Сватовство, пропой, девичник. Как гуляли свадьбы жители воронежских сел сто лет назад

, Воронеж, текст — , фото — Наталья Трубчанинова
  • 7841
Сватовство, пропой, девичник. Как гуляли свадьбы жители воронежских сел сто лет назад Сватовство, пропой, девичник. Как гуляли свадьбы жители воронежских сел сто лет назад
В преддверии «зеркальной» даты – об ушедших обрядах и традициях

Во вторник, 22 февраля 2022 года, планирует зарегистрировать брак 151 пара: из них 94 – в районах области, 57 – в Воронеже. А как проходили свадьбы в Воронежской губернии в прошлом столетии? Зачем родственники подменивали невесту, почему новобрачных сажали в чулан, а не за общий стол и откуда взялась традиция носить невесту на руках? Об этом накануне «зеркальной» даты рассказала профессор, заведующая кафедрой этномузыкологии Воронежского государственного института искусств Галина Сысоева на беседе-концерте «Традиционная свадьба в воронежских селах» в Никитинской библиотеке.

Кроме того, посетители услышали старинные свадебные обрядовые песни в подлинной манере в исполнении студентов и преподавателя кафедры Александры Самотягиной, а также посмотрели реконструированные фрагменты свадеб, сделанные Галиной Яковлевной и ее учениками в ходе фольклорно-этнографических экспедиций по воронежским селам. Самые интересные фрагменты встречи – в материале РИА «Воронеж».

Новые и старые обычаи

Сегодня воронежская молодежь проводит свадебное торжество приблизительно по одному сценарию: в день регистрации жениха везут на выкуп невесты, потом молодые отправляются в ЗАГС, после церемонии бракосочетания распивают шампанское и едут возлагать цветы к памятнику павшим солдатам. Оттуда свадебный кортеж направляется к Каменному мосту, где новобрачные по непонятно откуда взявшейся традиции должны разбить бутылку шампанского, и далее – на фотосъемку куда-нибудь в парк или интерьерную локацию. Завершается свадьба, как правило, в тот же день посиделками с родственниками и друзьями за праздничным столом в ресторане с танцами и конкурсами от тамады.

А еще сто лет назад к свадьбам подходили как к главному событию в жизни не только молодых, но и всего села. Девушки начинали готовиться к замужеству с детства, сама свадьба игралась несколько дней, каждый из которых имел свое значение и смысл.

Старинный свадебный обряд представлял собой целостный многожанровый спектакль с традиционными действиями, нарядами, текстами. Каждый обряд сопровождался веселыми шуточными сценками, песнями, танцами. Свадьба не просто шла, она разыгрывалась, поэтому в лексиконе многих русских народов сохранилось выражение «играть свадьбу». В Воронежской области свадебные традиции были очень богатые, но до наших дней почти не сохранились.

– Традиционная свадьба игралась во всех воронежских селах вплоть до Великой Отечественной войны. После нее, в десятилетия расцвета советской эпохи, свадебные церковные обряды ушли в подполье и стали постепенно забываться. Окончательно деревенскую свадьбу разрушила перестройка. Сегодня подлинных хранителей свадебных традиций, к сожалению, не осталось. Те бабушки, которых мы со студентами слушали и записывали в фольклорных экспедициях, уже все ушли, – с грустью констатировала Галина Сысоева.

Переход

Свадьба относилась к так называемым обрядам перехода. На Руси считалось, что человек проживает несколько этапов: детство, юность, семейную жизнь и смерть. Каждый переход из одного этапа жизни в другой обставлялся определенными обрядами, чтобы человек ненароком не вернулся в предыдущий: например, из юношеского периода не впал в детство или после своих похорон не появился дома.

Семейная жизнь из всех этапов была главным, к чему стремился каждый человек. Свадьба обеспечивала вхождение молодых людей в новую роль. Молодожены наделялись обязательствами не только друг перед другом, но и перед обществом. Поэтому свадьбы были вынуждены справлять даже самые бедные семьи, иначе их не признавали полноценными членами общины. Если молодые расписались, а свадьбу не сыграли, для родных это был большой позор. Все село должно было знать о женитьбе, поэтому молодых на свадьбу катали по всем улочкам, чтобы все видели и знали, что родилась новая семья.

– В разных регионах страны свадьбы игрались по-разному. Существенные отличия в свадебных ритуалах были по песенному наполнению. Так, на севере России музыкальная часть обрядов почти полностью состояла из причетов, свадьбы там больше походили на похороны, потому что от сватанья до собственно свадьбы невеста ежедневно причитала и плакала. Пришел в дом невесты гость, она падает перед ним на колени и давай причитать. Пошла к родственникам, с порога бух на колени и заливается слезами. В Вологодской области была такая традиция: невеста зимой в мороз в легонькой кофточке выходила на улицу, падала на землю, разбивала лицо и руки в кровь – это называлось «хлесталась» – и рыдала. Она должна была показать домашним богам, что не по своей воле выходит замуж. Даже если ей поскорее хотелось уйти из отчего дома, все равно надо было играть роль несчастной, заплаканной невесты, – пояснила Галина Сысоева.

На юге, в том числе в Воронежской области, свадебные песни по музыкальному наполнению были веселыми. Причитания исполнялись только на девичнике или утром свадебного дня. По этнографическому южнорусскому типу наша свадьба называлась круговой. Дело в том, что во время свадьбы гости постоянно ходили туда-сюда – от дома невесты к дому жениха, от родни жениха к родне невесты.

До свадьбы жених и невеста не считались членами сельской общины. Как и других незамужних девушек и холостых парней их не приглашали ни на какие местные сходы. И даже на самой свадьбе молодых не сажали за общий стол, так как они находились в так называемом переходном статусе и не были еще равноправными членами общества. К столу они могли сесть только на следующий день после первой брачной ночи. А до нее молодоженов запирали где-нибудь в чулане и кормили с рук, а не ложками, выводили только на принятие даров.

Выбору невесты для жениха придавалось большое значение. Обычно этот выбор осуществляли родители, обосновывая его благополучием и достатком семьи, с которой собирались породниться. При этом красота девушки большого значения не имела, в первую очередь обращалось внимание на ее здоровье и физическую силу, ведь жена для мужа была помощницей в его тяжелых трудах и домашнем быте. Родители стремились к свадьбе детей как можно раньше: девушек отдавали замуж в 16−18 лет, парней женили в 18−20 лет. Свадьбы обычно играли осенью, в Рождество, на Красную горку. Осенние браки были обусловлены экономическими соображениями: поля убраны, часть зерна продана, есть свободное время и деньги.

Сватовство

Свадебный ритуал начинался со сватовства, которое было многоэтапным. Сваты боялись получить отказ от родителей невесты, поэтому свататься ходили несколько раз. Причины отказа могли быть разные: слишком юный возраст невесты, не готовое приданое, какие-то проблемы в семье – например, недавние похороны близкого родственника.

Первый раз засылали свашек «впотай» (тайком), чтобы присмотреться к невесте. Второй раз шли уже родные жениха – крестные отец и мать, родной отец или брат отца (дядька). Жениха с собой не брали, он вообще мог и не знать о том, что его сватают.

Войдя в дом, сваты не переступали матицу (центральную балку, держащую потолок в избе), пока хозяева сами не пригласят проследовать внутрь. Речь в сватовстве всегда произносилась в иносказательной форме: «У нас потерялась телочка, ищем заблудшую ярочку», «У нас есть купец, у вас – товар», «У нас есть садочек, у вас цветочек. Нельзя ли ваш цветочек посадить в наш садочек?» Чтобы задобрить домашних духов и заручиться их поддержкой, сваты подходили и трогали печь, гремели заслонкой.

Если хозяева приглашали сватов к столу – то есть перейти матицу, - начинался разговор о купле-продаже. Но даже если предстоящий брак был желанным, сразу соглашаться на него было неприлично. Сватов просили прийти за ответом на следующий день. Те оставляли в сенцах палку и на следующий день под предлогом «Ой, мы там у вас палку забыли» спрашивали, согласны ли хозяева на свадьбу. На основное сватовство они шли уже открыто, несли с собой водку, холодец, хлеб, курицу и прочую закуску. Заканчивалось сватовство богомольем и разделыванием невестой курицы. Крылышки она раздавала сестрам жениха, ножки – деверьям, голову – отцу, гузочку – матери.

Смотрины и двороглядение

После сватовства родители жениха устраивали смотрины, чтобы оценить достоинства и недостатки будущей невестки. Если жених был из другой деревни, до брака он не имел права видеть своей невесты и должен был довольствоваться теми известиями, какие ему передавали сваты. Нередко со стороны невесты случался обман. Бывало, что девушка имела уродливую внешность, поэтому вместо нее родители приводили и показывали другую свою дочь. Также не приветствовались браки младших дочерей в обход старших, отсюда, кстати, поговорка «через сноп не вяжут». Родители старались сначала выдать замуж старшую дочь. Бывали случаи, что сестер подменивали во время венчания. А если поп повенчал, развенчать назад уже было нельзя.

Затем в доме невесты проходил сговор, где самые близкие родственники обсуждали сроки и детали свадьбы, а также обязательства, которые брали на себя стороны.

Следующим этапом было двороглядение – смотрины хозяйства жениха. Родители осматривали хозяйство очень внимательно, пересчитывали количество одежды, посуды, скотины. Если все складывалось хорошо, родственники невесты садились за стол и угощались, а если что-то не нравилось, жениху отказывали и уходили.

Во время смотра подворья родня невесты обмеряла двери и окна для того, чтобы будущая жена могла пошить новые занавески и рушники и украсить ими дом в день свадьбы. Даже если в этом доме уже была невестка, новая женщина должна была поверх ее рукоделия завесить все своим.

– В 1961 году выходила замуж моя сестра. Сначала сыграли свадьбу в городе, потом поехали в деревню. На улице поставили шатры, вся деревня была на этой свадьбе! Я вошла в избу и обомлела: все пространство было завешано вышитыми рушниками, пол полностью покрыт ткаными дорожками, постель застелена лоскутным одеялом с кружевными подушками, стол накрыт расшитой узорами скатертью. Даже в музеях такой красоты невозможно было увидеть! – поделилась детскими воспоминаниями Галина Сысоева.

Пропой

Пропой, пропевушки, запевушки, запой – этот этап по-разному назывался и был обязательным действием, после которого отказ от свадьбы был уже невозможен. С пропоя начинали петь свадебные песни, в которых обыгрывали молодых. Часто пропой соединялся с договором, на котором родственники невесты выговаривали для дочери у родителей жениха шубу, валенки или сапожки. Это были довольно дорогие подарки. Но если родня будущего мужа очень сильно хотела заполучить конкретную невесту, то шла на такие жертвы. Пропой могли сыграть за полгода или даже за год до свадьбы, лишь бы невеста не досталась другому жениху.

Обязательно обговаривалась венчальная одежда для жениха, которую должна была сшить невеста. Существовал ритуал: когда невеста ходила в баню, она вытиралась рубашкой, сшитой для жениха, – считалось, так девушка сможет навеки привязать мужчину к себе. Если же она не сумела в срок сшить наряд будущему мужу, такая свадьба была позорной и называлась беспорточной (без портков).

Обычно с пропоя до свадьбы проходило от трех до пяти недель. В это время невесту освобождали от домашних дел, она садилась шить приданое. Приглашала на помощь подруг, никто не имел права ей отказать. Из одежды девушке нужно было иметь не менее 12 понев – сшить такое количество за несколько недель невозможно, поэтому приданое девочки начинали готовить себе еще с детства. Будущая невеста сама шила рубахи, платки, пояса, рушники, количество которых нередко доходило до ста штук.

– Если до свадьбы жених с невестой не видели друг друга, а такое могло быть, когда их сосватали заочно, жених плел лапти и передавал в подарок невесте. Та насыпала в них орехи, что означало согласие идти с суженым вместе по жизни рука об руку и вовек не разлучаться. В некоторых селах перед свадьбой устраивали своды, когда жених с невестой впервые встречались и сидели рядом – это была как репетиция свадьбы. Невесту до свадьбы заставляли называть свекра батюшкой, свекровь – матушкой, – добавила Галина Сысоева.

Свадебный обряд Воронежской губернии I

Автор - Наталья Трубчанинова

Девичник

Девичником называлась последняя встреча невесты с подругами перед свадьбой и прощание девушки с девичеством. Его устраивали накануне венчального дня, но в некоторых селах переносили на утро свадьбы. Мать невесты готовила особые булочки-пампушки, типа поминальных, чтобы одаривать подружек. Невеста сидела за столом или на печи в «горючем» – одежде темных, траурных цветов, подчеркивающих ее прощание с девичьей жизнью. Подруги пели прощальные песни и оставались в доме на ночь.

Свадьба

Прощальные песни продолжали звучать в доме и утром свадебного дня. Во время сборов к венцу невеста плакала и причитала, просила у матери прощения и благословения. В некоторых селах у невесты был ритуальный платок, в который она плакала в день свадьбы и должна была незаметно выкинуть по дороге, чтобы вместе с ним ушли все слезы из ее жизни. А в селе Верхний Мамон платок в слезах невесты родители передавали жениху как символ того, что вручают ему судьбу дочери и теперь он обязан утирать ей слезы, быть ее поддержкой и утешением.

Свадебный поезд обычно состоял из трех и более лошадей, запряженных в сани или повозку, на которых ехали сваты, дружки, жених и сваха. В доме родителей невесты они должны были выкупить стол, место рядом с невестой, саму невесту и ее косу. До свадьбы девушки ходили с одной косой, что означало одну волю – свою собственную. Замужние женщины носили уже две косы, символизировавшие две воли – свою и мужнину.

Всех гостей свадебного поезда угощали, после чего родители благословляли дочь – мать с иконой Богородицы, отец – с хлебом-солью. Когда дочь покидала дом, мать расчищала перед ней дорогу веником, чтобы сглаз и нечистая сила не преследовали молодую, а затем разрезала каравай и раздавала оставшимся в доме подругам.

Повивание

После венчания в церкви новобрачных привозили в дом жениха, их ждал обряд повивания – смены девичьего головного убора на женский. Свашки отгораживали молодых дымкой – кисейным покрывалом, которым были закрыты волосы невесты во время венчания. В углы покрывала закручивали зажженные свечи. Голову невесты повязывали бабьим белым платком, сверху – еще одним, уже красного цвета. Замужняя женщина больше не имела права показывать свои волосы кому-либо, кроме мужа, иначе ее могли назвать опростоволосившейся. Считалось, что в волосах спрятана колдовская сила, через которую женщина общается с нечистью.

– Раньше еще существовал обычай прятать волосы невесты под головным убором «сорока». Такое название родилось из-за сходства с хвостом птицы. На Руси женщин часто сравнивали с птицами, поэтому все головные уборы – тот же кокошник – имели птичье «происхождение» и символизировали небо. А вообще в женском костюме отражалось устройство мира. Так, по подолу поневы традиционно вышивались орнаменты, связанные с землей. На рубахах можно прочесть орнаменты в виде деревьев, веток – всего, что растет на земле, – объяснила профессор.

Главной функцией свадебного стола было «переделать» девицу в молодицу, а для этого требовалась общинная санкция брака. На свадебном обеде молодые не присутствовали, но при этом во время пира невеста одаривала женихову родню собственноручно изготовленными рубахами, а взамен получала отдарки. На покой молодожены отправлялись в хлев или в клети – надворную постройку, сплетенную из веток и обмазанную глиной. Это делалось, чтобы сохранить в тайне место первой опочивальни супругов и уберечь их от сглаза и злых наговоров. До прихода молодоженов постель «грели» – в нее укладывали супругов, у которых семейная жизнь хорошо сложилась. Новоявленный муж вносил молодую жену в дом на руках, чтобы обмануть домового: будто новая женщина в доме – это не чужой человек, а родившийся младенец.

На второй день свадьбы все гуляли в доме родителей невесты, где новобрачные сидели за столом как равноправные члены общины. А на третий день гости снова перемещались в дом жениха, если позволяло материальное положение. Ходить по гостям близких родственников молодые могли после свадьбы хоть целую неделю, гулянья сопровождались разнообразными песнями, играми, забавами.

– В ХХ веке в воронежских селах мало кто венчался, да и в XIX веке тоже. Этот обряд был несколько отделен от свадьбы. Жениться и венчаться можно было в любой день, кроме субботы. Считалось, что все дни недели имеют пару: воскресенье с понедельником, вторник со средой и так далее, а суббота – «сиротушка, вдовушка, на нее не женятся и не венчаются, на нее только сны сбываются». Свадьбу играли, как правило, только раз в жизни. Жениться второй раз и устроить свадьбу мог лишь вдовец, который выбрал себе в жены незамужнюю девушку. Если же в паре мужчина и женщина были оба вдовцами, свадебные обычаи им не полагались, – заметила Галина Сысоева.

Свадебный обряд Воронежской губернии II

Автор - Наталья Трубчанинова

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: