и Людмила» Михаила Глинки, который станет балетной транскрипцией знаменитой одноименной оперы. Труппа активно готовится к проведению фестиваля «Воронежские звезды мирового балета».

– Групповое заявление об уходе – такая же эфемерная вещь, как групповое заявление о приеме на работу, – сказал Андрей Огиевский. – Если бы солисты писали личные заявления, тогда действительно можно было бы говорить о какой-то проблеме. Хотя не хочу никого обидеть, но незаменимых нет. Даже если недовольные покинут Оперный, театр от этого ничего не потеряет.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter