Воронежский облсуд три часа рассматривал жалобы по делу о гибели супругов Саенко в аварии в Семилуках. Заседание состоялось в среду, 25 ноября. Небывалое для апелляционного заседание время заняло противостояние родных погибшей пары и защиты Михаила Попова. Потерпевшие требовали увеличить наказание для виновника пьяного ДТП, а адвокат – вернуть дело в Семилукский райсуд. Судья Александр Щербаков выслушал стороны и отказал в удовлетворении обеих жалоб, оставив в силе наказание для Попова – 5,5 лет колонии-поселения.

Мнение потерпевших

Судья Александр Щербаков начал заседание с просьбы «оставить эмоции», чтобы «сегодня рассмотреть дело». Призывая стороны к порядку, он обращался прежде всего к матерям Власа и Оксана Саенко, которые стали сами не свои от горя. С Валентиной Красных и Раисой Ворониной в суд пришли Роман Воронин, брат Оксаны, и Елена Конопелько, сестра Власа. Все четверо вместе с 17-летним Владом Саенко, сыном трагически погибшей пары, являются потерпевшими по делу. Влад живет в семье Елены Конопелько: тетя стала его опекуном.

 
Фото — Роман Демьяненко

Перед оглашением апелляционных жалоб Валентина Красных заявила отвод судье. Женщина обосновала его недоверием к председательствующему Александру Щербакову. В октябре он принял решение в пользу Михаила Попова, частично отменив арест райсуда на его имущество. Красных поддержали остальные потерпевшие. Гособвинитель Илья Куликов и адвокат Попова Роман Горбунов из конторы «Баев и партнеры» назвали просьбу об отводе «необоснованной».

Вернувшись из совещательной комнаты, Александр Щербаков в отводе отказал. Сослался на то, что рассматривал апелляцию на промежуточное решение, что не является теперь препятствием для рассмотрения дела по существу.

Судья снова зачитал приговор по делу о событиях 5 декабря 2014 года, когда после выезда Михаила Попова на встречную полосу его Volkswagen Touareg столкнулся с автомобилями Lada Largus и Chevrolet. В ДТП погибли супруги Влас и Оксана Саенко, ехавшие в Chevrolet. Им было по 36 лет.

По свидетельским показаниям было установлено, что Попов сел за руль пьяным. Помимо 5,5 лет колонии-поселения Семилукский райсуд лишил Попова права управлять транспортным средством на 3 года и обязал компенсировать моральный ущерб – выплатить по 1 млн рублей матерям Власа и Оксаны и 500 тыс. рублей брату.

– Целый год нас судами мучают, а дети мои в земле лежат. Я просто хочу, чтобы он вернул мне сына, без которого я жить не могу. Зачем садился за руль пьяным, зачем выезжал на встречную полосу? – заплакала Валентина Красных.

– Разве так можно, совесть у тебя есть? – спрашивала вслед за свахой Раиса Воронина.

Их дети выступили сдержаннее, назвав приговор «несправедливым», и попросили о максимальном наказании для Михаила Попова – 9 годах лишения свободы.

Елена Конопелько напомнила о 17-летнем Владе, которому никто не заменит отца и мать.

– У детей Попова, пока он будет в колонии, останется мать. Через несколько лет он вернется к семье, а Влад навсегда лишился самых главных людей в своей жизни. Матери никогда не смогут увидеть своих детей, – пояснили родные при обсуждении того, что основным смягчающим обстоятельством для Михаила Попова стало наличие у него детей.

Возможное возвращение дела в райсуд на новое рассмотрение Елена Конопелько и представитель потерпевших Роман Киреев назвали отсутствием наказания для Попова. Почти год домашнего ареста уже вошли виновнику ДТП в срок.

 
Фото — Роман Демьяненко

– Новое судебное разбирательство может занять длительное время, что в итоге будет являться фактически освобождением от наказания, – отметил Роман Киреев, имея в виду возможность просить об условно-досрочном освобождении после половины срока.

В коридоре облсуда родные супругов Саенко, опасаясь за результат апелляции, напомнили журналистам о финансовых возможностях и связях отца и брата Михаила Попова, о том, как Попову удалось уклониться от проверки на алкогольное опьянение и остаться на свободе. Елена Конопелько уверена, что добиться приговора для Михаила Попова помог общественный резонанс.

Позиция защиты

Адвокаты Михаила Попова в своей жалобе попросили отменить приговор районного суда и вернуть дело на новое рассмотрение. Сам осужденный помалкивал. Когда судья к нему обращался, Попов передавал слово адвокату.

– Краеугольным камнем дела является то, что не доказан факт алкогольного опьянения у Попова в момент ДТП. А все сомнения должны трактоваться в пользу подсудимого, – озвучил главное основание Роман Горбунов.

Защита назвала приговор Семилукского райсуда незаконным и необоснованным, сославшись на процессуальные нарушения при расследовании дела, на огрехи при осмотре попавшего в ДТП автомобиля и места происшествия, привлечение свидетеля в качестве понятого, недочеты в автотехэкспертизе.

Отдельно Роман Горбунов рассказал о прекрасных характеристиках от соседей и с работы Михаила Попова, который до аварии трудился ведущим инженером в газоснабжающей организации. Адвокат напомнил о двух детях Попова, 6 и 12 лет, и отсутствии у него судимостей. Кроме того, защитник заявил о намерении Михаила Попова выплатить моральные компенсации потерпевшим.

Противостояние сторон

Кульминацией заседания стал момент, когда Роман Горбунов представил суду банковские чеки. Адвокат заявил, что Михаил Попов компенсировал половину ущерба, назначенного судом – выплатил по 500 тыс. рублей Раисе Ворониной и Валентине Красных, а также 250 тыс. рублей Роману Воронину.

Для потерпевших появление финансовых документов стало неприятной неожиданностью. Они заволновались, что компенсация станет поводом для снижения срока Михаила Попова в апелляции. Выясняли, почему деньги внесла его жена Ольга, а не он. Отдельно остановились на открытии счета на имя Влада Саенко, куда Ольга Попова перечислила 250 тыс. рублей. Было это еще до начала суда в Семилуках, и Елена Конопелько вернула деньги обратно, чтобы появление их на счете не повлияло на приговор. Теперь в апелляции Конопелько доказывала, что никаких денег до приговора Семилукского райсуда никто из семьи не получал.

 
Фото — Роман Демьяненко

Выяснение финансового вопроса о роли 250 тыс. рублей вызвала бурю эмоций и ряд вопросов у участников процесса. Даже безучастный с виду Попов проявил вдруг несвойственное ему любопытство.

– А где же тогда деньги? Есть подтверждение, что вернули? – вдруг спросил он.

– Потерпевшие не обязаны ничего подтверждать, – сказал ему судья, явно теряя терпение.

Участники выкрикивали реплики, не дожидаясь своей очереди.

– Ну а кто будет компенсировать, если человек под арестом? – ответила супруга подсудимого Ольга Попова на вопрос Конопелько, который та задавала суду.

– Вам слово не давали, наблюдайте. А то буду по двое удалять, – снизил градус дискуссии Александр Щербаков.

Чтобы разобраться с чеками, судья предложил потерпевшим сделать перерыв на неделю. Те отказались, желая завершить рассмотрение апелляционных жалоб за один день.

Адвокат Роман Горбунов попытался приобщить к материалам дела данные о гражданском иске, который подала Елена Конопелько в пользу Влада. Однако судья ходатайство защиты отклонил.

Нескорый суд

Судье Александру Щербакову очевидно нелегко далось рассмотрение резонансного дела. Обычно апелляции проходят в течение часа. Противостояние сторон по делу о семилукской аварии затянулось на три часа, во время которых было сложно держать ситуацию под контролем. Щербаков старался с пониманием отнестись к горю матерей, но всякий раз просил, когда им давали слово, говорить по существу вопроса и не о моральных страданиях.

– Я понимаю, тяжело, понимаю, горе. Но и мне тяжело. Дело резонансное, прошу понять и меня в том числе, – в один из напряженных моментов сказал судья.

 
Фото — Роман Демьяненко

Щербаков внимательно слушал адвоката Попова, когда тот, ссылаясь на закон, рассказывал, что родственникам не всегда полагается компенсация. Быть родным погибшему человеку – не всегда означает нравственные страдания. Моральный вред еще надо подтвердить, напомнил Горбунов.

– Но мы не оставляем потерпевших, понимаем их горе, – продолжал адвокат.

– По-моему, вы не понимаете, – съязвил судья Щербаков.

Не менее решительно Александр Щербаков прокомментировал и реплики потерпевших о том, что они будут обращаться в Верховный суд.

– Вы давить на меня пытаетесь? Не получится. Многие пытались до вас, и, к сожалению, на ваше место в зал суда придут новые люди со своим горем, – философски заметил председательствующий.

Щербаков внимательно выслушал многословные выступления Романа Горбунова и представителя потерпевших Романа Киреева, возражения прокурора Ильи Куликова на жалобы обоих.

Гособвинитель Куликов в прениях подробно объяснил, почему не может вместе с родными Саенко просить об увеличении наказания для Михаила Попова.

– При наличии смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока, – процитировал Илья Куликов Уголовный кодекс.

Поэтому в случае с Поповым, к которому уже применили эту норму, максимум из возможного – 6 лет колонии-поселения. Ему дали на полгода меньше.

Перед вынесением апелляционного постановления Попов сказал последнее слово.

– Прошу прощения, что так получилось. Трагическая ситуация. Я вам выражаю свои искренние соболезнования. В меру своих возможностей помогаю и буду помогать, – сказал Михаил Попов и обратился уже к судье. – Прошу учесть все мои характеристики, действия. Прошу не судить очень строго.

Вернувшись из совещательной комнаты, судья Александр Щербаков оставил размер наказания для Михаила Попова без изменения – 5,5 лет колонии-поселения, сократив лишь срок лишения права управлять транспортными средствами с 3 до 2,5 лет. Уже через несколько дней Попову предстоит самостоятельно поехать в колонию.

– Не волнуйся, мы не убийцы, как ты! Тебя бог накажет! – сказала Раиса Воронина свое напутствие осужденному.

В разговоре с журналистами Елена Конопелько заявила о намерении обжаловать приговор в Верховном суде. Она призналась, что никогда не сможет простить Михаила Попова за гибель Оксаны и Власа, и назвала своей главной задачей воспитание и помощь в жизни Владу, который в один день потерял папу и маму. 

Фото: 1 из 13

Фото — Роман Демьяненко

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter