7 марта 2021

воскресенье, 05:21

$

74.43

88.93

«Думают, мошенники». Кто и зачем собирает деньги в воронежских автобусах

, Воронеж, текст — , фото — предоставлено читателем
  • 14940
«Думают, мошенники». Кто и зачем собирает деньги в воронежских автобусах «Думают, мошенники». Кто и зачем собирает деньги в воронежских автобусах
На что уходят пожертвования горожан

Воронежцы вновь стали встречать в автобусах старшеклассников и студентов с переносными ящиками для пожертвований. Юноши и девушки в белых футболках называют себя волонтерами благотворительного фонда «Подари свет» и просят сочувствующих помочь тяжелобольным детям. Далеко не все пассажиры верят в законность таких сборов. В том, настоящий ли это фонд, для кого он собирает деньги и действует ли в рамках закона, а также можно ли собирать деньги в переносные ящики для пожертвований, попыталась разобраться журналист РИА «Воронеж».

О фонде

На сайте фонда «Подари свет» указано, что он зарегистрирован в Министерстве юстиции 10 февраля 2020 года, но из-за сложной эпидситуации начал работу только прошлым летом.

– Мы возглавляли воронежский филиал «Россодействия». Но организация упразднилась, поэтому пришлось открыть фонд «Подари свет», – рассказал директор фонда «Подари свет» Евгений Кузнецов.

Многие СМИ писали о признаках мошенничества в работе курского фонда «Россодействие». Может быть, поэтому воронежцы не верят, что молодежь в белых футболках действительно собирает деньги на лечение детей. К слову, «Подари свет» также зарегистрирован в Курске – по месту прописки руководителя.

На сайте «Подари свет» указано, что главная цель активистов – помощь в сборе денег на лечение и реабилитацию детей-инвалидов до 14 лет с диагнозом ДЦП. Отмечается, что в фонде собирают средства только для детей Воронежа и области. Однако сборы ведутся не только в Воронеже, но и в Курске, где зарегистрирована организация.

Устава фонда на его сайте нет, и, по словам директора, не должно быть. На вопрос журналиста о том, где посмотреть документ, Евгений Кузнецов ответил:

– Устав находится при мне. Без него фонд не откроешь, но это личное, я не имею права его вам присылать. Вы можете прийти в офис и посмотреть его.

На сайте фонда можно найти информацию о сборе денег для двух детей – семилетней Даши Т. и 11-летнего Вити Р. (Имена изменены.) Диагноз детей – ДЦП. Сбор на реабилитацию девочки уже закрыли, сейчас собирают деньги на новый курс лечения для мальчика. Журналист РИА «Воронеж» связалась с родителями этих детей и выяснила: помощь действительно поступает.

Фото – Андрей Архипов (из архива)
Фото – Андрей Архипов (из архива)

Мать Вити Светлана рассказала, что «Подари свет» оплатил ее сыну реабилитацию в медцентре «Сакура» в Челябинске. Фонд собрал для ребенка необходимые 136 тыс. рублей. После лечения женщина снова подала заявку на помощь. Новый реабилитационный курс начался с 4 января, и сейчас Витя и его мама находятся в Челябинске.

– Витя нуждается в реабилитациях каждые два с половиной месяца. После сентябрьского курса он начал ходить. Стоимость курсов разная – все зависит от того, сколько процедур. Вите нужно три-четыре занятия ЛФК в день; стоимость одного – 1,8 тыс. рублей. Помимо этого, у нас занятия с логопедами, суставная гимнастика, разработка рук. В этот раз мне дали счет на 155 тыс. рублей. Я обращалась и в другие фонды, московские, но там приходится стоять в очередях по полгода, а то и год.

Пока на сайте «Подари свет» не объявили о том, что сбор для Вити закрыт, но, по словам мамы мальчика, фонд должен перевести деньги на днях.

Бабушка второй подопечной фонда, Даши Т., Ольга сообщила, что волонтеры помогали девочке, еще когда действовали от филиала фонда «Россодействие». Первый сбор на реабилитацию для Даши сделали четыре года назад.

– Я не могу сказать про них ничего плохого – ни про руководителя, ни про ребят. Приходили к нам домой, всегда с тортом, радостные, играли с Дашей. Многих волонтеров знаю не первый год. Деньги переводят сразу на счет клиники, обманов никогда не было. Вот и этой осенью собрали деньги на реабилитацию. Сами позвонили: «Нужна помощь Даше? Давайте поможем». Мы обращались в другие фонды, но там везде очереди и просят ждать по восемь месяцев, по году, по полтора. Многие фонды закрылись из-за пандемии. В последний раз мы оплачивали реабилитацию своими силами, – объяснила Ольга.

Женщина также отметила, что реабилитации необходимы Даше постоянно. Если прекратить занятия, начнут страдать суставы. Осенью 2020 года волонтеры фонда собрали 155 тыс. рублей на реабилитацию Даши в центре восстановительного лечения «Академик» в Москве.

На вопрос, почему на сайте фонда указана информация только про двух подопечных, Евгений Кузнецов ответил, что организация раздает людям визитки, и нуждающиеся в помощи встают в очередь до следующей программы сбора.

– У нас не так много ребят. Поэтому мы не даем людям обещаний, которых, возможно, не сможем выполнить, – пояснил директор фонда.

Отчеты о перечисленных деньгах на сайте «Подари свет» размещены, но на одном из чеков не указано назначение платежа.

Вопросы к «Россодействию»

Однако не все родители, обращавшиеся в фонд «Россодействие», из волонтеров которого «вырос» «Подари свет», могут поделиться таким позитивным опытом, как бабушка Даши Т. Так, Елена Климова-Щитова из города Обоянь в Курской области рассказала, что так и не получила денег, которые фонд собирал для ее сына Ярослава, страдающего микроцефалией. Женщина обратилась в фонд в январе 2019 года и попросила чуть больше 38 тыс. рублей на реабилитацию мальчика. Заявление приняли и пообещали помочь, но, по ее словам, обещания так и не выполнили. Женщина рассказала, что руководитель фонда Александр Жидеев объяснил ей, что волонтеры не справляются со сборами и помощь для мальчика переносится на несколько месяцев. В группе «Россодействия» разместили пост и видеоролик про ребенка. Потом женщине позвонили из фонда и сообщили, что деньги собраны. Но после этого возникли сложности с перечислением средств, в итоге руководитель сообщил, что из-за коронавируса работу фонда заморозили.

– Я возмутилась: сбор открыли полтора года назад, сумма небольшая, я лично знаю мам, которые стали на очередь позже нас и с более крупными суммами. После этого он удалил меня из друзей в социальных сетях, а спустя несколько дней убрал всю информацию со своей страницы, очистил сайт, – рассказала Елена Климова-Щитова.

Женщина добавила, что после этого она пыталась собрать деньги на реабилитацию сына своими силами, но не получилось – все знакомые говорили, что уже сделали пожертвование через фонд.

Журналист РИА «Воронеж» связался с учредителем фонда «Россодействие» Александром Жидеевым. Он рассказал, что сейчас организация находится в стадии ликвидации. Историю с сыном Елены прокомментировал так:

– Не было никаких конфликтов, мы помогли более чем 100 детям, последним трем было не на что. Не было денег, чтобы платить за аренду, отдать зарплату работникам.

Волонтеры в белых футболках

Фото – Инна Шульгина
Фото – Инна Шульгина

Волонтеры фонда «Подари свет» – старшеклассники и студенты. По словам Евгения Кузнецова, молодые люди приходят помогать на добровольной основе, услышав о фонде от друзей и знакомых. Число постоянных волонтеров директор назвать не смог, так как ребята выходят на сборы с разной периодичностью, учета организация не ведет.

Зарплату добровольцам не платят, но они могут получить волонтерские баллы, необходимые для поступления в некоторые вузы. Организация заполняет волонтерские книжки.

– Я пришла в фонд, потому что туда, куда хочу поступить, нужно много баллов. Надо быть волонтером в течение года, а в конце я получу волонтерскую книжку и смогу предъявить ее при поступлении. Тогда мне начислят баллы, – поделилась волонтер Анна.

В медуниверситете имени Бурденко журналисту РИА «Воронеж» предоставили выдержку из правил приема в вуз, где есть пункт «Учет индивидуальных достижений поступающих». Абитуриенту начисляются два балла за наличие волонтерской книжки (паспорта добровольца), «содержащей сведения об осуществлении волонтерской (добровольческой) деятельности в объеме не менее 150 часов».

Но не всегда подростков привлекают волонтерские баллы. Так, 14-летний Артем И. говорит, что был волонтером фонда «Подари свет» все лето, потому что был свободен на каникулах и хотел сделать доброе дело. Сейчас юноша перестал заниматься волонтерством из-за нехватки времени – помимо учебы в школе он занимается балетом.

– Мне понравилось: было легко, но в то же время непросто – целый день работа и ссоры с пассажирами. Некоторые не верят, что собираем деньги для детей, думают, что мошенники. Показываешь им документы, удостоверение – считают, что подделка. Они уверены, что мы боксы вскрываем, пока сидим на остановке, и забираем деньги себе. Порой пассажиры даже пытались выгнать из автобуса, – рассказал Артем.

Не все водители автобусов пускали в салон, но некоторые были очень дружелюбными – подросток даже смог познакомиться с ними. Средства для Даши и Вити он собирал не только в Воронеже: директор отвозил волонтеров на машине в Тербуны, Лиски, Ливны. Мальчик говорит, что его родители против не были и предоставили фонду разрешение на его участие в проекте.

Журналист РИА «Воронеж» связалась с несколькими волонтерами фонда «Подари свет», и все они заявили, что зарплаты за сбор средств не получают. Но одна девушка призналась, что ей оплачивали проезд в автобусах.

Как у других?

Своим опытом редакция попросила поделиться менеджера проектов известного воронежского благотворительного фонда, помогающего детям с тяжелыми заболеваниями, Анну Логунову. В частности, один из вопросов касался размещения устава организации на сайте фонда – Анна отметила, что документ находится в свободном доступе.

Размещение платежных документов без указания назначения платежа также удивило представителя фонда:

– В платежных документах обязательно должны быть указаны медицинские услуги (анализы, операция, реабилитация) и фамилия ребенка, если это адресная помощь. При проектной работе, когда мы закупаем лекарства для всего онкоотделения больницы, имя ребенка не указывается, так как препаратами может воспользоваться любой врач для любого ребенка, – рассказала Анна Логунова.

Анна добавила, что у нее вызывает сомнения сбор денег в переносные ящики, поскольку в этом случае сложно отследить, кто вскрывает ящики и куда уходят деньги.

– Допустим, фонд действительно отдал родителям 150 тыс. рублей, необходимых для лечения, но собрал большую сумму. В случае если ящики стационарно устанавливаются в торговом центре или в аптеке, заключается договор с организацией, ящики вскрываются по графику, в присутствии нескольких людей – волонтера, представителей договора. При подсчете средств должны присутствовать минимум три человека, составляются протоколы вскрытия, – пояснила она.

Анна Логунова отметила, что часто волонтеры могут не иметь понятия о том, куда уходят собранные средства.

– Они думают, что совершают доброе дело. Но также они могут быть не волонтерами вовсе, а промоутерами, которые получают за это деньги, – добавила представитель благотворительного фонда.

Законные основания

Адвокат Галина Белик
Фото из архива

В апреле 2020 года в силу вступила поправка в Федеральный закон «О благотворительной деятельности и добровольчестве». Из изменений статьи 16.1 следует, что использование переносных ящиков для сбора благотворительных пожертвований допускается «исключительно в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного некоммерческой организацией, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности». 

Однако по словам адвоката Галины Белик, фактически она не является прямым запретом для сбора денег в переносные ящики в автобусах:

– Речь идет о мероприятиях, организованных некоммерческой организацией. То есть в фонде могут сказать: а у нас сегодня публичное мероприятие по сбору средств. Сами себе акт вынесли и пошли. Это не противозаконно. Информация о публичном мероприятии должна быть общеизвестна (например, присутствовать на их сайте) и задокументирована, – пояснила адвокат.

Галина Белик добавила, что при этом к ящикам, в которые собираются средства, существуют четкие требования – на каждом обязательно должны быть инвентарный номер и информация об организации, которая собирает пожертвование: почтовый адрес, ИНН, номер счета, программа и документ, по которому проходит сбор. Обязательно должны быть указаны домен, адрес сайта, если он имеется, и контакты. У волонтера, который носит ящик, должны быть доверенность или договор данной организации с печатью. Эти документы они обязаны показать любому попросившему об этом человеку.

Фото – Андрей Архипов (из архива)
Фото – Андрей Архипов (из архива)

По словам адвоката, собранные деньги извлекаются только уполномоченным лицом, у которого есть доверенность на вскрытие ящика и изъятие средств, в присутствии не менее двух свидетелей. Деньги помещают в спецсумку, которая пломбируется при свидетелях, а номер пломбы заносится в акт вскрытия ящика. После деньги зачисляются на банковский счет благотворительной организации.

– Но сложно будет проверить законность сбора, если один и тот же инвентарный номер указан на разных ящиках. Доказать, что ящиков много, будет непросто. В этом случае ответственность лежит только на трех людях, которые вскрывают ящик с пожертвованиями, – отметила Галина Белик.

И Евгений Кузнецов, и экс-волонтер «Подари свет» Артем И. заверили, что ящик вскрывается комиссией в присутствии волонтера.

На вопрос к директору фонда, почему для сбора денег используются переносные ящики, Евгений Кузнецов ответил просто: так практичнее. Стационарные каждый день вскрывать не станешь.

– Стационарный ящик не имеет привилегий по отношению к переносному. Наши ящики имеют инвентарные номера, опломбированы, опечатаны. Вскрывает их комиссия – волонтер и еще два человека. Мы проводим акции. Работаем только в рамках закона, – сказал Евгений Кузнецов.

Как определить прозрачность работы фонда?

Фото – Андрей Архипов (из архива)
Фото – Андрей Архипов (из архива)

По словам адвоката Галины Белик, стопроцентно понять, мошеннический фонд или нет, – сложно, потому что в этой сфере не все регламентировано законом.

– В первую очередь важно обратить внимание на публичную оферту фонда, которая обязательно должна быть на сайте организации. Там может быть строка, что в случае смерти подопечного ребенка собранные средства направят на уставные цели. Есть такой вид мошенничества, когда собирают средства на лечение ребенка, заболевание которого неизлечимо. Проверить это практически невозможно. Только проконсультироваться с врачами, но мы, как жертвователи, обычно не консультируемся. Недобросовестные фонды, заведомо зная, что ребенок неизлечимо болен, начинают сборы. Да, фонд публикует данные о реальной медорганизации и реальном ребенке – жертвователь может проверить это. Но на сайте фонда может быть не вся информация из медзаключения ребенка. Малыш может умереть через месяц, а деньги не будут переданы его родителям, потому что сбор был открыт именно на лечение. Тогда деньги чаще всего остаются у фонда, и он имеет право расходовать их на свои уставные цели, – рассказала Галина Белик.

При этом 20% собранных средств фонд на законных основаниях может тратить на зарплату сотрудников.

Помимо публичной оферты, на сайте благотворительного фонда должны быть контакты и номера личных счетов родителей, чтобы у жертвователя был выбор для перечисления средств. Также должны быть выписки из амбулаторной карты больного – диагноз, назначения врача. Если на сайте фонда нет документов, показывающих полную картину болезни, жертвователи не могут знать, что лечение поможет ребенку.

Кроме того, желательно изучить предыдущие отчеты на сайте. Фонды обязаны публиковать отчет не менее раза в год, могут и чаще. Чем чаще публикуется отчетность, тем прозрачнее работа фонда. Отчет должен быть как можно более четким: такая-то сумма потрачена туда-то. Бывают и общие отчеты: потрачено столько-то средств. В этом случае стоит засомневаться.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: