Отчаявшись добиться расселения, жильцы аварийного дома №54 на улице Пешестрелецкая попросили помощи у воронежских общественников во вторник, 29 марта. Активисты регионального отделения Общероссийского народного фронта пообещали добиться повторного обследования дома. Корреспонденты РИА «Воронеж» заглянули в бывшую общагу и посмотрели, как живется в аварийном здании.

 
 

Дому №54 на Пешестрелецкой в 2018 году исполнится 60 лет. До этой даты трехэтажное здание рискует не дотянуть. Обследовавшая дом межведомственная комиссия еще в 2009 году заключила, что «перекрытия – деревянные, перегородки – деревянные». Эксперты уточнили, что «срок службы деревянных стен – до 30 лет, деревянных перекрытий – до 50 лет; фактически – 51 год». Годом ранее в акте технического обследования состояние здания проверяющие оценили как «неудовлетворительное, близкое к аварийному». В 2013 году дом признали аварийным.

В доме два подъезда, но попасть внутрь – сложная задача. Одна дверь заколочена, а другая – железная, без звонка и домофона. Это классическая общага, причем худший ее вариант.

«Нам идти некуда»

В доме на Пешестрелецкой 47 комнат. Три на первом этаже занимают магазины. Большая часть комнат приватизирована, остальные – муниципальные. Многие собственники здесь не живут – сдают комнаты в аренду.

– А нам идти некуда, – выглядывает из-за двери Ольга Астанкова. – Собраны горы бумаг, тома переписки с чиновниками.

– Добиваемся расселения, чтоб нас стеной здесь не привалило, – добавляет ее соседка Валентина Новикова.

 
 

Дом, в котором живет Валентина Новикова, – бывшее общежитие Облпотребсоюза, затем преобразованного в ООО «Жилищно-коммунальную контору». В 2003 году организация обанкротилась, общагу передали на обслуживание в муниципальное казенное предприятие «ВЖКК». В собственность муниципалитета общежитие тогда не попало. В 2009 году мэрия заявляла, что город не может принять здание. Группа жильцов подала иск в Центральный райсуд и победила. В 2011 году суд обязал городские власти принять на баланс общежитие в доме №54 по улице Пешестрелецкой. Город подал кассацию в областной суд, но проиграл. С 2012 года трехэтажка стала муниципальной, в 2013 ее признали аварийной, а в 2014 году лишили статуса общежития. Теперь это просто жилой дом.

«Все сгнило»

Общие коридоры на этажах – и двери в комнаты. Общие кухни, умывальники, душевые, туалеты. На балконы выйти страшно. Стены в трещинах, вентиляционные стояки разрушены.

– Места общего пользования пугают, а в комнатах подмазываем, чтоб выглядело не так пугающе, – рассказала Валентина Новикова.

 
 

– Год назад соседка Бухтоярова суп варила, а в ее кастрюлю кусок сверху свалился, – показала дыру в потолке Александр Косинов.

В здании сгнило все, что могло сгнить, обвалилось или рухнет сегодня-завтра.

– На чердак никто не поднимался много лет, с тех пор, как там провалился сгнивший пол, и рабочий упал на третий этаж, – рассказала 52–летняя жительница дома Наталья Суховерша. – Дыру от провала заколотили досками. Таких дыр в здании много.

Стены в душевых комнатах заросли грибком и плесенью.

 
 

– Я живу здесь всю жизнь, – продолжил 27–летний Александр Косинов. – В начале жил с мамой на третьем этаже, два года назад женился и купил комнату на первом. Сыну Олегу – год и десять месяцев. Чтобы искупать его, ставлю ванночку в душевой комнате, где всюду грибок. И хотел бы искупать сына в других условиях, но – где?

«Надежды нет никакой»

Коридоры заставлены коробками, ящиками, полками и тумбочками. Жильцы дома протискиваются между ними, чтобы попасть из одного конца коридора в другой – показать комнату с дырой в потолке. Сгнившие куски перекрытия прорвали пенопластовые квадраты, которыми заклеили потолок.

 
 

– Ждут, наверное, когда здесь кого-нибудь придавит насмерть, – возмутилась Елена Матюнина. – Выразят соболезнования родственникам, дадут денег на похороны. Чтобы не допустить трагедий – денег нет. Мы три года назад 20-метровую комнату купили в ипотеку за 700 тысяч рублей. Помню, в первый день вышла на кухню, поставила кастрюлю на плиту и отошла в окошко посмотреть. И тут же рухнул огромный кусок штукатурки.

Так как дом признали аварийным, в нем нельзя приватизировать жилье, нельзя продать комнату и сбежать, да вообще ничего нельзя.

 
 

– Можно только ждать, когда власти придумают выход из ситуации, – объяснила старшая по дому Наталья Суховерша. – Так как дом признали аварийным в 2013 году, мы попадем в программу расселения только на 2019 год, если найдется инвестор. Такое письмо мне прислали неделю назад из управления жилищных отношений администрации Воронежа.

Инвестору, если таковой отыщется, придется расселить 44 комнаты и три магазина.

– Пусть дадут хоть по малосемейке, хоть угол, но не аварийный, – возмутилась Наталья Суховерша. – Меня устроит все, потому что хожу по полу, который проваливается, дышу воздухом с грибком и плесенью, а в мою кастрюлю с потолка сыплется гниль перекрытий.

Бывшее общежитие в доме №54 стоит на маленьком участке земли в промышленной зоне, строительство жилых домов здесь запрещено.

– Мы обращались всюду, везде – отказ, – рассказа Наталья Суховерша. – Надежды нет никакой. Я живу здесь 30 лет: в комнате 17 кв. метров вдвоем с сыном. Ипотеку мне не дадут, купить квартиру – нет денег. Тупик.

Справка РИА «Воронеж»

По данным пресс-службы мэрии, с 2013 по 2017 годы в Воронеже расселят 138 многоквартирных домов, признанных аварийными до 1 января 2012 года. На эти цели в 2015 году городской бюджет выделил 442,2 млн руб.

В 2016 году на расселение 45 многоквартирных домов в бюджете Воронежа заложили 233,2 млн руб.

После 2012 года в Воронеже аварийными признали 65 домов.


Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter