Бывший директор института «Воронежэнергопроект» Леонид Фоменков пережил Великую Отечественную войну в деревушке под Тамбовом, в эвакуации с мамой-учительницей. Она и сохранила дневник 11-летнего Лени. 

DEM_5925.jpg

Блокнот в клетку, аккуратно исписанный детской рукой, женщина отдала сыну, когда тот закончил институт. Журналисты РИА «Воронеж» попросили Леонида Фоменкова показать записи почти 75-летней давности. Орфография и пунктуация автора сохранены.

 
 

20.11.1941

«Какая невыносимая скука! Последнее время я не читаю никаких книг. Последнюю книгу я прочитал это была «Клятва». Было очень интересно. Вчера с Нелей нарисовали игральные карты. Я не умел играть но Неля меня научила. Что будет следующим летом? Этот вопрос я задаю себе несколько раз каждый день. Прихожу из школы сажусь делать нечего и начинаю думать о будущем. Хочется куда-нибудь улететь из этой Сергеевки. Даже не представлял себе такой глуши».

24.11.1941

«Сегодня мы не учимся, наша учительница заболела. Вчера вечером пришла мама и принесла мне галоши на валенки, но один больше другого, но все равно я их ношу. Сегодня одел их в школу и носил, даже никто и не посмеялся. В классах ужасных холод, у меня даже чернило замерзло. Все разъезжаются в разные стороны, ну пусть едут а мы посидим еще сдесь. От папочки ни слуху ни духу».

26.11.1941

«Сегодня нам дали хлеба. До этого мы шесть дней сидели без хлеба. Сейчас печник рядом месит глину да так стучит что в ушах звенит. На улице очень холодно. Я даже сбежал с пятого урока в школе потому что там очень холодно и невыносимо сидеть за партой. Сегодня в классе было только семь человек, остальные не пришли из-за лютой стужи. Случилась неприятность со мной. Я разбил чернильницу свою. Хочу купить новую да денег нет, она стоит 1 рубль 60 копеек. Молока никто не продает потому что все коровы заболели. А молочка мне очень хочется. Продукты сильно у нас тут подорожали. Масло 30 рублей за кг, Молоко 2 рубля за литр».

27.11.1941

«Сегодня сидим мы на уроке: вдруг слышим забили в набат. Пожар в колхозе им. Когановича. Сгорел один дом. Бедные-бедные люди, куда теперь они в такой холод денутся? ОЛюдей все гонят и гонят на трудофронт. Играть не вочто. Только бегаю один на улице и режу снег пластинами а потом разбиваю его».

28.11.1941

«Сегодня кончилась 1-я четверть. Наш класс не топили и было очень холодно. 3 урока мы отсидели, а 2 урока занимались в классе семиклассников. 7 класс все равно на работе в колхозе. В понедельник нам зачитают отметки».

 
 

30.11.1041

«Сегодня бушует метель. Очень холодно. Вчера совсем вечером приехали красноармейцы. Я целую ночь не спал пробыл около автомобилей. У нас ночевали два бойца младший лейтенант и повар грузин. Сегодня я съел селедки и хлеба. Дали нам керосинку. У нас первый раз горит лампа со стеклом. Мама помылась сегодня, а меня обещала завтра помыть. Я уже не помню, когда мылся».

1.12.1941

«Сегодня зачитали отметки. Они у меня такие. Арифметика отлично, грамматика отлично, чтение отлично, география отлично, история отлично, физкультура и рисование хорошо. Поведение отлично. Нам сделали уколы от дефтерита, я сделал первый».

 
 

2.12. 1941

«Сегодня я в школу не пошел из-за того, что очень сильный мороз. Мама только что дошила мне рубашку со змейкой и кальсоны. Сегодня дали хлеба, а молока не кушаем».

8.12.1941

«Сегодня я ушел со второго урока. В школе такой холод, что у меня в валенках ноги замерзли. Сегодня я прочитал книгу «Рассказы о бегстве».

14.12.1941

«Сегодня части Красной Армии перешли в наступление. Скоро и Смоленск очистят. Тогда мы поедем домой. Надоело тут жить в этой Сергеевке. Мама дала мне 20 рублей на радостях даже от своей зарплаты учительницы. Мы пойдем на митинг, будет радоваться, что Красная Армия гонит немцев в шею с нашей Родины».

 
 

17.12.1941

«Сегодня я взял библиотеке очень много книг целых 11 штук. Одну сегодня уже прочитал. Это книга «Гутаперчивый мальчик». Приходила Дина, я дал ей две книги почитать».

30.12.1941

«Сегодня читали в газетах что части Красной Армии заняли города: Елец, Клин, Ливны и ряд других сел и деревень. Получили письмо от дяди Павла и дяди Сережи. Получили письмо от Киселевой, она написала, что пришел с фронта домой Асташкевич и говорил, что видел нашего папочку. Он искал хлеб для партизан».

31.12.1941

«Жду елку в школе».

1.01.1942

«Елки не будет. Уроки скоро начнутся. Мы не учимся с 29 декабря и я уже соскучился. Поскорее бы открылась школьная библиотека. Читать мне совсем нечего. Скучно. Одна радость, что наши взяли города Беляев и Наро-Фоминск».

7.01.1942

«Сегодня послали посылку и письмо в Красную Армию. В этом письме подписался и я. У меня сильный кашель. Мама сказала, что скоро будем печь хлеб. Побыстрее бы, так хочется корочку. У нас в гостях Неля, мы вместе едим чай сладкий. Вкусно. Я часто вспоминаю своих друзей из Смоленска: Кима Богданова, Вову Бобылева и многих других. Увидимся ли мы когда-нибудь с ними не знаю, но очень хочу чтобы увиделись».

 
 

Последняя запись в дневнике Лени Фоменкова датирована январем 1942 года – закончились листы в блокноте

 
 

Через полгода Леня с другом бежал на фронт. Мальчишки направились в сторону Сталинграда. Самостоятельно доехали до Поворино, а там прибились к воинскому эшелону, который направлялся в самое пекло.

Мы наврали с три короба солдатам, чтобы нас не прогнали с фронта. Сказали, что сироты. Надо мной шефство взял солдат, дядя Максим. Он был шофером на автомобиле «ЗИС-5». Вместе мы до середины ноября были, пока не приехало большое воинское начальство. Я тогда спрятаться не успел, и меня один генерал за шиворот поймал и говорит: «Полковник, что здесь этот шкет делает?» Ну и на следующий день меня с женщиной-милиционером обратно в Тамбов отправили. Мама за те полтора месяца, что меня дома не было, поседела вся. Сейчас понимаю, что если бы не поймал меня генерал, то не выжил бы я под Сталинградом. Ведь через пару дней после моего отъезда началось наступление Красной армии. Друг, кстати, с которым мы тогда убежали на фронт, не вернулся домой.
Леонид Фоменков

пенсионер

Леонид Фоменков хранит несколько альбомов с фотографиями разных лет. Самые дорогие снимки – родителей.

– Родители мои были учителями. Мама обучала детей в начальной школе, папа преподавал математику. В июле 1941 года в Смоленске, сажая нас в эшелон, папа обнял меня крепко и сказал, как оказалось, пророческие слова: «Ну, сынушка, видимся с тобой в последний раз». Отца убили в 1943 году под белорусским городом Орша.

 
 

После окончания Московского института механизации и электрификации сельского хозяйства Леонид попросил распределить его в Воронеж, потому что в местном мединституте училась его невеста Нина. Когда дипломированный специалист Фоменков приехал в Воронеж летом 1958 года, в области создавали предприятие «Сельэнерго». Выпускника института сразу назначили старшим инженером – в коллективе из 17 человек Фоменков был единственным с высшим профильным образованием. Электричество в то время было только в самом Воронеже, в районах области люди освещали дома керосиновыми лампами. Первым районным объектом, куда бригада Фоменкова провела свет, стало Новоусманское село Рождественская Хава.

Леонид Фоменков прошел большой и плодотворный путь от инженера по наладке подстанций до главного инженера Воронежской энергосистемы. Самой высшей карьерной ступенькой стала должность директора института «Воронежэнергопроект».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter