9 Апреля 2020

четверг, 03:46

$

75.75

82.23

Главврач Воронежского онкодиспансера: «Любой вид рака можно локализовать»

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 16169
Главврач Воронежского онкодиспансера: «Любой вид рака можно локализовать»

Иван Мошуров – о ранней выявляемости болезней и факторах риска.

В Воронежской области начался месячник здоровья «Стоп, рак!». До 4 марта в рамках областного межведомственного проекта «Живи долго!» врачи будут повышать осведомленность жителей о факторах риска и профилактике онкозаболеваний.

Активное участие в месячнике принимает Воронежский областной клинический онкологический диспансер. Как воронежцам обезопасить себя и все ли виды рака поддаются лечению, рассказал в интервью РИА «Воронеж» главврач медучреждения Иван Мошуров.

– Иван Петрович, правда, что люди стали чаще болеть раком?

– Да, количество больных со злокачественными новообразованиями растет с каждым годом. Это в том числе связано с активным выявлением заболеваний, а также увеличением продолжительности жизни. В Воронеже сейчас средняя продолжительность жизни более 72 лет. А чем старше человек, тем у него выше риск развития онкологии.

На конгрессах и съездах по онкологии этот вопрос неоднократно поднимался. Есть мнение, что к 2030 году 70% жителей Земли будут умирать от рака. Сейчас в России, как и в большинстве стран, в структуре смертности онкозаболевания стоят на втором месте после болезней системы кровообращения (инфаркты и инсульты). Однако есть 24 страны, где на первое место уже выходит рак. Нам, российским онкологам, пора задуматься об этом и определиться, как мы будем лечить такое большое количество человек. Есть предположение, что уже через шесть лет показатели смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и злокачественных новообразований сравняются.

мощ.JPG

– Какие онкологические заболевания чаще всего выявляют воронежские врачи?

– Среди всех категорий населения наиболее распространен рак кожи. Следом идут рак легкого, молочной железы, желудка, предстательной железы, толстой и прямой кишки. Если говорить только о женщинах, то на первом месте рак молочной железы.

Разновидности.png

– Какие профилактические медицинские процедуры надо проходить, чтобы обезопасить себя? И как часто?

– Сейчас активно развивается ранняя диагностика. У нас работают скрининговые программы. Пока они есть не на каждый орган, но ряд заболеваний уже можно выявить таким способом. Например, цитологический скрининг на рак шейки матки. Это частая патология, а скрининг позволяет выявить ее на ранней стадии, он очень эффективен. Например, в Голландии все женщины прошли скрининг, поэтому там практически нет смертей от этого вида рака.

Следующий скрининг маммографический – на обнаружение рака молочной железы. Кроме того, с 2013 года мы ввели анкетный скрининг. Пациентам поликлиник предлагают заполнить специальную анкету, которая разработана по нескольким локализациям заболеваний. Проанализировав ответы, можно определить, какие обследования пациентам надо пройти.

В этом году мы вводим исследование кала на скрытую кровь. Этот метод позволяет выявить рак ободочной и прямой кишки.

Ранняя диагностика проводится и при профосмотрах. Раз в год цеховой терапевт должен проверять всех сотрудников предприятия. Для остальных жителей есть диспансеризация, которая по возрастам проводится раз в три года. Однако, если появляется какая-то жалоба, пациенту не надо дожидаться осмотра или диспансеризации – тут же необходимо идти в поликлинику.

Самостоятельно нужно следить за изменениями кожи. При появлении любых язв или незаживающих ран сразу обращайтесь к дерматологу или онкологу. Сейчас онкологи или врачи, которые совмещают эту специальность, есть практически в каждой поликлинике и районной больнице.

Есть группы риска: люди, близкие родственники которых болели раком, люди с предраковыми заболеваниями (например, язва желудка, хронические воспалительные заболевания, полипы и полипозы), люди, переболевшие раком (бывают случаи, когда злокачественные новообразования возвращаются). Таких, конечно, надо обследовать чаще.

IMG_5183.JPG

– Из-за чего может появиться рак?

– Мы не можем точно сказать. Предполагаем, что это связано с угнетением иммунной системы. Клетки начинают делиться атипично (не как обычно), начинает расти опухоль. Иммунная система истощается при длительном стрессе. Раковые заболевания могут возникнуть после потери близкого человека, развода, проблем на работе.

Второй фактор – неправильное питание. На полках магазинов слишком много генно-модифицированных продуктов. Воздействие такой пищи может привести к геномным перестройкам. Влияет и среда, в которой мы находимся. Вокруг нас электрические и магнитные поля, радиоволны. В целом человек к этому адаптируется, главное, чтобы не было перебора.

– Существуют ли виды рака, которые абсолютно неизлечимы?

– Если мы начинаем лечить заболевания на ранних стадиях, то любой вид рака можно локализовать. Лечение больных онкологическими патологиями стоит на трех китах: хирургический метод (опухоль удаляют), радиологический метод или лучевая терапия (на опухоль воздействую при помощи гамма-аппаратов, линейных ускорителей) и лекарственная терапия. Сейчас нам уже удается достигнуть полного регресса в некоторых случаях, и через пять лет мы снимаем человека с учета. Лечению не поддаются только заболевания на запущенных стадиях.

об.JPG

– Все ли онкологические заболевания можно вылечить в Воронежской области? Или с какими-то видами рака надо ехать в Москву либо за границу?

– У нас хорошая техническая база. Мы делаем все виды лучевой терапии, кроме протонной (в ней используется энергия положительно заряженных частиц). Есть все необходимое для операций оборудование: ультразвуковой скальпель, плазменный, струйный. При лекарственной терапии используем таргетную терапию (лечение препаратами, которые чувствительны к данному виду опухолевой клетки) – такое лечение получают около 12 тыс. больных. С 2013 года мы открыли отделение эндоваскулярных, то есть внутрисосудистых, вмешательств. Подобные методы позволяют подводить препарат непосредственно в сосуд, который снабжает пораженный орган или саму опухоль. Мы одни из первых среди регионов, кто открыл такое отделение.

Но есть редкие локализации опухоли, лечить которые в регионе нет смысла. Это, например, опухоли, связанные с жизненно важными сосудами. В таких случаях мы направляем пациентов в профильные медучреждения по квотам.

– Какие проблемы есть у Воронежского онкодиспансера?

– Онкология бурно развивается. Оборудование постепенно устаревает или изнашивается, требуется его замена. Конечно, на это нужны будут дополнительные средства. Деньги необходимы и на таргетные препараты. Сейчас не все инновационные лекарства закупаются, потому что они достаточно дорогостоящие. К примеру, есть тафинлар для лечения метастаз меланомы. Это эффективный препарат, но дорогой – в год на одного больного требуется около 5 млн рублей. Ни одна страна мира таких денег выделить не может. И таких препаратов много. 

Также у нас нехватка площадей. Ежедневно в поликлинику приходят до 800 человек, при том что учреждение рассчитано на 380 посещений в сутки. Не хватает и помещений стационара. В круглосуточных стационарах есть палаты, где находятся по 12 человек. Мы сделали операционные из немедицинских помещений, что нарушает СанПиНы. У некоторых заведующих нет личных кабинетов, они делят помещения с ординаторами.

Всего у онкодиспансера 18 приспособленных зданий, которые разбросаны по четырем адресам, и 385 коек. При этом мы оказываем медпомощь онкологического профиля жителям всего региона. Власти знают о проблеме.

24.jpg

– Проектирование здания современного хирургического корпуса планируется в 2018 году. Как вы считаете, повлияют ли кадровые перестановки в региональной власти на скорость реализации этого проекта?

– Когда в 2012 году меня назначили на должность главного врача онкодиспансера, Алексей Гордеев поставил передо мной задачу сформировать медико-техническое задание для нового онкодиспансера. Под учреждение выделили 12,8 га земли на 9-м километре. В 2014 году планам помешал экономический кризис. В 2015-м стоимость проекта оценили в 13 млрд рублей. Конечно, таких денег не было. Мы рассчитывали на федеральное софинансирование. Но из-за кризиса денег не получили.

Когда мы более детально изучили ситуацию, выяснилось, что проблему можно решить за меньшие деньги – 2,5 млрд рублей. На территории диспансера есть старые бараки. Если их снести, освободится почти 0,5 га. На этом месте можно построить хирургический корпус на 280 коек. Когда проект будет реализован, мы переведем туда хирургию, и у нас освободятся площади для терапевтических отделений и дневных стационаров.

На сегодняшний день, насколько мне известно, исполняющий обязанности губернатора Александр Гусев решил проектировать хирургический корпус. Деньги на проект в адресной инвестиционной программе заложены. Когда он будет готов и когда будет проведена экспертиза, мы сможем обратиться к федеральному правительству за софинансированием.

Во время прямой линии президент Владимир Путин, отвечая на вопрос воронежского журналиста, сказал, что подвижки в вопросах онкологии есть, но не такие, как хотелось бы. Он пообещал, что правительство РФ будет помогать регионам. Мы на эту помощь рассчитываем. Если все сложится удачно, то строительство можно будет начать уже в 2019 году. При современных технологиях корпус будет готов через два-три года.

_KIR7822.JPG

– Какие мероприятия проводит онкодиспансер в рамках проекта «Живи долго». Насколько этот проект, на ваш взгляд, эффективен?

– Любые программы, направленные на раннюю выявляемость, надо приветствовать. Проект «Живи долго» работает с 2014 года. Благодаря ему обследованы тысячи людей. Поликлиники переполнены, чтобы туда попасть, надо отстоять очередь, но в рамках проекта люди могут быстро пройти обследования, сдать кровь на анализ, к примеру на глюкозу или холестерин, сделать УЗИ или рентген.

Наши онкологи принимают в проекте непосредственное участие. Мы проводили обследования в точках максимального скопления людей – в торговых центрах, гостиничных комплексах. Человек шел за покупками, а ему предлагали бесплатно обследоваться, заполнить анкету. Мы использовали мобильные диагностические комплексы. Туда люди могли обратиться без направлений и документов. В рамках проекта мы выявили сотни больных со злокачественными заболеваниями на ранней стадии.

– Не вызывает ли проект настороженность у воронежцев? Как определить, действительно ли это бесплатная медпомощь по региональному проекту или же частные клиники таким образом заманивают клиентов?

– Мы всегда информируем население заранее. Когда выезжали во дворы, развешивали объявления в подъездах. Организации, которые намерены обмануть жителей, не будут вешать листовок. Обследование должно быть полностью бесплатное, коммерческие же структуры будут просить денег. Я сталкивался с коммерческими клиниками, которые обдирают клиентов. Часто к нам приходят за помощью люди, которые отдали все средства этим конторам. С подобными организациями надо бороться, писать на них жалобы. Особенно это актуально сейчас, когда появилось такое разнообразие платных услуг.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: