Сотрудники первого отдела по расследованию особо важных дел регионального управления СКР завершили расследование уголовного дела в отношении 33-летнего Сурика Балавяна (фамилия изменена), владельца «мясного» хозяйства в селе Парусное Новоусманского района. Вместе с ним на скамье подсудимых окажутся три охранника, работавших в его хозяйстве. Все четверо фигурантов обвиняются в «использовании рабского труда».

В марте 2012 года, когда ферму Балавяна накрыли силовики, там работало 19 человек. Они пасли и кормили коров, свиней, овец, чистили навоз. Большинство жителей фермы оказались ранее судимы, без постоянного места жительства и родных. К владельцу фермы у них претензий не было. Судя по всему, бывшие зеки не хотели иметь дело с представителями закона. 

Давать показания и сотрудничать со следствием согласились четыре жертвы современного рабства. Их хозяин фермы, который создал организованную группу, вместе с охранниками-«надсмотрщиками» побоями принуждал к рабскому труду и лишал свободы.  

Сейчас громкое уголовное дело «о современном рабстве» направлено для рассмотрения в Новоусманский райсуд.

Вскрывшийся ожог

О том, что в селе с безобидным названием Парусное Новоусманского района процветает самое настоящее рабство, стало известно благодаря случайности. В начале марта 2012 года один из невольников оказался на больничной койке в Новоусманской ЦРБ.  

У 37-летнего Сергея были сильно обожжены ноги и предплечье – 8 процентов поверхности тела. Потребовалась серьезная операция по пересадке кожи на ногах. Также врачи диагностировали у Сергея переломы носа и четырех ребер, сотрясение мозга. Когда пациент немного пришел в себя, он стал рассказывать, через какой кошмар ему пришлось пройти. 

Сергей заявил, что 18 февраля 2012 года его похитили и против воли держали на ферме. Чтобы пленник бесплатно ухаживал за скотом, охранники и хозяин избили его и лишили свободы. 

Сергей был без сознания, когда истязатели принесли его и бросили в душевой. Мужчина долго лежал там рядом с горячей трубой и получил термический ожог. Из-за антисанитарных условий, в которых приходилось существовать, и отсутствия медицинской помощи у Сергея начались осложнения. Через две недели после получения ожогов, всерьез опасаясь, что пленник умрет, Сурик Балавян отвез его в больницу. 

- Мужики в бараке мне сразу сказали, что бежать бесполезно – убьют, - рассказывал Сергей воронежским СМИ. – Отдыхать не давали, денег не платили, кормили какой-то бурдой: геркулесовая каша, а на обед вроде супа - вода с жиром.

Пока Сергей погибал на ферме, его искала мама. Когда в феврале сын пропал без вести, она написала заявление в полицию. Слава богу, хоть и покалеченный, сын нашелся – живой. Не всем мамам, которые заявляют о пропаже детей, так крупно везет…

А еще Сергей оказался единственным из четырех потерпевших-невольников, о котором было кому переживать на свободе. На бесприютных бобылей у Балавяна был глаз наметан.

Ферма в Парусном
Фото Леся Полякова

«Теперь ты будешь наш раб»

– Владелец фермы подыскивал работников на трассе «Дон». Видел пьяного или неопрятно одетого мужчину, который ждет транспорта на остановке, подъезжал на «Ладе Приоре», либо на «ГАЗели». Одному предложил подвезти, второму – высокооплачиваемую работу, третьего поместили в автомобиль силой. На ферме Балавян отбирал у мужчин документы и личные вещи. Их закрывали в помещениях, откуда они не могли выбраться, и били, принуждая к рабскому труду,

Андрей Рябов, следователь по особо важным делам первого отдела Воронежского СУ СКР.

Сурик Балавян арендовал ферму с 2009 года. По неофициальным данным, за три года через нее прошло порядка 300 работников. Одновременно там находилось 20-25 человек. 

Рабовладельческий строй Балавяну помогали устанавливать охранники. Типы, которых во всем этом средневековом кошмаре «хозяин» возвысил над всеми остальными. Они занимали привилегированное положение: жили в лучших условиях, получали нормальную еду, свободно выходили за пределы фермы и получали деньги на карманные расходы. В их «служебные обязанности» входило исполнять приказы, бить и издеваться над «рабами». Трое таких помощников, жители республики Беларусь, Челябинской и Московской областей пойдут под суд вместе с Балавяном. Установлено, 32-летний Владимир Минин, 27-летний Павел Решин и 25-летний Максим Прошин (фамилии изменены) принимали участие в избиении четырех потерпевших, согласившихся написать заявления.

Одно спасение – бежать!

Первый из четырех преступных эпизодов, зафиксированных в уголовном деле, приходится на 13 сентября 2011 года. По версии следствия, Сурик Балавян познакомился с 25-летним парнем по имени Вадим в Воронеже на остановке по улице Волгоградская. Владелец фермы предложил молодому человеку поработать у него в хозяйстве охранником за высокую зарплату. Вадим, особо не раздумывая, прыгнул к незнакомцу в машину.

В селе Парусное на ферме парень по указанию Балавяна написал заявление о приеме на работу. После чего «хозяин» разорвал на Вадиме брюки и заявил: «Будешь работать на меня и делать, что я скажу, а не то так отделаем…».

По приказу рабовладельца охранник Владимир Минин запер Вадима в подсобке. На следующий день он же избил молодого человека. Вечером 15 сентября Вадиму удалось сбежать из ада.

25-летний Дмитрий попал в Парусное в конце сентября 2011 года. Когда он ждал транспорта на остановке в селе Рогачевка, остановилась «Лада Приора», и водитель предложил Дмитрию подбросить его в попутном направлении. Тот отказался. Тогда Балавян скомандовал Решину, который также ехал в салоне автомобиля, применить силу. Охранник ударил парня и затолкал его в салон автомобиля. 

На ферме молодому человеку объяснили, что он теперь обязан работать за еду, забрали паспорт и одежду. Дмитрий отказывался и сопротивлялся, тогда охранники стали угрожать расправой, бить парня руками, ногами и пластиковым стулом.

Два с половиной месяца Дмитрий ухаживал за скотом. Всякий раз, когда он возмущался или отказывался работать, его безжалостно избивали. Для этого охранники использовали подручные средства: деревянный черенок лопаты, кусок полимерного шланга. 

7 декабря 2011 года Дмитрию удалось бежать. Едва придя в себя после плена, парень заявил в полицию. Пока шла проверка, Балавян вернул бывшему невольнику вещи и документы, заплатил деньги за работу. Дмитрий написал, что не имеет к владельцу фермы претензий. На основании этого полицейские отказали в возбуждении уголовного дела.

Навоз и оковы рабства

На теле у Романа уже не было живого места. Лицо от побоев опухло и посинело. Избивая палками, охранники объясняли, что теперь он будет работать за еду и подчиняться «хозяину». Потом истязатели притащили мужчину в хлев для скота, и издевательства продолжились. Несмотря на мороз на улице, его заставили раздеться догола и лечь на ленту транспортера для уборки навоза. Романа обмазывали навозом, запихивали ему в рот солому, а затем и вовсе надели ему на шею цепь. Вдоволь поиздевавшись, хозяин фермы и охранники заперли его в подсобке хлева. Весь обряд «посвящения в рабы» собственник невольников фотографировал на телефон. 

Теперь фотографии истязаний 26-летнего Романа с цепью на шее и в навозе стали доказательствами по уголовному делу. Парень работал трактористом в соседнем селе в крестьянско-фермерском хозяйстве. В декабре 2011 года Балавян, у которого была напряженка с невольниками, забрал парня с фермы из соседнего села.

По отработанной схеме, объясняя Роману, кто на ферме хозяин, его хорошенько отделали, а потом месяц заставляли горбатиться на Балавяна. Когда у парня отошло лицо от ужасных побоев, его вернули на прежнее место работы. 

Одна из жертв
Фото Леся Полякова

36-летний Сергей, который позже оказался на больничной койке с ожогами и с которого началось уголовное дело, согласился на предложение Сурика Балавяна его подвезти. 18 февраля владелец фермы заметил мужчину при выезде из села Новая Усмань. Сергею нужно было попасть домой в Лиски, и Балавян пообещал подбросить его. Однако по дороге выяснилось, что едут они в другую сторону. 

На ферме события развивались по обычной схеме: изъятие у нового невольника документов и нормальной одежды, побои. А потом у Сергея была ночь в беспамятстве у горячих батарей и две недели жуткой боли… Страшно подумать, чем все могло бы закончиться, если бы рабовладелец не отвез мужчину в больницу. 

Смягчающие обстоятельства

- Сурик Балавян заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, на основании которого дал показания против себя и своих сообщников, - говорит Андрей Рябов. - Он полностью признал себя виновным в совершении преступлений и возместил потерпевшим моральный и материальный вред, выдал предметы, которыми он и охранники избивали работников. 

Заключив сделку с правосудием, Балавян теперь может рассчитывать на то, что размер его наказания не превысит 2/3 от максимального срока. Санкцией по статье «использование рабского труда» предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 8 до 15 лет. То есть экс-рабовладелец может рассчитывать на срок до 10 лет. Его охранникам в этом плане повезло меньше: им на такое смягчение надеяться не приходится. Плюс ко всему Балавян отец семейства: у него двое маленьких детей. 

Одна из жертв
Фото Леся Полякова

Страна рабов, страна господ

Во всей этой истории много страшного. Перед глазами стоят картины издевательств нелюдей над людьми, жуткие унижения и боль. Но страшнее не это, и даже не то, что много бесчеловечных обстоятельств рабовладельческого ада никогда не откроются и за них никто не будет наказан. 

Страшно обывательское равнодушие, с которым жители села Парусное взирали на кошмар, происходящий по соседству. Ведь они постоянно видели избитых беглецов с фермы, полураздетых и истощенных как из концлагеря.

Однако никто и не подумал заявить в полицию. Жители Парусного могли воочию убедиться, что сила иногда оказывается выше справедливости. И потому они не верили в закон. Не верили в то, что в жизни можно что-то поменять. Они научились смотреть, но не видеть. Психология «моя хата с краю» оказалась ничем не лучше рабской. А может быть, это и вовсе одно и то же.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter