Воронежец Александр Ивченко в пятницу, 19 февраля, передал музею Липецкого авиацентра памятник погибшему в Сирии пилоту Олегу Пешкову. Композицию высотой почти 1,5 м Ивченко два месяца вырезал из дерева бензопилой. Памятник герою, установленный в Липецке, стал первым в России.

 
 

Александр работал над ним два месяца, вечерами и в праздники, на работе взял неделю отпуска. Ивченко говорит, что не искал славы: хотел сделать памятник, найти ему достойное место, поклониться – и все.

– Увидел в интернете, что 24 ноября турки сбили Су-24, погиб пилот, подполковник Олег Пешков. Неделю не знал, какой памятник сделаю, а 1 декабря на тренировке тянул железо, и вдруг осенило: три руки. Автомат в мужской руке, прикосновение женской, а рядом детская – с игрушечным самолетиком, – рассказывает Ивченко.

 
 

По диплому Александр – учитель русского языка и литературы, по призванию – тележурналист. А еще – мастер по дереву. Ивченко родом из иркутского села Ербогачен. В Воронеж попал 12 лет назад: переехал, когда его брата Алексея, военного хирурга, подполковника медслужбы, после Чечни перевели в воронежский госпиталь.

С семи лет Саша вырезал из дерева ножиком, потом бензопилой. Эскиз детской руки для памятника он рисовал с пятимесячного сына Вовы. Самолетик – погремушка малыша. Женская рука – его жены Нины, без маникюра, колец и браслетов, усталая и натруженная рука мамы двух детей. Варе, старшей дочке супругов Ивченко, – 14.

В новогодние каникулы, гуляя с коляской по лесу, пока Вовка спал, Александр обдумывал видео, которое сделает в память об Олеге Пешкове.

– Клип для меня важен, как и памятник: сил, времени, духовного напряжения потребовалось много, – объясняет Ивченко. – Памятник увидит тысяча человек, а видео – больше. И точно: за десять дней под 100 тыс. просмотров. Летчики написали: "Смотрели – и едва сдерживали слезы".

 
 

Когда вечером 28 января Александр выложил фото памятника и видео в интернет, на него обрушился шквал писем. Отозвались сотни людей из десятка стран, летчики из Воронежа, Свердловска, Липецка, Оренбурга. Всю ночь он сидел за компьютером и читал и добрые слова, и злые.

– Больше благодарили, но задело, когда писали, что меня нет, что это путинская пропаганда, – возмущается Ивченко. – Но я – есть!

Он шутит, что каждая его работа – своего рода памятник человечеству. Как люди относятся к жизни – такова и память о них.

– Но этот памятник – мой, – уверен Александр. – Потому что память о гибели Олега Пешкова – во мне.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter