7 Апреля 2020

вторник, 19:45

$

76.41

82.63

«Проблемно, не критично». Как ситуация с коронавирусом повлияла на перевозчиков в Воронеже

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 4060
«Проблемно, не критично». Как ситуация с коронавирусом повлияла на перевозчиков в Воронеже

Водители и чиновники – о работе транспорта в непривычных условиях.

Президент Владимир Путин для снижения риска распространения коронавируса объявил неделю с 30 марта по 5 апреля нерабочей. Но есть профессии, представителей которых ни на удаленку, ни в отпуск так просто не отправить. Среди таких – профессия водителя. О том, как свалившаяся беда отразилась на работе общественного транспорта и такси, – в материале РИА «Воронеж».

«Зараза весь мир напугала»

Полдень. С конечной автобуса 58в у гипермаркета «Линия» сели всего две женщины – до ситуации с коронавирусом, по словам 41-летнего водителя Владимира Смулки, заполнялось как минимум полсалона. На следующих остановках в маршрутку подсаживалось по одному-два человека. На водителе была маска. Признался, что купил ее по своей инициативе:

– Неожиданно отыскал аптеку в Юго-Западном районе, где маски оказались, – сразу отоварился большой партией. Пять штук на день нужно. У меня двое детей – надо себя беречь. Прихожу, хозяйственным мылом мою руки, минут пять тру.

Владимир 20 лет за баранкой автобуса и никогда не видел, чтобы «зараза весь мир напугала»:

– Был свиной грипп, были другие какие-то болезни, но вот такого не было!

По словам водителя, пассажиров уже неделю как стало меньше наполовину. Сам он выходит в рейс «с нелегким сердцем», замечая, что и народ стал тревожным.

– Старичкам говорят по домам сидеть, а они единственные и ездят. Молодежь как отрезало. С тех пор, как в школах карантин объявили и студентов перевели на онлайн-обучение, они у нас редкие гости. Пенсионеры же ездят: по поликлиникам мотаются, по магазинам, – заметил Владимир Смулка.

У универсама «Молодежный» автобус заметно пополнился – в основном людьми старшего поколения. Народ, действительно, был хмурым, заводился с полоборота. Увидев журналиста РИА «Воронеж» с камерой, дедушка с двумя тяжелыми сумками взорвался: «Да вы достали со своим карановирусом! Нет никакого вируса, вы сами все это придумали, журналюги!».

Его дружно поддержали в салоне.

– Телевизор хоть не включай! Все бубнят про эту заразу, будто у нас проблем других нет, – сверкая глазами, выкрикнула дама с благородными буклями.

– Людям нужно выплеснуть свой страх, вот и срываются на тех, кто под руку подвернется. Я предпочитаю помалкивать, – сообщил водитель.

Стал «космонавтом»

На конечной 90-го и 125-го маршрутов, в районе улицы Антонова-Овсеенко, среди автобусов мелькали люди в белых костюмах и масках.

– Как начался вирус, так я и стал «космонавтом», – засмеялся 60-летний сотрудник компании «Автолайн +» Борис Лейба.

В обычное время он работает диспетчером по выпуску автобусов, а теперь пришлось переквалифицироваться и заняться их химобработкой.

– Вон привезли 30 литров «вонючки» (имеется в виду дезинфицирующий состав, проверенный и рекомендованный Роспотребнадзором. – Прим. РИА «Воронеж»). Будем брызгать, протирать, – произнес Борис Лейба из-под маски.

Валентин Мацаев по профессии водитель-наставник. Но сейчас учеников нет, и ему тоже пришлось переквалифицироваться в дезинфектора. Всего на предприятии этим занимаются трое.

– Я обрабатываю в день около 100 автобусов, каждый по три раза. На один автобус уходит минут по пять: разбрызгаю, протру все ручки и поверхности. Все это успеваем сделать в технический перерыв, пока водители отдыхают, и в конце рейса – уже более капитально, – поделился Валентин Мацаев.

Замглавы городского управления транспорта Максим Захаров рассказал корреспонденту РИА «Воронеж», что весь подвижной состав города начали обрабатывать с 18 марта. Основная обработка происходит в конце рабочего дня – с 19:00 до 0:00, и еще короткие – в перерывах между рейсами.

– На базе автобусы проходят мойку – внешнюю и внутреннюю – и после этого еще обрабатываются дезинфицирующими средствами. В основном используют хлоросодержащие препараты. Есть и спиртосодержащие, на основе аммиака, – добавил Максим Захаров.

Для водителей ввели усиленный режим медосмотра. Им перед выходом на линию измеряют температуру. Тех, у кого есть признаки ОРВИ, до работы не допускают.

– С салфетками и антисептиками разобрались, а вот с масками оказалось сложнее. Их в городе нет. У нас 1,3–1,4 тыс. машин выходит в день на городские улицы. Маска действует два часа. Смена продолжается от восьми до 14 часов. В день нужно 8,4 тыс. масок. На месяц – 250 тыс. Только для водителей, не считая кондукторов! Перевозчики искали, одно из предприятий приложило много усилий, чтобы эти маски закупить. Ездили на завод-изготовитель в другой регион. Привезли, но качество масок оставило желать лучшего. Они неудобные, резинки короткими оказались. Так что масками мы всех водителей пока обеспечить не можем, – подчеркнул замруководителя управления транспорта.

«На грани выживания»

На балансе «Автолайн +» находятся 333 автобуса. Обрабатывать их дважды в день приходится своими силами: работы СЭС влетели в копеечку, признался исполнительный директор компании Роман Аржаных:

– Стоимость обработки всего подвижного состава вылилась в 86 тыс. 757 рублей ежедневно! Тут и так пассажиропоток резко упал процентов на 30, компания на грани выживания, а еще такие траты. Решили купить антисептические средства, которые рекомендовали специалисты, и обрабатывать все самостоятельно. Своими силами мы укладываемся в 20-25 тыс. рублей в день.

Коллега Романа Аржаных, Алексей Рязанцев, еще более пессимистичен:

– С прошлой пятницы пассажиропоток упал на 40%. Это еще не конец, думаю, до 50% упадет точно.

– Водителей стали отправлять на б/с. Это чаще по их инициативе происходит. Мы отправили в отпуск без содержания не только водителей, но и других сотрудников компании. Нечем платить людям зарплату. Пока ее не снижаем, держимся за счет того, что многие ушли. С 16 марта по 1 апреля посчитаем, какие убытки понесла компания, примем решение, – заметил Роман Аржаных.

Число автобусов на линии, по его словам, пока тоже не уменьшилось:

– В среднем на 90-й маршрут у нас выходит 35-37 автобусов. Они сейчас ездят полупустые. Будем, наверное, сокращать число машин, увеличим интервал движения.

Максим Захаров заверил, что в целом по Воронежу пассажиропоток снизился значительно, но все же не на 40%, и сообщил, что транспорт при этом работает «на прежнем уровне»:

– Если сравнивать с предыдущей неделей, перед введением режима повышенной готовности, пассажиропоток снизился на 28%. Это соизмеримо с пассажиропотоком разгара отпусков – июлем. Для перевозчиков это время – мертвый месяц. Летом отток водителей есть всегда, но тогда у них есть выбор сезонной работы, теперь этой альтернативы нет. Ситуация проблемная, но пока не критичная. Работа идет на прежнем уровне. Мы не уменьшаем количество машин на рейсах, в будни соблюдаем все графики. Работа в ночное время ведется, но не так массово, как предполагали до введения чрезвычайных мер.

«Очень боюсь заболеть!»

Александр Золотарев – 32-летний водитель автобуса №90 – поделился с корреспондентом РИА «Воронеж» наблюдениями:

– С середины марта число пассажиров стало резко уменьшаться. Поток у нас одно время был до Центрального автовокзала. Народ массово уезжал из города. С каждым днем меньше становится рабочих по утрам. Раньше автобус был под завязку в час пик, теперь только сидячие места заняты, может, один-два стоят. Даже летом людей больше в городе, чем сейчас.

По словам водителя, раньше один автобус в среднем перевозил около 1 тыс. человек, а теперь дай бог 500. И выручка, само собой, упала.

– Народ оплачивает в основном «по безналу». К деньгам никто не хочет прикасаться, они ведь тоже переносчики этой гадости. Раньше карточкой расплачивались 300-310 человек, теперь 350, при том что их вообще стало гораздо меньше. Я зарабатывал около 35 тыс. в месяц, в этом месяце бы хоть 25 тыс. натянуть, – вздохнул Александр Золотарев. – Работодатель выдавал нам маски, но мне в ней работать душно. Лучше окно открыть, ветерком все и вытянет. Понимаю, что надо, но неудобно.

При этом водитель подчеркнул, что беспокоится о своем здоровье:

– Я очень боюсь заболеть. На каждой «конечке» мою руки с моющим средством и протираю их спиртом. Дома в качестве профилактики ем лук, но жена не дает особо «разгуляться»: запах, видите ли. Если человек ко мне в кабину лезет, я отодвигаюсь. Сказать что-то – себе дороже: народ оскорбится, скандал затеет, он и всегда-то был нервным, а теперь особенно.

Из общения с перевозчиками известно, что водители стали «мигрировать» из компании в компанию. Есть риск, что начнут и вовсе уходить: с одной стороны –вероятность заболеть, с другой – меньше возможностей заработать. На фоне этого государство готово протянуть руку помощи.

– К водителям и перевозчикам государство сейчас более лояльно. К примеру, есть целый перечень штрафных санкций – за срок использования подвижного состава, за экипировку водителей, за соблюдение графиков, за единые места отстоя и так далее. Сейчас режим проверки не останавливается, но пока без выставления штрафов, – заметил Максим Захаров.

«Пока держимся»

Воронежцы стали меньше ездить не только на маршрутках, но и на такси. Директор компании «Желтое такси» Сергей Костин признался журналисту РИА «Воронеж», что число заказов снизилось на 30-40 %. Из 270 водителей его компании около 20 взяли отпуск без содержания.

– Кафе, кинотеатры, театры закрылись, и люди стали реже пользоваться нашими услугами, – отметил Костин.

Но подчеркнул, что «не собирается закрываться или повышать цены».

– Было много кризисов, все пережили – переживем и этот. Пока держимся. Работаем в штатном режиме. У нас есть контингент людей, которые нас выбирают. Они знают, что автомобили у нас всегда в порядке и водители соблюдают все правила. Например, машины дважды в день моют и обрабатывают горячим паром с химсоставом, водители работают в масках. Когда все это началось, купили парогенератор, обрабатываем салон паром.

Начальник технического центра Андрей Юдин, который занимается обработкой машин, заверил: температурой пара 120 градусов «все микробы уничтожаются, никакая зараза не страшна».

Сергей Щеглов – водитель такси – добавил:

– Я лично не сильно почувствовал изменения, разве что медосмотр стал строже: если малейший подъем температуры, домой отправляют. У меня есть постоянные клиенты. Вызовов, конечно, стало меньше, но пока нет повода кричать «караул».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: