22 Августа 2019

четверг, 10:08

$

66.26

73.50

Спецпроект РИА «Воронеж». Вызовы судьбы. «Танцующая в темноте» Мария Мишина

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов; из архива Марии Мишиной
  • 15033
Спецпроект РИА «Воронеж». Вызовы судьбы. «Танцующая в темноте» Мария Мишина

Слепая женщина занимается танцами, играет в КВН и рукодельничает.

В проекте «Вызовы судьбы» журналисты РИА «Воронеж» рассказывают о чудесах и трагедиях, верности и предательстве, сложностях и радостях отношений. Героиня очередного выпуска – 42-летняя танцовщица и швея Мария Мишина, которая в 29 лет внезапно потеряла зрение. Сейчас Мария – инвалид I группы по зрению. Работать не может, но продолжает жить активной жизнью – танцует, вяжет подушки, играет в КВН, делает всю работу по дому. Корреспонденты РИА «Воронеж» провели с Марией два дня и посмотрели, как ей это удается и какие препятствия на своем пути она преодолевает каждый день.

Легкие деньги

Жизнь Маши разделилась на прошлую, «зрячую», и теперешнюю – жизнь в темноте. В прошлом она была швеей, причем умела шить не только одежду, но и обувь. Еще в детстве Маша обшивала кукол – перед ее глазами был пример матери-швеи Ларисы Филипповны.

В «нулевых» Маша работала продавцом на рынке. Как-то раз девушка познакомилась с профессиональными танцовщицами, окончившими хореографическое училище. Девушки танцевали в шоу-балете и гастролировали в Турции. До этого Маша танцевала только на дискотеке, но когда новые знакомые предложили ей присоединиться к их балету, согласилась, и в 2003 году отправилась в Турцию.

– Девочки ставили танцы, я танцевала вместе с ними и шила костюмы, – вспомнила Мария.

Сейчас о гастрольной жизни напоминает только один костюм, который висит в Машином шкафу – восточные шаровары с лифом.

– Все остальные костюмы я раздала – не думала, что после того, что со мной случилось, буду снова танцевать, – рассказала Мария.

На вторых гастролях девушки решили сэкономить на менеджерах и рабочей визе, поехав в Турцию по туристической. Работать в клубе устроились неофициально. Накануне страна отмечала национальный праздник, и девушки решили его отметить, выпив крепкий напиток – ракию.

– За столом было шесть девчонок, выпивали все. Но на следующий день одной мне стало плохо. Сначала была тошнота, потом выворачивало наизнанку. Я пролежала три дня, чувствуя себя все хуже и хуже. В какой-то момент я не смогла выйти на работу. После выступления подруга спросила: «Маш, что у тебя с глазами?». У меня были расширены зрачки, а речь была замедленная – я говорила как после инсульта, – поделилась Мария.

Девушке вызвали скорую помощь. По дороге в больницу она потеряла сознание и оказалась в реанимации. Придя в себя, поняла, что ничего не видит. От ее отличного зрения не осталось и следа. «Я оказалась в полной темноте», – вспоминает она.

Через день из реанимации пришлось выписаться – больница стоила денег, а медицинской страховки у Маши не было.

– Турецкие доктора сказали мне, что не могут понять, что со мной. Они разводили руками и говорили: «Иншаллах!» («На все воля Аллаха!»).

Вернуться на родину сразу девушка не могла – ей требовался сопровождающий. Пришлось неделю ждать танцовщицу из Беларуси, которая собиралась ехать через Москву, где бы Машу встретили родные.

Работавшие в ночном клубе музыканты, певцы и танцовщицы собрали девушке материальную помощь на обратную дорогу и лечение.

– Начальник клуба сказал: «Ребята, все, что сегодня заработаем, собираем Маше». Ни один турок и русский не возразил, хотя у всех были семьи. Только одна девочка-украинка отказалась: «Кто она такая, что я ей должна отдавать свою зарплату?».

Маша уверена, что случившееся с ней было отравлением. Но кто пошел на такой шаг, она не знает. Предполагает, что это были приехавшие из бывших союзных республик девушки, которые работали на консумации – «раскручивании» мужчин на покупку коктейлей. Танцовщицам они завидовали, ведь помимо танцев на сцене те тоже участвовали в консумации, «отбивая» клиентов. В любом случае обратиться в полицию Мария не могла, потому что сама нарушила закон, работая нелегально.

Временное чудо

Прошла неделя, и зрение Маши начало восстанавливаться. Сейчас девушка вспоминает это время как божью благодать. Перед этим она молилась и не выпускала из рук икону.

– Я начала видеть свет, потом тени и движение, которое происходило вокруг меня. При этом я не принимала никаких лекарств. В итоге ко мне вернулось до 70% зрения. Я видела уже не в тумане, а разгадывала кроссворды. И уже могла передвигаться сама и решила никуда не ехать. Я подумала: «Что же я поеду обратно, ничего не заработав?».

Всего в Турции Маша провела два месяца. В конце сентября она вернулась в Воронеж. Привезла целую папку с рентгеновскими снимками и врачебными заключениями, но на турецком языке. Русские доктора не могли понять написанного.

– Доктор сказала мне: «А ты чего переводчика с собой не привела?».

В больнице №17 девушке предложили лечь в стационар, но запись была только через два месяца. И когда танцовщицу в очередной раз пригласили в турецкий клуб, она согласилась.

– Я опять погналась за деньгами, махнув рукой на здоровье. В итоге мы и денег не заработали (контракт был неудачный), и зрение стало резко падать. Наверное, сказались перелеты, – посетовала Мария.

После этого жизнь Маши наполнилась хождением по врачам, больницам и диагностическим центрам. Один из докторов поставил ей страшный диагноз – «рассеянный склероз».

– Я еще не знала, что это такое и сказала доктору: «Какой склероз? Я молодая и все помню», – со смехом рассказала танцовщица. – Слава Богу, диагноз не подтвердился. Только потом я узнала, что это тяжелое заболевание, при котором вся центральная нервная система поражается и человек становится «овощем».

С тех пор Маше дали вторую группу инвалидности по зрению, а в 2016 году – первую.

«Развод – лучшее, что могло произойти»

В 2006 году Мария встретила мужчину, который стал ее мужем. С ним она прожила семь лет. Но муж ушел к другой, Маша пережила развод и депрессию, с которой ей помогли справиться родные – мать, отец, братья и сын Витя (сейчас ему 22 года).

– На тот момент мне было очень обидно. Но сейчас, оценивая ситуацию, я понимаю, что это лучшее, что могло произойти со мной в тот момент: у нашего брака не было будущего. Я ничем не увлекалась и даже не знала, как пользоваться компьютером, – заметила женщина.

Мария решила полностью изменить жизнь и научиться новому. В Воронежском областном центре реабилитации для инвалидов молодого возраста она окончила компьютерные курсы для слепых, на которых узнала, что работать c компьютером и пользоваться телефоном (в том числе «писать» SMS) можно с помощью голосовых программ. Компьютерную клавиатуру Мария знает наизусть. Чтобы найти тот или иной файл, нажимает первую букву в его названии. Голосовой помощник озвучивает результаты.

– В центре учатся ребята-колясочники, глухонемые и слепые. Кто-то осваивает новую специальность, обучаясь резьбе по дереву, кто-то – швейному делу. А еще в центре учат бухучету, учету на складе, навыкам работы в графических редакторах. Я была такая счастливая! У меня появилась возможность общаться если не вживую, то виртуально, – призналась женщина.

Мария освоила шрифт Брайля, научилась читать книги для слепых. Для изображения букв в этом шрифте используются шесть выпуклых точек. «Пишут» – вернее, продавливают бумагу – на специальном приборе в зеркальном отражении, справа налево, с обратной стороны листа. Бумага для написания шрифтом Брайля должна быть плотной. Она фиксируется на специальном приборе, похожем на книжку. Затем лист нужно перевернуть и читать как обычно, слева направо.

В 2017 году женщина познакомилась с игроками воронежской команды КВН «Чернозем», которая объединяет людей с ограниченными возможностями здоровья. Так Мария стала играть в КВН. Помимо нее, в команде четыре человека: чемпионка России по плаванию среди спортсменов-инвалидов по зрению и педагог-психолог Татьяна Богданова, инженер Татьяна Беляева, слабовидящий музыкант Юрий Мишанин и программист с ДЦП Андрей Воронцов.

– Сейчас у меня нет времени «депрессировать». Депрессией страдают люди, которые сидят без дела, – уверена Мария Мишина.

Рукодельница и хозяйка

В комнате Маши много разноцветных подушек-пончиков. Все это девушка связала сама из мягкой пряжи пуффи. «Пончики» девушка дарит друзьям. Маша надеется, что в будущем подушки станут приносить дополнительный заработок, ведь устроиться на работу она не может, а пенсия по инвалидности маленькая.

Каждый день Марии распланирован по минутам. Она просыпается в 6:00, готовит на всю семью, убирает квартиру, наводит в ней порядок. На кухне в ряд расставлены трехлитровые банки с абрикосами и ягодами – женщина сама закрывает на зиму компоты. 

Не обжечься кипятком помогает специальный прибор, который Мария фиксирует на горлышке банки. Когда уровень кипятка подходит к краю прибора, он начинает пищать. По такой же схеме Мария наливает чай. 

Женщина угостила корреспондентов РИА «Воронеж» вкуснейшей шарлоткой, которую приготовила сама.

Стирает и гладит тоже самостоятельно.

– Одежду на доске предварительно разглаживаю рукой, чтобы на ней не было складочек. Даже если обожжешься, ничего страшного! Бывает, что я и кипятком ошпариваюсь. Но это не смертельно, – улыбается Мария.

Когда сделаны домашние работы, она выходит из дома, взяв с собой трость. В день визита журналистов она отправилась покупать фрукты и пряжу для вязания подушек.

Мария пояснила: слепые «видят» тростью и ногами. Трость помогает понять, где на пути будет яма и где закончится тротуар. Неровные дороги с ямами, по которым ей приходится ходить, – полбеды. Хуже всего для незрячего человека – когда посреди тротуара приходится сталкиваться с неожиданными препятствиями,  например деревом.

– Как-то раз я шла по проезжей части. Ко мне обратился мужчина: «Давайте я вас по тротуару проведу?». Я ответила: «Вы думаете, что там лучше?». Он помолчал и говорит: «Нет, не лучше», – рассказала Мария.

Женщина отметила: на тротуаре обязательно должны быть ограничители для незрячих – в идеале поручни или хотя бы бордюры, которые можно было бы нащупать тростью и отличить от проезжей части.

– А на подходе к «зебре» хорошо бы сделать шершавую поверхность, которую можно нащупать ногами, – добавила Мария.

Недалеко от дома женщина дошла до палатки с фруктами. Их зрелость она определяет на ощупь и запах.

– Когда фрукты и овощи покупаю в киоске, обычно полагаюсь на честность продавцов, – сказала Мария.

Потом она дошла до магазина с пряжей, в котором закупаются мастерицы. Продавец, давно знающий Марию, показал ей новую черную и белую пряжу пуффи, которую та заказала накануне для вязания подушки с расцветкой футбольного мяча.

Недоступная среда

Слепота не мешает женщине поддерживать себя в спортивной форме. 

После перерыва и депрессии она снова стала танцевать. Сейчас она сама себе хореограф. Выступает на городских праздниках.

– Мне долго снилось, как я снова танцую. Если слышала музыку, начинала пританцовывать на месте. Как-то раз меня попросили поставить танец, и у меня получилось, – сообщила Мария.

На репетиции танцовщица ходит в зал Воронежского регионального отделения Всероссийского общества слепых (ВОС) – дома тесно. Там же занимается на тренажерах. Чтобы добраться до места, садится на маршрутку и едет до остановки «Газовая». Деньги на проезд Мария готовит заранее. Монетки различает на ощупь: самая крупная – пять рублей, чуть поменьше – два.

Место в автобусе не всегда уступают.

– Я не обижаюсь: в этом случае шучу про себя, что в маршрутке все слепые, – со смехом сказала девушка.

Общество слепых располагается в полузаброшенной промзоне, на территории бывшего завода «Импульс», который работал с 1964 по 2018 годы. В советское время здесь трудились слепые – собирали электропатроны, розетки, шнуры. Предприятие не выдержало конкуренции с дешевой китайской продукцией, и завод обанкротился.

Найти бывшее предприятие непросто. Для незрячего человека дорога в Общество слепых превращается в своеобразный квест, полный «приключений». 

На остановке «Газовая» нужно миновать компанию местных алкоголиков, которые каждое утро встречают в блаженном забытьи. Хотя Марию любители спиртного не пугают.

– Они очень часто приходят на помощь. Спросишь у них дорогу, и они: «Куда вас проводить?». А другие пройдут мимо, нос кверху. Мы в их глазах недостойны не то чтобы ответа – даже взгляда, – поделилась танцовщица.

На перекрестке улиц 9 Января и Краснодонской незрячая девушка проходит прямо под аварийными балконами, от которых остались остовы.

– Весной один балкон здесь уже упал. Это место так никто и не оцепил лентой – никому до этого нет дела, – сокрушается танцовщица.

«Белый дом» на задворках

«Белый дом» – именно так называли здание регионального Общества слепых в советское время. Пустующие цеха бывшего завода «Импульс» сдают в аренду. Для слепых осталась выделенная пешеходная дорожка, оборудованная поручнем. Председатель воронежского филиала ВОС, инвалид I группы по зрению Михаил Бобонов, рассказал, что в советское время для слепых в «Белом доме» создали все условия для работы и жизни. На первом этаже инвалидов принимали врач-стоматолог, терапевт, работали физиотерапевтические кабинеты. Сейчас здесь только филиал библиотеки для слепых, в который инвалиды почти не ходят – слишком далеко добираться. На втором этаже пусто – раньше тут находилось производство. Жизнь теплится лишь на третьем этаже. Здесь Мария репетирует в актовом зале и занимается на тренажерах, расставленных в двух маленьких комнатках.

Правда, нет ни человека, который бы помог настроить выключенные велотренажеры, ни тренера, чтобы правильно подобрать нагрузку каждому слепому. Неудивительно, что «качалки» среди слепых не востребованы. Туда ходит заниматься только четыре человека из 700 слепых воронежцев, состоящих в региональном ВОС (всего в организации 1,8 тыс. человек). Платить зарплату тренеру Общество не может – в отличие от Всероссийского общества инвалидов, оно не получает помощи от государства.

Тренажеры для реабилитации инвалидов закупили четыре года назад по гранту. Но слепые приходить сюда перестали – лишь смельчаки вроде Марии отважатся без опаски ходить по промзоне.

В октябре 2019 года региональной организации исполнится уже 95 лет.

– С 1981 года у нас на улице Пушкинской, 40, было свое здание с цехом и общежитием. В 1994 году нас оттуда выгнали, а здание отдали ЗАО «АгроСнаб». Пришлось переехать сюда. Мы давно просили, чтобы нашей организации предоставили помещение поближе к центру. В ответ нам предложили только помещение на левом берегу у плотины, не доезжая до БАМа, – сообщил Михаил Бобонов.

Беда и с санаторно-курортным лечением. Если раньше слепым выделяли путевки в санатории каждый год, то теперь – раз в четыре года.

– На закупку путевок для всех категорий инвалидов нашей области ежегодно требуется 239 млн рублей, а получаем мы 46,5 млн. В результате количество инвалидов, стоящих в очереди на получение путевок, увеличилось до 12 тыс. человек. Сейчас 70% отдыхающих в наших санаториях для слепых («Геленджик», «Машук», «Солнечный берег», «Пятигорск») – здоровые видящие люди, которые купили путевку самостоятельно, – заметил Михаил Бобонов.

Мария от путевки в санаторий отказывается – ей требуется сопровождающий, которого санаторий предоставить не может.

Надежда

Маша заряжает всех окружающих солнечной энергией и оптимизмом. Под стать ее настроению и одежда. Женщина предпочитает яркие цвета: салатовый, оранжевый, желтый, голубой. В таких же жизнерадостных оттенках связаны и ее подушки-пончики.

– У меня частичная атрофия зрительного нерва, и с медицинской точки зрения видеть я больше не смогу. Но я в силах различить некоторые яркие оттенки вблизи. Выбирая такие цвета, я подсознательно верю, что, может быть, когда-нибудь ко мне вернется зрение, – призналась Мария.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: