12 Декабря 2017

вторник, 11:30

$

59.23

69.80

Спецпроект РИА «Воронеж». Пусть мама увидит. «Своих мальчишек ждала 5 лет!»

, Воронеж, текст — Елена Миннибаева, фото — Михаил Кирьянов
  • 4031
Спецпроект РИА «Воронеж». Пусть мама увидит. «Своих мальчишек ждала 5 лет!»

История семьи, которая взяла под опеку сирот-погодок.

Каждую среду сайт РИА «Воронеж» публикует истории сирот, мечтающих оказаться в семье. В этот раз речь пойдет о мальчишках, которые уже обрели любящих родителей и старшую сестру. Жительница Воронежа Алла и ее муж Юрий взяли под опеку двух малышей. О своем долгом и сложном пути к материнству женщина рассказала нашим корреспондентам. По просьбе Аллы мы не называем ее фамилию и не показываем вблизи лица детей.

«Врачи говорили – вы здоровы, а беременность не наступала»

– Я вышла замуж за вдовца. У мужа от первого брака была дочка. Когда мы поженились, ей было восемь лет, я ее официально удочерила. Общий язык мы с Настей быстро нашли, в день свадьбы девочка уже называла меня мамой. Нам было хорошо втроем, но мне, как любой женщине, хотелось пройти путь материнства с нуля: познать, что такое держать малыша на руках, кормить его, вставать к нему по ночам. И мне, и мужу, и дочке хотелось, чтобы у нас в семье появился маленький мальчик. Но, как мы ни старались, забеременеть не получалось. Врачи отправляли меня на обследование, я все анализы сдавала и в ответ получала – у вас все хорошо. Но по каким-то необъяснимым причинам беременность не наступала. Медики сами не могли объяснить почему. Я поняла, что эти походы по врачам могут быть бесконечными, а годы идут, и мы не молодеем. Еще вспомнила слова дочки, которые она произнесла сразу после свадьбы. Она сказала, что побыстрее хочет братика, и предложила взять ребенка из детдома. Тогда мы к ее словам не отнеслись серьезно, но они оказались пророческими.

«Мы искали маленького сыночка»

– Мы поговорили с мужем и решили взять приемного ребенка. Поступили в школу приемных родителей, параллельно собирали все необходимые медицинские справки и документы. Весной 2015 года мы получили документы, разрешающие нам стать опекунами. И после начали искать ребенка. Мы хотели маленького мальчика, чтобы совсем крохой был, но в нашей опеке нам сказали, что детей такого возраста нет и нас поставят в очередь. Понятно, что ждать можно было и год, и два, и больше. Тогда мы начали искать ребенка по всей стране. Пересмотрели огромное количество баз данных. Я тогда работала в офисе и уволилась, чтобы полностью посвятить себя поискам малыша. Работая, я не могла это сделать, так как мой график совпадал с графиком работы органов опеки большинства городов. Я не могла себе позволить в рабочее время звонить по своим личным вопросам. Мы готовы были ехать за ребенком в Санкт-Петербург, Новосибирск, Карелию, но везде мы слышали примерно одно и то же – ребенка нужного пола и возраста у них нет.

«Взяла на руки и поняла – мой сын»

– После нескольких месяцев поиска мы с мужем отправились в поездку по святым местам, там молились, чтобы Господь послал нам ребенка. А после поехали в Волгоград к родственникам. Все нужные документы у меня были с собой, так как я почему-то не могла дозвониться до волгоградских органов опеки. Мы пришли туда, начали смотреть фотобанк детишек. Мальчишек было много, но большинство по разным причинам под опеку в тот момент не попадали. И осталась одна фотография, на ней был изображен не очень хорошенький, сморщенный малыш. Я прекрасно понимала, что скорее всего ребенка просто неудачно сфотографировали, да и вообще он сейчас уже подрос. Поехали с ним знакомиться. И когда я взяла на руки эту крошку, сразу поняла – это мой ребенок. И муж с дочкой тоже увидели в нем родного человечка. Мы забрали Ваню к себе домой 5 октября. Ему на тот момент было пять месяцев.

С того момента у меня началась другая жизнь. Ведь, когда у тебя появляется ребенок, ты сам перестаешь быть ребенком. Для меня все было незнакомо: как кормить, купать, укладывать спать. Но через это проходят все матери, и спустя некоторое время все стало привычным. К тому же мне помогала дочка. Она даже ревновала Ваню ко мне, хотела сама все делать.

«Это была любовь с первого взгляда»

– После того как у нас появился Ваня, нам начали звонить из наших органов опеки, предлагали взять в семью разных детей. Мы отказывались: у нас на руках был один маленький, куда еще второй? Но так получилось, что, когда позвонили в очередной раз и предложили посмотреть трехмесячного мальчика-отказничка, у меня внутри что-то екнуло, словно молнией ударило. Наверное, это был знак свыше. Мы сходили в больницу, я взяла крошку на руки и поняла, что не хочу с ним расставаться. Две недели мы с мужем думали, что нам делать, ведь Ване на тот момент было всего восемь месяцев, квартира двухкомнатная, но в итоге поняли, что не хотим, чтобы этот мальчик оказался в другой семье. Так в нашем доме появился Коля.

Конечно, было трудно. Ведь, когда мы взяли Колю, Ваня начинал ходить, и за ним нужно было постоянно следить. Так и жили первое время: старший куда-то идет, ползет, а я с младшим на руках за ним по пятам. Сейчас Ване почти 2,5 года, а Коле – два года. Они замечательно ладят друг с другом. На детских площадках нашим мальчишкам никогда не бывает скучно, они играют вместе. Недавно Ваню взяли в детский сад, и Коля целыми днями ходит по квартире и ищет старшего брата. Ребятишки у нас не разлей вода, и это радует.

«Сыновья очень похожи на нас с мужем»

– Раньше я не придавала значения словам, что дети сами выбирают своих родителей. Теперь верю, что это действительно так. Верю, что не случайно мы так долго искали своего ребенка, чтобы потом в итоге встретить Ваню. И Коля – наша судьба, мы не хотели больше никого брать в семью, но произошла любовь с первого взгляда. И он стал нашим любимым младшим сыночком. Все наши родные и знакомые говорят, что сыновья у нас как на подбор. Коля очень похож на меня. Такой же светловолосый, с голубыми глазами, спокойный. А Ваня – копия папы, и не только внешне, даже темперамент у них одинаковый.

«Скрывать правду о происхождении от мальчишек не будем»

– В будущем мы не будем обманывать мальчишек, когда начнутся вопросы, почему у них разные фамилии и отчества (опекунские дети сохраняют имена, отчества и фамилии, данные им при рождении. – РИА «Воронеж»), расскажем всю правду. Я считаю, что чем раньше это сделаешь, тем проще приемный ребенок примет эту информацию. Для него это будет естественно, а если рассказать правду о рождении во взрослом возрасте, у человека будет шок, который может травмировать на всю оставшуюся жизнь.

Открыто мне не говорили, мол, зачем ты берешь приемного ребенка, ведь у него могут быть гены алкоголиков или наркоманов. Но эта тема так или иначе витала в нашем окружении. Я же не верю, что наркомания, алкоголизм и проституция передаются по наследству. Здесь все зависит от воспитания, которое дадут приемные родители. Мне не важно, кем являются кровные родители моих мальчишек. В конце концов, я и сама не голубых кровей.

«Мечтаю о времени, когда в стране закроется последний детский дом»

– Когда я столкнулась с темой сиротства, увидела, сколько брошенных детей у нас в стране. Очень больно и обидно за них. Ведь каждый ребенок должен жить с родителями, чтобы у него перед глазами была модель семьи, а не отношения, выстроенные в казенных стенах. Я очень хочу, чтобы детских домов у нас в стране вообще не было. А для этого надо, чтобы каждая семья в нашем государстве взяла на воспитание по одному ребеночку. И, может, сейчас эта мысль звучит как утопия, но я надеюсь, что когда-нибудь мы придем к тому, чтобы понятия «детский дом» и «сирота» исчезли из повседневной жизни, а остались только терминами, за которыми просто набор букв, а не человеческие судьбы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: