Оптимизм и экономика – вещи плохо совместимые: в этой сфере, во избежание тяжелых и всеобщих катастроф, обязателен жесткий реализм. Быть оптимистом в ситуации масштабного и непредсказуемого мирового экономического кризиса, стремительной всемирной инфляции по меньшей мере странно. Еще неожиданней воспринимать экономику региона как отдельный остров. Игнорируя очевидный факт того, что воронежская экономика – это никакой не Робинзон Крузо, а часть экономики России. Россия, в свою очередь, – часть глобальной экономики.

Впрочем, даже если не учитывать такой очевидный, в общем-то, каждому умеющему читать человеку контекст принятия и разработки Прогноза социально-экономического развития области на следующий год (и на перспективу 2023−2024 годов), нельзя не увидеть, что этот прогноз на самом деле вовсе не повод для экономической паники. Это реальный и предельно реалистический, самый настоящий прогноз экономического роста.

Разберем, как говорится, «на пальцах». Реалии сегодняшнего дня таковы: чтобы просто оставаться на месте (в смысле покупательной способности наших зарплат), «надо бежать изо всех сил». Не менее очевидно, что для роста нынешней, инфляционной, экономики надо «бежать» – в смысле роста доходов воронежцев – еще быстрее, чем изо всех сил.

Вот как сообщило, например, Отделение Воронеж Банка России: уже в сентябре годовые показатели инфляции в регионе превысили 9,5%. А по продовольственным товарам – и все 12% годовой инфляции. Причем инфляция – это даже не рост цен, это реальный показатель того, насколько меньше мы в целом можем теперь купить за те же самые деньги. То есть если раньше в месяц мы, скажем, покупали десять бутылок молока, то теперь сможем только девять. Снижение объема покупок, по этому сценарию развития событий, уже в самом скором времени должно будет привести к свертыванию объемов его производства. Потом произойдет снижение оборота продаж. Поэтому затем упадут зарплаты – и в производстве, и в торговле, – они ведь в нашей стране напрямую привязаны к уровню рентабельности. Что в свою очередь приведет к новому витку снижения покупательной способности наших доходов, зарплат. И так далее, далее, далее...

Так вот, даже самый консервативный вариант воронежского Прогноза подобное развитие событий напрочь исключает. Кто-то здесь грустил о том, что, дескать, рост регионального валового продукта как-то маловат будет – если на проценты роста смотреть и с чем-то там их сравнивать. Однако если смотреть не на проценты, а на реальные деньги, то рост по сравнению с вполне успешным 2019-м составит под 150 млрд рублей. Что даже с учетом индекса инфляции «крадущего» из этой цифры 7−8 млрд по паритету цен совершенно однозначно указывает на очень приличный и реальный прогнозируемый рост – и прибылей предприятий и, как следствие в нашем очень тесном мире, доходов граждан.

Причем, что особенно важно, большая часть этого роста приходится на резкое увеличение объема отгрузки товаров собственного производства: по консервативному, сдержанному варианту прогноза до 814 млрд рублей в год, по базовому, наиболее вероятному, – до 832 млрд рублей.

И да, по сравнению с показателями этого года рост индекса промпроизводства не очень велик – где-то на 1,5% (по сдержанному, консервативному прогнозу). Но нельзя не учитывать, что он тем не менее выше, чем даже в рекордных 2018 и 2019 годах, с их 11% и 9% годового роста.

К тому же производство пищевых продуктов, важнейшая отрасль для воронежской экономики, вырастет – и это в гарантированно трудный, кризисный для всего мира год – сразу на 5%. В другой важной для региона отрасли – производстве химпродукции – прогнозный рост также вполне впечатляющ: порядка 4,5%. С ростом в этих отраслях, кстати, связан и будущий рост воронежского экспорта – в ближнее и дальнее зарубежье.

Об ожидаемом росте говорят и все объективные индикаторы экономического развития – так, значительно вырастет в 2022-м и следующих годах и потребление электроэнергии, и грузооборот транспорта. Даже по консервативному прогнозу, в 2022-м инвестиции в основной капитал – то есть затраты организаций на приобретение новой техники, машин, строительство новых промышленных зданий – превысят уровень достаточно успешного для воронежской экономики 2019 года и составят почти 300 млрд рублей. Причем более четверти таких фундаментальных инвестиций – это собственные средства воронежских предприятий.

Почти на 50 млрд, значительно выше инфляции (на 7% в индексе физических объемов продаж), вырастет оборот розничной торговли. Прогноз предусматривает и снижение государственного долга (который и без того, кстати, состоит исключительно из долга перед федеральным бюджетом) – до 15,9 млрд рублей. Если вспомнить, что еще в 2019-м этот долг превышал 27,4 млрд, то это также впечатляющий показатель, которым вряд ли могут похвалиться многие (и даже отдельные) субъекты Российской Федерации. Более чем на 10% госдолг снизится всего за полтора года – и это ли не самый явный индикатор настоящего экономического развития области?!

Собственно, на него же указывает и еще одно снижение – финансовой помощи «центра» региону. В формировании доходов областного бюджета «доля Москвы» тоже весьма заметно сократится. И единственное логичное объяснение этому факту – то, что мы сами уже крепко стоим на своих ногах.

Забавно было читать в некоторых СМИ про то, что, дескать, для того, чтобы обеспечить ввод еще 700 тыс. квадратных метров жилья в регионе, его, это жилье, надо где-то там срочно построить. Однако «ввод жилья» и его «строительство» – это понятия разных уровней. Из разных, так сказать, лиг. Ввод – это бумажная работа, по оформлению уже построенных зданий, домов. Строительство же – это процесс долгосрочный, планомерный, с бухты-барахты не возникающий. Наиболее надежным показателем состояния отрасли становится чаще всего информация об объеме выполненных работ в рублях. Так вот, ни о каком провале в отрасли ни текущая статистика, ни прогнозный план не говорят – 134 млрд в прошлом году, 138 млрд в этом году, 145 млрд, по прогнозу, в следующем году, 152 млрд – в 2023 году, и так далее. Причем все эти финансовые обороты в реальности сводятся к одной и той же конкретной цифре – ежегодному итоговому вводу в строй порядка 1,7 млн кв. м жилья.

Все это вместе и позволяет рассчитывать на решение базовой задачи экономической политики губернатора, правительства, других органов власти региона – повышения доходов воронежцев. Ибо только повышение доходов – самый надежный ключ ко всем остальным экономическим успехам.

Запланированный и публично заявленный в Прогнозе социально-экономического развития годовой рост доходов жителей на 3−4% выше инфляции, конечно же, не самый вдохновляющий показатель. Однако если учесть, что по всему миру доходы людей уже сейчас уходят во все более глубокий минус по отношению к непрерывно растущим ценам, то наша скромная «цифирь» начинает играть совсем другими красками. На 7 тыс. – с 37 до 43 тыс. в месяц – вырастет по прогнозу за год средняя зарплата в крупных организациях и на 4,5 тыс. – с 29 до 33,5 – у наемных работников в малом бизнесе. Общий же фонд заработной платы воронежцев увеличится с 282 млрд рублей до 328 в 2022-м и до 351 млрд рублей в 2023 году. То есть по прогнозу – а фактически по официальным планам губернатора и правительства – вырастет почти на четверть.

Вряд ли к этому показателю, как и к большинству других показателей Прогноза, надо добавлять каких-то красок неудержимого оптимизма. Хотелось бы, понятно, побольше, но в нынешней ситуации такой реализм весьма логичен.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter