Процесс по делу об убийстве в парке «Танаис» начался в Воронежском облсуде в субботу, 20 февраля. В его основу легла история о зверском убийстве 23-летнего молодого человека из-за украденного ноутбука. С Даниилом П. расправились три вчерашних подростка. На скамье подсудимых парни, которым по 18-19 лет, выглядели щуплыми школьниками, которые очень хотели казаться смелыми. Как в ту ночь, когда избивали ногами человека, прыгали по нему, жгли его кожу зажигалкой, а потом голого выбросили в парке.

В зал суда поддержать убийц пришли их еще молодые матери, поникшие и до времени поседевшие. Но страшнее всего оказалось видеть горе Светланы П., матери Даниила. Она рассказала о последнем звонке сына перед смертью, в котором он просил прощения за то, что «был плохим сыном». Женщина вспомнила, как опознавала своего единственного ребенка в морге, когда «из одежды на нем остался только крестик».

Сыновья

Подсудимые

Юноши закрыли лица руками от камер, когда конвоиры ввели их в зал суда. Обвиняемыми в преступлении, которое шокировало весь Воронеж осенью 2014 года, оказались три щуплых бледных подростка. В стеклянной клетке для подсудимых парни повернулись спиной к людям в зале. Судья Александр Кавешников начал процесс с установления личностей подсудимых. Попросил повернуться лицом к залу Алексея У., но тот наотрез отказался. Объяснил, что не хочет, чтобы его лицо попало в объективы камер.

– Процесс у нас открытый. И суд не собирается ни от кого прятаться, – отрезал судья.

 
Фото — Борис Ковров

Подсудимый продолжал стоять спиной.

– Пусть повернется, Ваша честь! – начала настаивать потерпевшая.

– Не могу же я их заставить, – сказал судья и попросил удалиться из зала журналистов с фото- и видеокамерами.

 
Фото — Борис Ковров

После этого все юноши повернулись к залу лицом. 18-летний Алексей У. рассказал судье о своем неоконченном среднем образовании и о том, что до задержания 28 ноября 2014 года «неофициально подрабатывал». Отвечал Алексей на вопросы с некоторой бравадой, много говорил, на что обратил внимание судья – как и на то, что Алексей У. ухмылялся и улыбался.

– Что улыбаетесь? – спросил Александр Кавешников.

– У меня нервный тик, – заявил подсудимый.

Аналогично он ответил на вопрос гособвинителя Оксаны Радостиной, когда та обратила внимание на его улыбку.

– Не могу контролировать тик, врачу об этом говорил, – стал убеждать прокурора Алексей У.

Врачи, исследовавшие парня на следствии, обнаружили у него психическое расстройство личности, которое не делает его невменяемым. На следствии Алексей У. вел себя так, что его направили на психолого-психиатрическую экспертизу. Возможно, юноша надеялся, что его сочтут больным и отправят на лечение вместо колонии. Но психиатры сочли Алексея вменяемым.

– Да, признаю. Я его убил, – ответил Алексей У. на вопрос о признании вины и кивнул на приятелей. – А они вообще не виноваты.

Сергей Н. и Алексей Щ. оказались менее многословны. Сергей запинался, отвечая на вопросы судьи. Про «неоконченное среднее» образование ему подсказывала мама, а про вину – адвокат. Сергей, хозяин украденного ноутбука, признал ее частично.

 
Фото — Борис Ковров

– Хотел проучить, но не убивать. Убил без умысла, – отметил он.

Алексей Щ., которому уже исполнилось 19 лет, выглядел крепче и увереннее товарищей. Он быстро протараторил анкетные данные и заявил, что отказывается признаваться в убийстве.

Все юноши к тому времени, как оказались под следствием, ничем конкретно не занимались. Бездельничали, гуляли, пили и, избивая человека якобы в наказание, по сути, развлекались. Большую часть жизни парней тянули их мамы-одиночки. Выбивались из сил, зарабатывали на еду, новые джинсы, компьютеры, мобильники, а своих мальчиков упустили. Теперь зарабатывают на адвокатов.

Жертва

Опрашивая маму Даниила П., судья обратил внимание на то, что погибший был старше своих мучителей. Парень дожил до 23 лет. К тому времени он закончил вуз, получил высшее образование.

Данила запомнился друзьям жизнерадостным и светлым человеком. Верил в Бога, постоянно ходил в Богоявленский храм, увлекался театром, играл в постановках продюсерского центра «Крылья мечты». Незадолго до смерти парень написал на своей странице в соцсети: «Как же я вас всех люблю, дорогие мои!».

Для мамы Данила был долгожданным ребенком, единственным родным человеком. Светлана Николаевна воспитывала Данилу одна.

Незадолго до смерти с Данилой стали происходить странные вещи. Он стал иногда выпивать, общался с плохими парнями, а за месяц до гибели украл ноутбук дома у знакомого Сергея.

Еще труднее понять, почему Данила не попытался бежать, когда его заманили в ловушку, через девушку из соцсети позвав на «свидание». После тумаков и прощания с матерью парень мог попытаться спастись – но почему-то покорно поехал со своими будущими убийцами.

Матери

Раздавленная горем Светлана П. говорила в коридоре почти что шепотом. Она призналась, что ей страшно, и все заседание оставалась в одежде, словно в защитном коконе.

– Я перестала ходить в следственный отдел. Я ходила в церковь, молилась за его душу, – рассказала мать. – Не хотела и сюда приходить, слишком тяжело смотреть на его убийц, но прийти было надо.

Светлана П. сжимала в руке листы из материалов дела и все повторяла, что в ужасе от того, как умер ее сын.

 
Фото — Борис Ковров

Когда потерпевшую допрашивали, она сначала говорила тихо, но потом сорвалась на истерику – перешла на плач и на крик.

История о казни ее сына началась за месяц до трагедии, когда у Сергея Н. пропал из квартиры ноутбук. До того в гостях у Сергея был Данила, и потому парень заподозрил в краже нового знакомого.

– Когда мне стали звонить и требовать 50 тыс. рублей за какой-то ноутбук, я подумала, что это развод. Потом они приехали и долго долбили в дверь, но я не открыла. Поговорила с Данилой, и он рассказал о своих неприятностях. У меня был шок. Я долго не верила, что он мог совершить такой поступок, - пояснила Светлана Николаевна. – Вместе с друзьями этот (Сергей Н. – РИА «Воронеж») приезжал к Даниле, они забрали у него ноутбук и три дорогих телефона. Избили его, подали заявление в полицию. Но и этого оказалось недостаточно, захотели отомстить.

Расследуя дело о краже, полицейские нашли ноутбук Сергея Н. Но травля продолжилась. Со Светланы П. и ее сына продолжили требовать 50 тыс. рублей. Она была готова компенсировать вред, но зафиксировать это в документах, вместе с адвокатом. Женщина была готова и на суд, чтобы сын понес заслуженное наказание за проступок. Однако жизнь распорядилась по-другому.

Из-за угроз и преследований Светлана сильно волновалась за сына. Она просила его не общаться с Сергеем и его друзьями, пораньше вечером быть дома, никуда не ходить. Мать умоляла Данилу быть осторожнее, чувствуя, что все это «может плохо кончиться». Она сильно сожалеет, что не смогла «спрятать» Данилу до суда на даче, куда разрешил уехать следователь.

В последний раз Светлана видела сына днем на остановке «Политехнический институт». Они вместе купили старенький телефон в ремонте за 200 рублей взамен отобранных. Мать дала Даниле 800 рублей с собой на расходы, и он уехал на автобусе.

 
Фото — Борис Ковров

Вечером мать звонила Даниле и просила скорее вернуться домой. Он обещал скоро быть, но все не приходил.

Телефон Светланы зазвонил в 23:49, на экране высветился номер Данилы. Но говорил не он, а человек, представившийся оперативником.

– Представляете: они сказали, что полицейские! Какие ушлые! Сказали, что задержали Данилу в парке за распитие спиртного и составляют протокол. Смеялись прямо в трубку. А потом дали телефон ему. «Мама, прости меня! Я был тебе плохим сыном», – сказал он. К тому времени Данила знал, что умрет, – плакала мать. – Они заранее спланировали страшную казнь. Я тут прочитала весь этот ужас, как умирал сын, сколько ударов ему нанесли. Это не люди, а звери! Это настоящее гестапо с пытками! Они ложкой заставили его копать могилу!

Судья и гособвинитель в два голоса просили Светлану Николаевну успокоиться. Она пыталась, но снова во время допроса срывалась на крик.

С большим трудом потерпевшая выдержала допрос. Заканчивался он тем, как утром Светлана П. нашла сына в морге.

– У него было не лицо, а кровавое месиво. Все тело в ожогах. Его мучили, поджигали зажигалкой. Он голый лежал, и только крестик остался на шее, – вспомнила мать.

Светлана П. считает несправедливым то, что суд не сможет дать больше 10 лет двоим убийцам сына из-за их возраста на момент преступления. Женщина попросила о пожизненном наказании для них.

Во время допроса Светлана постоянно обращалась к родным подсудимых: оборачивалась к матерям Сергея Н. и Алексея У., которые сидели прямо у нее за спиной, и спрашивала:

– Мама, вы ведь были довольны, что нашли ноутбук? Вы ведь не имели претензий.

– Мамы, где вы были в ту ночь? Почему не думали, где ваши дети? Почему никто не вмешался, не остановил злодейство?

В это время подсудимые сидели, опустив головы, глядя в пол своей клетки. Их матери слушали. Мама Сергея Н., еще молодая женщина, сильно наклонила в сторону голову с седыми прядями в волосах. Мама Алексея У. на одном из вопросов не выдержала – вскочила с места и быстро вышла из зала. За дверью она заплакала. Немного успокоилась в коридоре и пошла прочь из здания суда. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter