Реактор четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции (АЭС) разрушился ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года. За три года в ликвидации последствий поучаствовали более 800 тыс. человек. Корреспонденты РИА «Воронеж» записали воспоминания офицеров Анатолия Гавриленко и Валентина Батищева, которые увидели Чернобыль через несколько месяцев после катастрофы.

Командир роты спецобработки Анатолий Гавриленко


Фото — Михаил Кирьянов

Окончил химфак ВГУ, проработал 14 лет на станкостроительном заводе, а в августе 1986 года его, капитана запаса, призвали ликвидировать последствия чернобыльской катастрофы.

Военный билет Анатолия Гавриленко
Фото — Михаил Кирьянов

«На всю жизнь запомнил, как проходил комиссию. Врач спросила: «Дети есть?». Я сказал, что двое. «Тогда тебе можно в Чернобыль», – ответила она. Жена провожала, как на войну, а дочки, наверное, и не понимали, что происходит – маленькие еще были.

Когда нас везли в машине от станции, я видел, как в пустых домах на веревках болтается белье. Это было очень сильное и жуткое впечатление. Мы ехали через деревни, в которых глазницы домов были пустыми, и все поросло сорняками.

Собак, которые получили сильное облучение, постоянно рвало. Кому досталось меньше радиации, постоянно кашляли. Я спросил у тех, кто приехал раньше, что случилось с животными. А они говорят: «Пройдет неделя, может, и ты закашляешь». Возле столовой (мы жили на окраине леса) я не видел птиц.

Самое страшное для ликвидаторов – пыль. Она была заражена радиацией. Чтобы ее смыть, рота спецобработки, которой я командовал, орошала водой дорогу. Еще одна группа поливала обочины латексом, чтобы ветер не разносил с них пыль. Командир полка сказал нам, что, если проедет, а дороги будут сухие, нам мало не покажется.

У чернобыльцев были личные карточки учета доз радиоактивного облучения
Фото — Михаил Кирьянов

Карьера в Чернобыле шла быстро. Когда в августе 1986 года я попал в Чернобыль, сначала был командиром взвода, а через неделю – командиром роты. Офицеры менялись быстро: как только они получали допустимую дозу облучения (не более 25 рентген), их отправляли домой или оставляли на базе для внутренней службы, но на станцию уже не пускали.

Ликвидаторы ежедневно записывали, какую дозу облучения получили
Фото — Михаил Кирьянов

Я был в Чернобыле больше месяца и уехал в звании помощника начальника штаба полка гражданской обороны.

У одного из офицеров после работы на крыше реактора звенел дозиметр, когда датчик подносили к его рукам. Офицер должен был убрать вплавившегося в заасфальтированную крышу реактора японского робота, который из-за радиации вышел из строя. На работу давали 1,5 минуты: ребята становились у окна, которое вело на крышу реактора, по сирене бежали на нее, выполняли работы, а, когда снова раздавалась сирена, прибегали обратно. Робота командир так и не смог сбросить в реактор. После душа, когда по парню провели дозиметром, руки у него звенели. Несколько раз их мыл, но без толку. О том, как сложилась его судьба, я, к сожалению, не знаю.

Справка об участии в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы помогла Анатолию Гавриленко купить цветной телевизор без очереди
Фото — Михаил Кирьянов

Командир бригады химзащиты Валентин Батищев


Фото — Михаил Кирьянов

Валентин Батищев служил в армии в войсках радиационной, химической и биологической защиты. В Чернобыль попал в августе 1986 года в качестве командира бригады химзащиты, а вернулся оттуда 30 декабря.

Валентин Батищев (слева) получает распоряжение от начальства
Фото — из архива Валентина Батищева

Апофеозом катастрофы для меня был выход на крышу реактора. Мне нужно было посмотреть, куда я посылаю людей. Пробыл там меньше минуты, но получил приличную дозу облучения. Говорят, что радиация не пахнет, но на крыше стоял запах свежести, как после грозы.

В ноябре 1986 года в Чернобыле выпал первый снег
Фото — из архива Валентина Батищева

У военнослужащего из моей бригады была язва на ноге почти до костей. Десять человек несли трубу мимо четвертого блока. Никто не пострадал, кроме одного бойца. Когда стали выяснять причину, оказалось, что он нашел серебряный портсигар рядом с блоком и положил его в карман. Каждый вечер военнослужащие купались и надевали чистую одежду. Этот парень делал то же, что и сослуживцы, но постоянно перекладывал в карман чистой одежды свою находку – это и вызвало сильнейшее облучение. Его отправили в Киев, где ему ампутировали сначала одну ногу, а потом и вторую. В конце концов он скончался.

Строительство саркофага
Фото — из архива Валентина Батищева

Лучший ликвидатор – «биоробот». Ликвидировать последствия аварии в здании реактора сначала доверили роботам, но уже через час они перестали работать под воздействием облучения. Вместо них отправили «биороботов», 25-летних ребят. Чтобы они хорошо ориентировались на месте, неподалеку от реактора мы построили его макет. Служащие знали, что им нужно буквально за считанные секунды добежать до закрепленной за ними точки, зачерпнуть лопатой радиоактивный мусор три-пять раз, сбросить его в реактор и бежать по сигналу сирены обратно. Некоторые волновались так, что бежали не в ту сторону. С помощью установленных там громкоговорителей мы направляли бойцов в нужном направлении.

Заседание оперативной группы особой зоны
Фото — из архива Валентина Батищева

Помню генерала, который решил отличиться. В день Великой Октябрьской социалистической революции, 7 ноября, он отправил двух ребят-скалолазов поднимать знамя в зоне сильнейшей радиации. Оба парня были кандидатами в мастера спорта. Они закрепили на трубе знамя, которое через неделю порвало ветром, а спустя три месяца оба мальчика умерли от облучения.

Военный городок находился за 30 км от места трагедии
Фото — из архива Валентина Батищева

Справка

Авария на Чернобыльской АЭС – разрушение четвертого энергоблока атомной электростанции в Украинской ССР (ныне – Украина) 26 апреля 1986 года. Разрушение носило взрывной характер, реактор полностью разрушился, произошел выброс большого количества радиоактивных веществ в окружающую среду. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от ее последствий людей, так и по экономическому ущербу. В течение первых трех месяцев после аварии погиб 31 человек. Отдаленные последствия облучения, выявленные за последующие 15 лет, стали причиной гибели от 60 до 80 человек, еще 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести. Более 115 тыс. человек из 30-километровой зоны были эвакуированы. По разным оценкам, в ликвидации последствий катастрофы поучаствовали от 600 тыс. до 900 тыс. человек.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter