Международный день детей, больных раком, отмечают в понедельник, 15 февраля. По данным Воронежской областной детской больницы №1, число онкобольных детей в регионе растет. Если в 2013 году страшный диагноз поставили 50 малышам, то в 2015-м рак обнаружили уже у 55 детей. В большинстве случаев маленьких пациентов удается спасти. Одну из счастливых историй рассказывает РИА «Воронеж».  

Опухолевое заболевание лимфатической системы у пятилетнего воронежца Сережи Паршина обнаружили в 2008 году. За восемь месяцев лечения мальчик пережил шесть курсов химиотерапии, полный курс лучевой терапии. Сейчас Сергею 13 лет, он занимается бальными танцами, тренеры прочат ему чемпионское будущее. Каждые выходные юноша выезжает на соревнования в Москву, Санкт-Петербург, Липецк и другие города. И везде показывает отличные результаты. Как Сережа поборол болезнь, он и его мама Ирина Леженина рассказали корреспондентам РИА «Воронеж».

Страшный диагноз

Все началось, когда мама Сережи увидела на шее сына бугорки, похожие на фасоль. Папа мальчика ничего плохого не заподозрил, посоветовал сделать компресс. Но Ирина занервничала, вызвала «скорую». Доктор направил Сережу в инфекционную больницу. Оттуда мальчик попал в отделении онкогематологии. Завотделения только взглянул на пациента и сразу сказал, что с вероятностью 99% это злокачественное новообразование. Сережу экстренно госпитализировали и диагностировали третью стадию рака – опухолевое заболевание лимфатической системы. До метастазирования оставался один шаг.

– У меня перехватило дыхание от этих слов. Диагноз ударил, как обухом по голове. Ведь я ж ко всем прочему была на пятом месяце беременности. Дома ждал муж и старший сын. Лечащий врач Елена Осипова объяснила, что если мы не будем вмешиваться и доверимся ей, то на 98% она сможет поставить сына на ноги, – вспоминает события восьмилетней давности Ирина.

«Рак научил меня ценить то, что есть»

На восемь месяцев с небольшими перерывами Сережа с матерью оказались в больнице. Два первых месяца Сережа не вставал с постели – постоянно был под капельницей. Ирина с ужасом вспоминает те дни:

– Сын превратился в шар – волосы выпали, от гормонов тело раздулось. Самое трудное – это первые несколько недель. Накатывала паника и ужас. Казалось, мы приговорены. В это время очень трудно не натворить ошибок. Знакомые предлагали найти колдунов, знахарок, народные методы. Трудно было довериться врачам, быть терпеливым, последовательным и верить, что мы «выкарабкаемся».

На свою беременность Ирина не обращала внимания. Спасти Сережу – это была единственная цель в ее жизни на тот момент. Гинеколог возмущался, говорил, что во время беременности нельзя находиться рядом с человеком, которому делают химиотерапию. Уговаривал лечь в больницу на сохранение, но Ирина наотрез отказалась. Она не могла этого себе позволить. Из всех родных в больнице с Сережей могла быть только она: бабушка панически боялась больничной атмосферы, а отец Сережи не мог видеть сына, опутанного трубками. Папа даже не поднимался в палату, просто оставлял сумки на первом этаже и уходил.

– О больнице стараюсь не вспоминать. Помню, как долго лежал, как было больно, страшно, муторно. Целый год почти лежал. Рядом все время была мама – она, наверное, взяла половину моей боли на себя. Болезнь научила меня терпению, научила ценить то, что есть. Я могу двигаться, танцевать – это такое счастье! – рассказал Сергей Паршин.

Ирина родила 2 августа 2008 года, 5 августа забрала младенца из роддома под расписку и уже на следующий день была с Сережей на химиотерапии. Делали последний блок. Ирина пыталась договориться, чтобы ее пустили в больницу с малышом, но врачи «восстали» – потребовали пожалеть новорожденного.

Сережа с мамой и младшим братом
Фото — Виталий Грасс

Обычный ребенок

Через восемь месяцев Сережу выписали. Врачи предупредили, что нельзя долго находиться на солнце, перегреваться и делать массаж. В остальном – никаких ограничений. Теперь это был обычный ребенок, который может идти в 1 класс.

– Я страшно за него боялась, вскакивала по ночам, проверяла – не вспотел ли, мерила температуру по 100 раз. В школу боялась отдавать, ведь иммунитет был нулевой. Но мы снова поверили врачам и решились на отчаянный поступок – отвели его в школу, – говорит Ирина Леженина.

После выхода из больницы врачи посоветовали отдать Сережу в спорт. Так как у мальчика обнаружили сколиоз, предложили на выбор танцы и плавание. Из-за аллергии на хлорку дорога в бассейн была закрыта, и мальчика отдали в бальные танцы.

«Если я смог, значит, и они тоже смогут»

На тренировках Сереже сразу понравилось. Музыка, движения – как раз то, чего ему не хватало весь предыдущий год. Занятия проходили три раза в неделю по полтора часа. Через пару лет из 12 пришедших в секцию мальчишек остался только Сергей. Его поставили в пару с девочкой. И заниматься стали каждый день по 3,5 часа. Ирина советовалась с врачами – вдруг такие нагрузки отразятся на здоровье сына. К счастью, кардиограмма и прочие показатели организма оказались в норме.

Рост семиклассника Сергея уже под 180 см. Из-за этого парню пришлось поменять партнершу. В итоге напарницей по танцполу стала девушка, которая на два года старше Сергея. Поэтому из уровня «юношеского» он перемахнул в категорию «молодежь». Соревноваться ему теперь приходится с 18-летними парнями.

 
 

Из-за соревнований Сергей часто пропускает школу, многое не успевает, но учителя, которые видели, как он танцует, идут талантливому танцору навстречу.

Бальные танцы – дорогое удовольствие. Только один фрак стоит 50 тыс. рублей, а юноша растет, как на дрожжах. Отец Сергея иногда говорит, мол, не могли подыскать увлечение попроще. Но когда видит, что сын выделывает на паркете, – смягчается.

Сергей давно уже мог бы выступать на международных турнирах, но для таких поездок нужны большие деньги. Многодетная семья, в которой работает только один папа, не может себе этого позволить. Надежда только на спонсоров.

Сергей выступает не только на конкурсах, но и перед детьми в отделении, где когда-то сам лежал. Так выздоровевший юноша хочет поддержать тех, кто только встал на трудный путь.

– Я не очень люблю больницы, слишком много воспоминаний, но приходить туда танцевать – другое дело. Я – пример, для тех, кто там лежит. Если я смог, значит, и они тоже смогут, – подытожил Сережа.

Справка РИА «Воронеж»

Самые распространенные злокачественные новообразования у детей – острые лейкозы (33-35% от всех опухолей), опухоли центральной нервной системы (28-30% от всех опухолей). У детей до трех лет чаще всего встречаются нейробластомы – врожденные злокачественные опухоли. Процент выздоровления от острого лимфобластного лейкоза составляет 79%, от рака лимфоидной системы – 82%, сарком мягких тканей – 72%. В среднем дети с онкологией лечатся около двух лет.

Болезни вопреки. Как мальчик из Воронежа победил рак и стал танцором

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter