21 октября 2020

среда, 18:59

$

77.03

91.34

Операция без наркоза. В Воронеже начался суд над обвиняемой в смерти бизнесмена врачом

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 17211
Операция без наркоза. В Воронеже начался суд над обвиняемой в смерти бизнесмена врачом Операция без наркоза. В Воронеже начался суд над обвиняемой в смерти бизнесмена врачом
Совладелец «Энкора» Михаил Суржин умер при операции в 2016 году.

Советский райсуд начал рассматривать дело в отношении врача-анестезиолога Воронежской городской клинической больницы скорой медицинской помощи (БСМП) №1 Елены М. (имя изменено). Женщину обвиняют в гибели 56-летнего пациента – крупного бизнесмена, совладельца компании «Энкор» Михаила Суржина.

По версии следователей, врач не рассчитала дозировку анестетика. В результате пациент перенес операцию с минимальным наркозом и скончался во время оперативного вмешательства.

Корреспондент РИА «Воронеж» побывала на суде и разобралась, почему в смерти больного обвинили врача, отвечавшего за наркоз.

Первый наркоз

Бригада скорой помощи доставила Михаила Суржина в БСМП в 1:29 7 ноября 2016 года. Что случилось с мужчиной, непонятно до сих пор. Михаил Львович пошел на прогулку с собакой, а потом попал в больницу с тяжелыми травмами. По одной из версий, мужчина упал и ударился, по второй – его избили неизвестные.

В больнице бизнесмену поставили предварительный диагноз «сотрясение головного мозга, ушибленные раны груди и головы». Днем 7 ноября врачи провели дополнительные исследования и уточнили диагноз – обнаружили ушиб мозга легкой степени, тупую травму живота и разрыв мочевого пузыря.

Пациента перевели в отделение урологии и стали готовить к операции. Уролог позвал дежурного анестезиолога из отделения анестезиологии и реанимации БСМП – Елену М. 

2.jpg

По данным следствия, около 22:00 медик осмотрела больного и не нашла никаких препятствий для операции. Врач выбрала спинномозговой способ анестезии (анестетик вводят в спинной мозг, чувствительность теряют органы и ткани ниже поясницы).

По обвинительному заключению, которое зачитал на суде гособвинитель, обезболивающее вещество дали примерно в 22:10. Силовики настаивают, что Елена М. ввела анестетик неаккуратно, игла шприца попала не туда. Вещество оказалось не в спинном мозге, а в эпидуральной области. Следователи утверждают, что в результате доза препарата оказалась слишком маленькой: вместо необходимых 5,6 мл Суржину ввели лишь 3,2 мл. Это обеспечило обезболивание лишь на час-два.

Врач начал операцию и обнаружил большой продольный разрыв на задней стенке мочевого пузыря (около 3-4 см). Медик немедленно пригласил хирурга, тот продолжил операцию и решил увеличить разрез в брюшной полости. Хирург приступил к работе около 23:50.

Второй наркоз

Чтобы больной не приходил в сознание, потребовалось дополнительное обезболивание. Елена М. решила перевести пациента под общий наркоз. По ее указанию медсестра ввела Суржину еще два препарата. У пациента начало развиваться шоковое состояние. 

В обвинительном заключении следователи объяснили: во время перевода на общий наркоз врач «отключает» собственное дыхание больного и подключает его к аппарату искусственной вентиляции легких. Для этого пациента подсоединяют к аппарату с помощью интубационной трубки. Как отметил на суде гособвинитель, обычно манипуляция занимает две-три минуты.

Однако в случае с Суржиным установить трубку с первого раза не получилось. У пациента стало резко падать артериальное давление, врачи зафиксировали расстройство сердечной деятельности. Начались необратимые изменения в организме.

По версии следователей, вместо того чтобы позвать реанимационную бригаду, Елена М. решила повторить попытку. Медсестра ввела бизнесмену еще одну дозу анестетика, а врач попробовала вставить трубку и подключить больного к аппарату искусственного дыхания. Ничего не получилось, состояние шока усилилось, и наступила клиническая смерть.

«Врач-анестезиолог проигнорировала анатомические особенности верхних дыхательных путей Суржина, попытки ввести интубационную трубку оказались неудачными. При этом возникла ситуация, когда собственное дыхание пациента было блокировано двойным введением препарата, а искусственную вентиляцию легких так и не установили», – говорится в обвинительном заключении.

Биологическую смерть Михаила Суржина зафиксировали в 0:46 8 ноября 2016 года.

Позиция силовиков

1.jpg

Следователи возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). В гибели пациента обвинили врача-анестезиолога.

По версии правоохранителей, Елена М. должна была точно рассчитать дозу анестетика и аккуратно ввести его в спинномозговую область. Кроме того, правильные действия врача-анестезиолога могли бы предотвратить гибель пациента во время оперативного вмешательства. Фактически врач «лишила пациента возможности дышать» и не предвидела последствий своих действий.

Судья Наталья Ильченко спросила, признает ли Елена М. вину в гибели предпринимателя. 

3.jpg

Женщина ответила отрицательно и заявила, что хочет дать показания в конце процесса. На следующем заседании 27 апреля 2018 года суд допросит родственников погибшего Михаила Суржина – жену и сыновей.

4.jpg

Если вину докажут, врачу грозит до 3 лет лишения свободы.

Контекст

Михаил Суржин был учредителем и совладельцем компании «Энкор», которая занимается производством и продажей оборудования, инструментов, труб и станков. По данным из открытых источников, мужчине принадлежало 20% акций. Суржин также контролировал ООО «Энкор-Инструмент-Ростов», ООО «Энкор-Инструмент СПБ» и ООО «Инстрой». ИП Михаила Львовича Суржина работало по 39 направлениям и было ликвидировано «в связи со смертью лица».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: