16 Октября 2019

среда, 18:39

$

64.25

70.85

Коммориенты в Воронеже. За квартиру, где убили двоих, борются выживший мальчик и его дядя

, Воронеж, текст — , фото — Роман Демьяненко (из архива)
  • 4050
Коммориенты в Воронеже. За квартиру, где убили двоих, борются выживший мальчик и его дядя

Мама ребенка судится с братом мужа из-за жилья.

Ирине Ш. было сложно заходить в квартиру в переулке Здоровья в Воронеже, в которой ее семья провела шесть лет. В 2016 году там убили ее мужа Юрия и его мать Тамару Андреевну. Рассчитывая на долю для сына Миши (имя мальчика изменено), Ирина договорилась, что имуществом займется брат супруга (по матери) – Руслан М. О продаже жилья женщина узнала от соседей.

На суде выяснилось, что Ирине с сыном сложно рассчитывать на имущество: с точки зрения закона Юрий и его мама погибли «одновременно», то есть юридически называются коммориентами. Сын не наследует недвижимость Тамары Андреевны, значит, внук тоже не может ни на что претендовать.

Квартирой в переулке Здоровья и жильем на улице Антонова-Овсеенко распорядился Руслан М., который живет в Краснодаре. Придется ли ему делиться с семьей убитого брата, решит суд.

Виноват алкоголь

В мае 2016 года Ирина уехала в столицу, чтобы оформить документы на свою квартиру в Москве. О гибели мужа и его матери женщина узнала от полицейских 20 мая. Неизвестный зарубил их топором и попытался избавиться от свидетеля расправы – Миши, которому было четыре года. Убийца ударил мальчика топором по голове и стал душить. Преступник решил, что ребенок умер, но он лишь потерял сознание. После этого мужчина открыл газовые конфорки и сбежал. Больше суток Миша пролежал в квартире с телами родных, а потом пришел в себя. Мальчика спасло то, что убийца забыл закрыть окно.

с места происшествия.jpeg

Подозрения пали на беженца из Украины Виктора Коваленко, с которым Юрий познакомился на улице 16 мая. Украинцу было негде жить, и воронежец разрешил ему остаться в своей квартире в переулке Здоровья. Через два дня гость хозяину надоел. Юрий потребовал у Виктора плату «за постой» – 500 рублей. Пьяный мужчина зарубил хозяина топором и собрался уходить, прихватив ноутбук. В этот момент в квартиру зашла Тамара Андреевна с внуком. Виктор Коваленко убил ее и попытался расправиться с ребенком. Если бы женщина пришла на несколько минут позже, то осталась бы жива.

Пограничники ФСБ задержали мужчину в Ростовской области на границе с Украиной 24 мая. На суде Коваленко полностью признал вину и заявил, что не пошел бы на преступление, если бы был трезвым. В октябре 2017-го облсуд назначил украинцу пожизненный срок в колонии особого режима. В Верховном суде Коваленко не смог добиться смягчения наказания.

DEM_7542.jpg

Наследство

Ирина Ш. после случившегося не заботилась о наследстве, гораздо больше ее волновало здоровье сына. У мальчика была черепно-мозговая травма, он перенес операцию.

– После смерти мужа и свекрови я моталась с ребенком по больницам, мне было некогда заниматься квартирой. Да и психологически было сложно думать о ней: именно там произошло убийство. В Воронеже у меня больше никого не было, я хотела вернуться в Москву к родственникам, которые могли помочь на первых порах. Брат мужа предложил: «Давай не будем вписывать Мишу как наследника, чтобы тебе не пришлось ездить туда-сюда». Деньги он обещал отдать после продажи жилья. Я согласилась, потому что не думала, что родственник может так с нами поступить, – рассказала Ирина.

Переехать удалось не сразу. Женщина взяла паузу, чтобы сыну не пришлось резко менять обстановку. Потом Ирина с Мишей перебрались в Москву. Мальчика еще не оформили в детский сад, поэтому женщина не могла выйти на работу. Средства нужны были, и, чтобы обставить жилье в Москве, квартиранты забрали свою мебель, оставив голые стены. О продаже квартиры в Воронеже, в которой жила их семья, Ирина узнала от бывших соседей.

– Квартиру в переулке Здоровья покупала для Юры мама. Мы въехали туда в 2010 году, сделали ремонт. Но жилье на 37 «квадратов» не было записано на мужа, его оформили на свекровь. Вроде бы Юрин брат продал недвижимость за 1,7 млн рублей в начале 2017-го. А за 2,3 млн рублей – квартиру свекрови на улице Антонова-Овсеенко. Я попросила деньги, которые он обещал. Брат мужа предложил Мише квартиру в Краснодаре. Отдаст, когда племяннику исполнится 18 лет. Я ответила: «А ничего, что ему пока четыре, и проблемы у нас сейчас?». Примерно через полгода он вышел на моего брата и предложил каждый месяц высылать по паре тысяч. Но этих денег хватило бы на один поход в магазин. Потом он пропал с радаров. Не выходил на связь, даже не поздравлял племянника с днем рождения. До этого у нас не было никаких конфликтов. Мы с Мишкой провели у них в Краснодаре лето после больницы, все было нормально. Я не верила, что дело дойдет до суда. Он же все-таки Юрин брат. Думала, что все решится между нами, – призналась Ирина.

Постепенно женщина потеряла веру в то, что конфликт можно разрешить самостоятельно. Да и все договоренности между родственниками были на словах, юридически их не оформляли. Ирина утверждает, что до сих пор не видела никаких документов о продаже квартир.

Иск в суд

В начале 2019-го женщина подала в суд иск «о восстановлении срока принятия наследства» и распределения долей имущества. На вопрос, почему не сделала этого раньше, отвечает, что нужны были деньги на адвоката.

Руслан М. на заседания не приехал. Зато прислал письменное возражение на иск. В нем мужчина сослался на ст. 1114 Гражданского кодекса РФ. По закону люди, которые погибли в один день, считаются умершими одновременно и «не наследуют имущество друг после друга, если момент смерти каждого установить невозможно». Юрий же погиб примерно на полчаса раньше матери. Имущества после мужчины не осталось. Сводный брат настаивает, что сын Юрия не может рассчитывать на долю в наследстве.

– В бумагах, которые Юрин брат прислал в суд, уже ничего не говорилось про долю сына. Никто из нас не видел документов на продажу этой квартиры. Все договоренности были на словах. Я так поняла, что если бы Юра и его мама погибли с разницей больше суток, то наш иск бы не принимали к рассмотрению. А так небольшой шанс есть. Но я даже не знаю, на что рассчитывать, – объяснила женщина.

Ирина надеется доказать свою правоту в суде и добиться доли в наследстве для Миши. Здоровье мальчика почти восстановилось. Произошла задержка в развитии примерно на полгода, но психологической травмы специалисты у него не нашли.

– Сыну бывает сложно воспринимать информацию, он быстрее утомляется. Мы больше всего боялись приступов эпилепсии: нейрохирург предупредил нас, что такие последствия могут быть. Иногда дергался глаз, бывали нервные тики. Мы обращались к психологу, но он не выявил особых проблем. Первое время сын часто вспоминал о случившемся, плакал и говорил, что скучает по папе и бабушке. Сейчас он тоже все помнит, но уже не зацикливается, – рассказала мать.

Вторая сторона конфликта – Руслан М. – видит ситуацию абсолютно по-другому. Мужчина почти 15 минут объяснял корреспонденту РИА «Воронеж» свою позицию по телефону, а потом отказался от всех комментариев.

белик1.jpg

– Нужно знакомиться со всеми материалами дела, но я думаю, что шансы выиграть большие. В статье ГК РФ, на которую ссылается ответчик, говорится: люди, погибшие в один день, «не наследуют друг за другом, если невозможно установить момент смерти каждого из них». В этой ситуации можно установить момент смерти, есть вступившее в силу решение суда по уголовному делу. Известно, что женщина была жива, когда погиб ее сын. Но очень важно, как сформулирован иск в суд. Нужно установить факт правопреемства: что по праву представления ребенок может наследовать после смерти своего отца от бабушки также, как и ее второй сын. А уже потом делить доли имущества, – прокомментировала адвокат Галина Белик.

Адвокат Станислав Рывкин пояснил, что в сложившейся ситуации умершие в один день сын и мать считаются коммориентами, то есть умершими одновременно:

photo_2019-09-30_19-23-48.jpg

– В контексте наследственного права коммориентами признают людей, способных наследовать друг за другом и умерших в один день (сутки). До 1 сентября 2016 года время наступления биологической смерти значения не имело. Лица, умершие в один день (сутки), пусть и с разницей в 15-20 часов, не наследовали друг за другом. Соответственно, и у их правопреемников право на наследование также не возникало. Той же позиции придерживались и суды. Начиная с 1 сентября 2016 года, после вступления в силу изменений в Гражданский кодекс (ст. 1114 ГК РФ), временем открытия наследства стал считаться не день смерти, а ее момент. Если в случае смерти граждан-коммориентов есть возможность установить момент смерти каждого из них, то умерший позднее, а также и его наследники, получают право претендовать на наследство за первым умершим. Однако в рассматриваемом случае внесенные в закон изменения вряд ли будут иметь значение. Поскольку, если верить ссылкам на имеющиеся документы, смерть Юрия наступила раньше смерти его матери, которой и принадлежала квартира. При этом подчеркну, что в данном случае важен именно момент наступления смерти, а не совершения действия (например, нанесения удара, в результате которого наступила смерть). Разумеется, решение в конечном счете будет выноситься судом с учетом всех имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: