В Семилуках завершился судебный процесс по резонансному делу о ДТП. Авария с участием Volkswagen Touareg и Chevrolet на улице Транспортной 5 декабря 2014 года унесла жизни супругов Оксаны и Власа Саенко. Подсудимый – 35-летний водитель Volkswagen Михаил Попов – так и не признал вину в их гибели. Суд, длившийся три с половиной месяца, завершился в пятницу, 18 сентября. Судья Наталья Бордюг приговорила Попова к 5 годам и 6 месяцев колонии-поселения. Кроме того, он выплатит родственникам супругов Саенко 2,5 млн рублей в качестве компенсации морального ущерба. Родные погибших супругов Саенко сочли приговор слишком мягким и заявили, что обжалуют его в областном суде.

Позиция обвинения: в деле есть смягчающие обстоятельства

На 18 сентября в суде были запланированы прения сторон. Обычно после прений судья удаляется для постановления приговора и объявляет вердикт через несколько дней. Однако в процессе по делу Попова между прениями и оглашением приговора прошло всего три часа.

Открывая прения, поддерживавший обвинение помощник прокурора района Илья Куликов отметил, что следствие представило суду исчерпывающие доказательства вины Михаила Попова – протоколы с места ДТП, рапорты работавших там правоохранителей, показания свидетелей со стороны потерпевших, акт медосвидетельствования врачей районной больницы, заключение автоэксперта. Куликов подчеркнул, что Volkswagen, которым управлял Попов, был исправен, что подтверждают и характер повреждений автомобилей, и заключение сотрудников ГИБДД. Сомнений в том, что за рулем внедорожника был именно Попов, у следствия тоже не было: на подушке безопасности нашли его кровь, на лобовом стекле – волосы. По словам гособвинителя, анализ крови водителя Volkswagen, который взяли в больнице спустя 21 час после аварии, показал, что Попов был пьян. Содержание алкоголя в его крови составляло 0,11 промилле. В акте медосвидетельствования эксперты зафиксировали и косвенные признаки опьянения – пошатывание, невнятную речь, запах спиртного изо рта. После аварии силовики нашли две пустых бутылки, которые приобщили к делу в качестве доказательств.

Следствие вменило Михаилу Попову нарушение ПДД в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее гибель двух человек (ч. 6 ст. 264 УК РФ). Максимальный срок, который ему грозил – 9 лет лишения свободы. Гособвинитель попросил приговорить спровоцировавшего аварию водителя к 5,5 годам колонии-поселения. Иван Куликов указал суду на смягчающие обстоятельства – наличие у Попова двух несовершеннолетних детей и попытку добровольного возмещения вреда потерпевшим.

Позиция потерпевших: подсудимый заслужил максимальный срок

Родные Оксаны и Власа Саенко требовали для Попова максимального наказания – 9 лет лишения свободы. Мама Власа Валентина Красных не стеснялась в выражениях по поводу главы семьи Поповых Николая и его сыновей, которые, по ее словам, «за руль трезвыми не садились».

– Если бы Попова-младшего не прикрывали влиятельные родственники, а призвали к ответу раньше, трагедии можно было избежать, – сказала Валентина Красных. – Мне таксисты говорят, что он так развлекался, выезжая на «встречку» пьяным, чтобы показать, какой крутой! Распустились, решив, что все можно, потому что деньги есть! Посадите этого человека, он заслужил максимальный срок – 9 лет!

Мама Оксаны Раиса Воронина, брат Роман, сестра Власа Елена Конопелько – в один голос твердили: авария расколола их жизни надвое. До нее была счастливая семья, общие праздники и заботы. После – огромное горе, которое даже спустя девять месяцев не отпускает.

– Оксаночка, Власик были моей опорой и надеждой на старость, – плакала Раиса Воронина. – А сейчас их нет, жизни нет. Она для меня остановилась.

Остановилась жизнь и для Елены Конопелько, которая тоже несколько месяцев пыталась начать жизнь с чистого листа.

– Не получается. Это нельзя понять, это нельзя простить! Попов так и не признал вину. Скручивание номеров на месте ДТП – обычная схема семьи Поповых, чтобы решить вопрос, дав денег пострадавшей стороне, – пояснила она.

Елена Конопелько отметила, что все факты доказывают вину Попова, что нелепо выглядит попытка объяснить 0,11 промилле алкоголя в крови пустырником или валерьянкой, принятыми после аварии.

– Это остатки коньяка, свидетельствующие о том, что 5 декабря он был в стельку пьян! – заявила женщина.

Адвокат потерпевших Роман Киреев заявил, что доказательства четко укладываются в общую картину вины Попова. Защита водителя внедорожника пыталась объяснить аварию техническими причинами, но и заключение автоэкспортов, и показания свидетелей говорят о том, техника ни при чем, отметил Киреев.

Ранее продавец магазина «Альянс» Оксана Черняева рассказала в суде, что Попов купил у нее пол-литра коньяка. Другая свидетельница до аварии видела его на улице Дзержинского шатающимся. Уже после ДТП в машине Попова нашли пустой ту самую бутылку коньяка. О том, что после ДТП у Попова изо рта был сильный запах спиртного, заявили многие свидетели. Аналогичные доводы привел в акте медосвидетельствования врач районной больницы Валентин Тряпицин. Попов пытался списать невнятную речь на сотрясение мозга, однако врач напомнил, что в таком случае пациент не проявляет агрессию. Попов, напротив, оттолкнул медсестру, пытавшуюся отвести его на рентген.

Роман Киреев отметил, что Николай Попов, отец водителя – бывший сотрудник ГИБДД. После аварии он увез сына из больницы. На медосвидетельствование Попов-младший приехал через несколько часов после аварии. Адвокат потерпевших напомнил, что несовершеннолетний Владислав, сын супругов Саенко, остался без родителей. Киреев подчеркнул, что Попов, в отличие от погибших родителей Владислава, сможет вернуться к своим детям – после того, как освободится из колонии.

Позиция защиты: доказательства сомнительные, улики косвенные

На прениях адвокат Алексей Гапон, представлявший интересы Михаила Попова, в очередной раз поставил под сомнения доказательства – протокол осмотра места ДТП, выводы автотехнической экспертизы и другие документы. На предыдущих заседаниях защита Попова заявляла ходатайства об их исключении из перечня доказательств, судья Наталья Бордюг просьбы адвоката отклонила.

– Краеугольный камень – наличие опьянения. В материалах уголовного дела нет ни одного доказательства, которое подтверждает объективно, что мой подзащитный находился в состоянии алкогольного опьянения, – заявил Гапон.

Адвокат назвал улики по делу косвенными и спорными, пожурил следователей за то, что они сразу после аварии не смогли разыскать Попова, чтобы принудительно отвезти его на медосвидетельствование. О том, что Михаил Попов сам отказался от освидетельствования и, не оформив его документально, уехал домой с отцом, Алексей Гапон умолчал.

Позиция подсудимого: готов «в какой-то мере помогать» родным погибших

Михаил Попов в своей речи неожиданно выразил потерпевшим «искренние соболезнования» и попросил прощения «за то, что так произошло».

– Мои действия были не направленными. Я буду рад, если вы примете мою помощь – в первую очередь сыну Власа, чтобы с вашей стороны было прощение для меня. Я буду помогать Владу… – сказал Михаил Попов.

Обращаясь к судье, подсудимый попросил «внимательно отнестись к доказательствам, которые были приобщены к делу с нарушениями закона».

– Я готов в какой-то степени помогать родственникам погибших. Но не все от меня зависит… – посетовал Попов.

Приговор

После прений судья Наталья Бордюг назначила перерыв. Вернувшись через три часа, она объявила, что считает вину Михаила Попова в нарушении ПДД в состоянии опьянения, повлекшем гибель двух человек, доказанных. Судья отметила отсутствие отягчающих обстоятельств и два смягчающих – наличие несовершеннолетних детей и добровольное возмещение вреда. Суд приговорил Михаила Попова к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы. Отбывать наказание он будет в колонии-поселении. Из срока ему вычтут время, проведенное под домашним арестом – более 11 месяцев.

Судья также удовлетворила гражданские иски потерпевших к Попову, обязав его выплатить родственникам супругов Саенко 2,5 млн рублей в качестве компенсации морального вреда: 500 тыс. рублей – брату Оксаны Роману Воронину, 1 млн рублей – матери Власа Валентина Красных и 1 млн рублей матери Оксаны Раисе Ворониной.

Защита Михаила Попова не стала комментировать решение суда. Родные супругов Саенко назвали приговор излишне мягким. Елена Конопелько заявила, что обжалует его в областном суде и будет добиваться для Попова максимального наказания:

– За свое преступление он должен отсидеть 9 лет. И не в колонии-поселении, а за колючей проволокой. Если нужно будет дойти до Верховного суда – дойдем!

Фото: 1 из 7

Фото — Наталья Фокина

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter