18 Февраля 2020

вторник, 12:52

$

63.31

68.62

Тренер воронежского «Бурана» Михаил Бирюков: «Ближайшие игры – матчи жизни и смерти»

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 3513
Тренер воронежского «Бурана» Михаил Бирюков: «Ближайшие игры – матчи жизни и смерти»

Специалист оценил шансы команды на попадание в плей-офф.

Шансы «Бурана» на плей-офф зависят от результатов команды в ближайших пяти матчах, признал исполняющий обязанности главного тренера клуба Михаил Бирюков после победы над «Челметом» в четверг, 19 декабря. Специалист рассказал, как изменил стиль игры по ходу сезона, оценил селекцию «ураганных» и признал, что хотел бы сохранить за собой и тренерские, и менеджерские функции в следующем году.

«Переносы матчей – огромный плюс»

– Два подряд матча «Бурана» отменились – такое впервые в вашей карьере? И как это может повлиять на команду?

– Не помню такого. И в разных ситуациях это могло бы сказаться совсем по-разному. Для нас сегодня такая вынужденная пауза – огромный плюс. У нас восемь человек лежали с температурой. Мы едва ли не половину «Россоши» привезли – если бы не отмена матчей, играла бы молодежь. Опять пришлось перетасовывать состав. То, что матчи отменились, – настоящий дар. Ребята поправились хотя бы. Понятно, что после гриппа организмы ослаблены, но у нас снова есть боевой состав.

– Однако перенос матчей – это уплотнение и так довольно жесткого графика.

– Пока не знаю, что будет в те дни, на которые перенесут эти матчи. А вот на данный конкретный момент это настоящее спасение.

– Если бы вам перед началом сезона сказали, что в 35 матчах сезона у клуба будет 32 очка, как бы вы отреагировали?

– Скорее всего, я бы расстроился. Были матчи, в которых мы недобрали очков. Самое досадное – проиграли «Тамбову» три матча из трех. А это наш прямой конкурент. И боюсь, что одни и те же ошибки будут периодически повторяться. Наша практика показывает, что молодая команда обречена на нестабильность. Болельщики могут увидеть два шикарных матча, а затем – полный провал. Ребята называют это словом «заклинило». Это надо стараться компенсировать терпением, работой. Смотрим много видео – на себя глядим, на соперника. Других выходов не вижу.

– Во время межсезонья следить за клубом было невероятно приятно. Все решения были логичными и оправданными. Но стартовал сезон – и опять какая-то череда поломок в механизме.

– Вы справедливо отмечаете прогресс – мы не стоим на месте. Сейчас у нас в команде нет блатных. Ни одного человека! Все по спортивному принципу, это большой прогресс по сравнению с тем, что вы могли видеть раньше. Появился тренажерный зал, с нами работает видеооператор. С экипировкой тоже нет вопросов. Есть и стабильность состава – не такая, какой бы нам хотелось, но все равно это прогресс. Мы рассчитывали, что благодаря этим вещам сделаем большой шаг вперед в плане результата. А получилось, что шаг вышел маленьким. Но он есть. Хоккеисты узнали, что в Воронеже не обманывают. Игроки охотнее едут к нам, зная, что здесь появились нормальные условия для работы.

– Как оцените летнюю селекцию сейчас, когда уже стало понятно, кто есть кто?

– В большинстве случаев мы не ошиблись. Неприятная ситуация возникла с Алексеем Князевым, но, если бы можно было вернуть время назад, едва ли можно было что-то сделать иначе. Перед сезоном менять тренера из-за одного игрока – это нонсенс. После такого можно не рассчитывать на дисциплину в коллективе. Приведу пример из своей игровой карьеры. Капитан «Локомотива» Андрей Коваленко два года подряд приводил команду к чемпионству. Пришел новый тренер, они с игроком не нашли общего языка, и клуб принял тяжелое решение, расставшись с Коваленко. Тогда это был шок для всех. Я, будучи молодым хоккеистом, не мог понять, как это так. А сейчас я по другую сторону баррикад. И понимаю, что это правильное решение. Тренер должен быть важнее любого игрока, иначе в быту и на площадке не будет порядка. Может быть, в случае с Князевым все остались в плюсе. По крайней мере, я смотрел матчи «Дизеля» – там он словно другой игрок. Он всецело отдается игре. Может быть, он бы и тут так играл в официальных матчах. Но на предсезонке в плане самоотдачи он партнерам уступал. Остальные привезенные летом игроки оправдали ожидания – и Кляузов, и Чиглинцев, и Маслов.

– А вот Павел Лукошин, видимо, нет.

– Да, ждали от него иного. Все при нем, но он не захотел вписываться в систему ни Алексея Ярушкина, ни в мою. Я считаю, что хорошего защитника не должно быть видно. А Лукошин передерживал шайбу, мог с неудобной руки не глядя выбросить ее в центр. Мы его не ставили в состав, наказывали, демонстрировали его ошибки на видео. И ничего не менялось. Пришлось реагировать.

– Можете немного подробнее рассказать о том, какой вы видите игру, которую должен показывать «Буран»?

– Предыдущий тренерский штаб хотел постоянно играть в давление. Я анализировал ситуацию – мы пропускали больше всех в лиге. А трофеи выигрывает защита, все это знают. И пусть мы не претендуем на какие-то кубки, но с проблемами в обороне ничего добиться нельзя. Мы решили уделить больше внимания защите. Чтобы играть в давление, должна быть запредельная физическая готовность и отличный уровень организации игры. Мы проанализировали матчи – у «Бурана» этого не было. Стали плясать «от печки». Игры с «Ижсталью» и «Нефтяником» убедили нас, что это было правильное решение. Похожие игры были с «Югрой» и «Рубином» – да, в Тюмени мы уступили 0:3, но оборонялись мы грамотно. При счете 0:0 у нас были потрясающие контратаки. Если бы реализовали их, как в матче с «Югрой», все могло сложиться иначе. Но надо признать, что мы потеряли изюминку в атаке, сосредоточившись на обороне.

– Это видно.

– Только прошу учесть, что мы с Королевым возглавили команду 4 октября. После этого у нас были четыре полноценных тренировочных дня. Все остальное – это восстановление, теоретические занятия. А плотно поработать на льду, чтобы наиграть что-то, времени нет. Вот сейчас думаю, сделать ли оборону более активной, чтоб встречать соперника не в средней зоне, а выше. Но когда это делать? Посмотрите на календарь. Может быть, будет возможность в начале января. Но ребята и так выйдут после праздников, им надо будет подтягивать физическое состояние. Вообще ничего само собой не происходит. Вот мы поехали в Китай, выдали потрясающие второй и третий матчи, классно оборонялись, контратаки были очень хорошие. Но мы играли в три звена. Потом были матчи с «Рязанью», «Барсом», «Торпедо-Горьким» и «Ростовом», за ними наступил провал. Мы просто «накушались» с учетом всех этих переездов. Как говорит про такое тренер Игорь Захаркин, «запланированный спад». Звучит смешно, конечно, мы не планировали проигрывать, но в матче с «Тамбовом» команда действительно была «пустая». Я в глаза ребятам смотрел, видел, что они хотят побеждать. Но руки, ноги, голова – ничего не работает. Не хватает возможностей для восстановления, честно говоря. Но всего и сразу не бывает, клуб и так уже сделал шаг вперед как организация.

«Тактика и тренировочный процесс интереснее, чем переговоры с агентами»

– На что стали смотреть иначе, став тренером?

– На все абсолютно. Я соприкасался с командой, но больше слушал тренеров, чем решал что-то сам. Например, проштрафился каким-то образом игрок. Ко мне приходили тренеры и предлагали какие-то санкции. И я должен были либо соглашаться, либо убеждать наставника команды. А теперь я решаю сам, соизмеряя все последствия и риски. Главное – я снова вспомнил то, к чему привык. Тактика, теория, тренировочный процесс. Честно говоря, это интереснее и ближе мне, чем переговоры с агентами, телефонные звонки какие-то. Стараюсь внести в свою работу лучшее, что видел у тех тренеров, с которыми работал как игрок.

– Кто для вас пример?

– Мне нравилось играть у Петериса Скудры. Бюджет его клуба всегда можно было назвать средним, подбор игроков – совсем не звездным, но команда всегда была в плей-офф. Можно сказать, я отдыхал душой. Замечательные тренировки! И очень серьезная организация во всем. Могу с добротой вспомнить про Билялетдинова, Знарка, Юрзинова, Быкова. Но хочу идти своей дорогой, у меня есть свое видение. Я прошел хорошую школу, но копировать кого-то смысла нет. Я бы хотел, чтобы «Буран» добивался результата за счет неукоснительной дисциплины и четко просматриваемого рисунка игры.

– Чувствуете совсем иное давление?

– Да. Можно сказать, вещи всегда собраны. Ты круглые сутки думаешь о команде, нет возможности переключиться. Например, ко мне однажды пришел клубный доктор за 10 минут до начала тренировки. Говорит: «Я еще не знаю, кто болен, а кто здоров». А я ему отвечаю: «Зато я знаю. Я всех обзвонил вчера вечером и еще раз – сегодня утром». Когда ты главный тренер, ты понимаешь, что нужно все контролировать лично. Это отнимает очень много сил. Мне очень нравится, как работает футбольный тренер Юрген Клопп из «Ливерпуля». Его поведение вызывает большую симпатию, он мне близок эмоционально. Я даже ездил на его последний матч в «Боруссии» из Дортмунда. У него сумасшедшие контратаки, мгновенный выход из обороны в атаку. Это настоящий трэш. И каждый игрок чувствует себя нужным, он всех заряжает. Хочу, чтобы «Буран» организованно играл в обороне и быстро вылетал в контратаки.

– Чтобы быть похожим на Клоппа, нужно уметь так же превращать набор игроков в настоящую банду.

– Я прикладываю для этого усилия. У меня есть кое-какие задумки. Что-то выходит, что-то нет. Но это тяжело делать в условиях современного хоккея, когда есть скитания из одной команды в другую. Некоторые меняют по три клуба за сезон. Раньше такого не было. Из-за этого у хоккеистов сегодня, как говорится, ни Родины, ни флага. Но есть некоторые задумки на следующий год – посмотрим, оставят ли меня в клубе.

– Как оцените взаимодействие с «Локомотивом»?

– У нас хорошие, доверительные отношения. Нас все устраивает, и я думаю, «Локомотив» тоже. А от «донорства» никуда не деться в нашем положении. Тем более надо учитывать, что у команды из Ярославля немало травм. Мы проснулись в Красноярске – а у нас двух хоккеистов, которых мы наигрывали, нет. Но с этим ничего не поделаешь. «Локомотив» – один из самых основательных клубов страны, но именно в этом сезоне у него есть нестабильность, и это влияет на нас. Претензий к Ярославлю быть не может.

– Как оцените шансы на плей-офф?

– Около 40 процентов. Многое будет зависеть от матчей в Рязани и Нижнем Новгороде. Потом еще дома три игры с китайцами – вот эти матчи многое определят. Ближайшие игры – матчи жизни и смерти. Я с октября говорю ребятам, что лимит на ошибки исчерпан, что надо набирать очки любой ценой, что никаких «потом» уже нет, только «сейчас». И многие хотят, но есть ограничения. У кого-то уровень мастерства, кто-то все никак не наберет свою лучшую форму. Это я о молодежи говорю. Летом я говорил, что мы хотим собрать рабоче-крестьянскую команду. И некоторые матчи показывают, что у нас кое-что в этом направлении получилось. Но бывают игры, в которых этой пахоты нет. Хотя «аристократов» у нас мало – на эти роли мы взяли Аслана Раисова и Магомеда Гимбатова. Они оправдывают свое приглашение. И сейчас, в этих ближайших матчах, надо отдать все, что есть. Нужна победная серия, чтобы затащить себя в зону плей-офф.

– Хотелось бы вам остаться как тренеру и на следующий год? Провести не только селекцию, но и всю предсезонную подготовку.

– Да, очень хотелось бы. Это очень интересно. И это вполне можно совместить с моими менеджерскими функциями. Это реально. Чуть больше нагрузки с подписаниями контрактов ляжет на генерального директора, но мы справимся. Но пока говорить об этом рано – нужно дать результат в нынешнем сезоне.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: