Воронежский областной суд 15 сентября оставил в силе решение Советского райсуда, продлившего арест летчице Надежде Савченко. Украинка, которую Следственный комитет РФ обвинил в пособничестве в убийстве российских журналистов 17 июня 2014 года в районе поселка Металлист под Луганском, останется в СИЗО как минимум до 30 октября. Предыдущее заседание по жалобе адвокатов на арест Савченко было прервано из-за отключения света: после небольшой аварии восстановить видеосвязь с воронежским СИЗО № 3, где находится украинка, восстановить не удалось.

«Хотела посмотреть своими глазами, что происходит»

Адвокат Надежды Савченко Илья Новиков назвал решение Воронежского облсуда, оставившего под стражей украинскую летчицу, «ожидаемым». В понедельник, 15 сентября, суд отклонил жалобу защиты Савченко на продление ей ареста до 30 октября.

– Мы прекрасно понимаем, что вынести постановление в нашу пользу по такому уголовному делу – это своего рода подвиг. Мы не можем требовать от человека, чтобы он шел на подвиг, – отметил Новиков, подчеркнув, что, по мнению защиты, основания для изменения меры пресечения на залог у суда были.

Заседание началось в полдень. На этот раз адвокат Новиков приехал в Воронеж из Москвы в одиночестве – по его словам, коллеги Марк Фейгин и Николай Полозов «заняты по другому делу». Следователь СКР Дмитрий Маньшин на заседании не присутствовал. Гособвинение поддерживал прокурор Евгений Бутырин.

12 сентября суд согласился с просьбой адвокатов об оглашении материалов дела. Адвокат Илья Новиков аргументировал позицию защиты тем, что обвинение не указывало прямо, какие именно материалы свидетельствовали о причастности украинской летчицы к убийству российских журналистов. 

До отключения света Новиков успел огласить рапорт Следственного комитета об обнаружении признаков преступления, а также июньские допросы Надежды Савченко в качестве свидетеля по уголовному делу – их провел следователь Дмитрий Маньшин. 

Савченко рассказала о себе, об участии в событиях на киевском Майдане «на стороне митингующих» («приходила на Майдан, стояла, оказывала посильную помощь, привозила вещи, бросала коктейли Молотова по водометам»), а также о поездках на Юго-Восток Украины «во время отпусков». В апреле 2014 года Савченко, по ее словам, ездила в Славянск, Краматорск, Горловку, Донецк, Днепропетровск к друзьям, которые там живут, и «к кадровым военным, которые там были». Савченко пояснила следователю, что своими глазами хотела увидеть то, о чем рассказывало украинское телевидение. 

Как следует из ее показаний, в июне 2014-го она снова отправилась на Юго-Восток и остановилась в палаточном лагере в районе Старобельска, где находились кадровые военные и мобилизованные украинцы.

Исходя из показаний обвиняемой, Надежда Савченко и ее сестра в период между 07:00 и 07:30 приехали на автомобиле к так называемому гольф-клубу в Луганской области. Там Надежда узнала от неизвестного ей мужчины, что украинскую разведку обстреливают ополченцы.

Савченко оставила сестру и с автоматом, который она, по ее словам, взяла ранее в палаточном лагере («потому что не знала, что происходит»), пошла пешком по дороге Счастье – Луганск в направлении Луганска. На дороге она заметила убитого ополченца и раненных военнослужащих украинской армии. С сестрой, которая осталась у гольф-клуба, она связывалась по мобильному телефону.

Оказав первую помощь раненым, Савченко сказала им идти к позициям украинской армии, а сама пошла дальше. Неизвестные открыли по Савченко огонь из автоматического оружия и попали ей в руку, Савченко «пять-шесть раз» выстрелила в ответ, «ориентируясь по звуку». Ранение оказалось легким.

– Метрах в 30 от меня вышел парень с автоматом и сказал: «О, дорогой, ты попался». Он не понял, что я женщина, – рассказала следователю Савченко. По ее словам, она решила не оказывать сопротивления. – Я точно понимала, что убью этого парня, если буду стрелять.

Вскоре ополченцы нашли у гольф-клуба автомобиль сестры Савченко, а в багажнике – вещи и документы, и поняли, что задержанная ими женщина – кадровый военный. Вскоре после этого Савченко якобы «надели на голову мешок» и «перевезли в Россию».

На допросе Савченко заявила следователю Маньшину, что не знала, где находятся гражданские лица и российские журналисты и потому не могла передать их координаты украинским военным.

«Евро» для украинки

15 сентября судья Николай Косенков предложил защите Надежды Савченко для экономии времени огласить в суде конкретные выдержки из уголовного дела, которые адвокаты считают значимыми для подтверждения своей позиции. Илья Новиков согласился.

Из материалов дела следует, что Савченко официально задержали в воронежском отеле «Евро» на 519-м километре трассы М-4 «Дон» 30 июня. Несколько дней следователь Маньшин допрашивал ее в отеле в качестве свидетеля. Почему украинка решила остановиться в отеле, из представленных в суде документов осталось неясным.

Сама Надежда Савченко 30 июня после официального задержания, на допросе – уже в качестве подозреваемой – вновь заявила, что ее «в ночь с 23 на 24 июня задержали на территории Украины неизвестные люди и с мешком на голове перевезли в Россию», где на трассе «передали людям, которые представились пограничниками». Этой же версии она придерживается на всех судебных заседаниях.

Вопрос на миллион

Согласно протоколу допроса, следователь Маньшин обнаружил в мобильном телефоне Савченко среди прочих звонки абоненту, записанному как «Комбат». Савченко пояснила, что это номер командира батальона «Айдар» Сергея Мельничука, которого она «видела в палаточном лагере», а ранее – в теленовостях, и потому знала, как его зовут. На вопрос о близком знакомстве с Мельничуком она ответила отрицательно. По версии следствия, именно Мельничуку Савченко передала координаты местонахождения съемочной группы ВГТРК, после чего украинская армия открыла по ним огонь.

Адвокат Новиков также огласил протоколы допросов двух анонимных свидетелей по делу – ополченцев самопровозглашенной Луганской народной республики: они проходят как «Иванов Иван Иванович» и «Михайлов Михаил Михайлович». Свидетель «Иванов» был очевидцем гибели журналистов ВГТРК: по его словам, один из них получил тяжелое ранение при взрыве и умер в карете скорой помощи, второго (вероятно, речь идет о корреспонденте Игоре Корнелюке) убило на месте прямым попаданием снаряда. Свидетель «Михайлов» не видел, как погибли журналисты, но был в батальоне «Заря» после задержания Надежды Савченко и, по словам адвоката Новикова, передал следствию видеозапись допроса бойца украинского батальона «Айдар» Тараса Синяговского. В остальном – по обстоятельствам вступления свидетелей в батальон «Заря», по их оценке действий украинской армии – протоколы допросов «Иванова» и «Михайлова» похожи.

Закончив с показаниями свидетелей, адвокат Новиков в очередной раз заявил, что обвинение не представило доказательств, напрямую подтверждающих причастность Надежды Савченко к убийству российских журналистов. Кроме того, адвокат задался вопросом, почему в деле нет допроса третьего члена съемочной группы ВГТРК (оператора Виктора Денисова – РИА «Воронеж»). Гособвинитель Евгений Бутырин оставил вопрос без ответа. В судебных прениях Бутырин отметил, что защита «склоняет суд к оценке доказательств» по делу, что не являлось предметом разбирательства: оценивать доказательства будет суд, который рассмотрит собственно уголовное дело в отношении Савченко.

Илья Новиков настаивал на том, что без оценки доказательств невозможно сделать вывод о причастности или непричастности Савченко к убийству журналистов. Адвокат попросил суд изменить украинке меру пресечения на залог в 1 миллион рублей. Гособвинитель в свою очередь подчеркнул, что залог «не удержит» Савченко в России.

- Ей предъявлено обвинение по одному из самых тяжких составов преступления. Она гражданка Украины, в России ее ничто не держит, ее будет тянуть домой, - сказал Бутырин.

Кроме того, он сделал вывод, что «пересечь границу Савченко сможет легко», потому что «Украина была братским для России государством, и граница особо не охранялась».

- Сожалею, что в России даже прокурор признает, что граница плохо защищена, но не признает, что меня могли похитить через эту границу, - заявила Надежда Савченко, пожелав российской власти «укреплять границы».

Выслушав мнения сторон, судья Николай Косенков оставил жалобу адвокатов без удовлетворения и оставил в силе решение Советского райсуда. Под стражей Савченко останется как минимум до 30 октября.

По окончании процесса в Воронежском облсуде Илья Новиков признал, что защита «работала не только на суд, но и на общественное мнение».

- Мы много раз предлагали суду и следователям: покажите, на какой странице в деле эти доказательства причастности Савченко к убийству. Нам не показали. Мы почитали сами и убедились в том, что этих доказательств нет, - резюмировал Новиков.

Сотрудники СКР намерены провести Савченко стационарную психолого-психиатрическую экспертизу в столичном институте им. Сербского. Адвокаты обжаловали решение следствия: Басманный суд Москвы рассмотрит их протест 26 сентября.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter