День весны и труда – самый парадоксальный государственный праздник в России. Почему воронежцы по-прежнему любят Первомай, несмотря на все его политические, общественные и психологические нестыковки, корреспондентам РИА «Воронеж» помогли разобраться общественник, социолог и политолог.

Как это было? Чикаго, Варшава, Воронеж

конюхов.jpg

 

Представитель Союза «Воронежское областное объединение организаций профсоюзов» Ирина Борисова рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» местную историю праздника.

– Первомайские мероприятия в Воронеже начались с рабочего стачечного движения в 1905 году. В числе первых в этом принимали участие профессиональные союзы металлистов, железнодорожников, полиграфистов, швейников и врачей. При этом группой воронежских портных был организован «Союз иглы». Основными требованиями воронежцев были установление восьмичасового рабочего дня, повышение зарплаты, улучшение санитарно-гигиенических условий в мастерских.

В мае 1907 воронежские полиграфисты провели месячную забастовку. В результате сорвали выпуск газеты «Воронежский телеграф». Закончилась забастовка, когда работодатели удовлетворили все требования полиграфистов.

Пролетарии всех стран, объединяйтесь

Как менялась идея праздника, и что от нее осталось – мнение политолога профессора ВГУ Александры Глуховой.

Прежде Первомай был один из самых значимых праздников. СССР строился и держался на идеологии пролетарского интернационализма и рабочий класс (пролетариат) считался гегемоном, главной опорой правящей партии. И эта роль постоянно возрастала.

Да, традиция праздновать Первомай логично встраивалась в идеологическую модель СССР, но для советских людей это все-таки был еще и личный праздник. В этот день в продуктовых магазинах мог появиться какой-нибудь дефицитный товар. Я родом из Касторенского района Курской области и помню, что для нас, школьников, вся прелесть первомайской демонстрации заключалась в том, что в Касторное на праздник привозили мороженое. В будние дни это лакомство было нам, детям, недоступно. Как же можно было не радоваться празднику и не идти на демонстрацию?


Когда рухнул советский проект, страна стала избавляться от всяких догматичных вещей и окаменевших штампов, которые держали всех в ежовых рукавицах. На трибуны по-прежнему ритуально выходили вожди, но люди больше наслаждались весной, общением друг с другом. В 1989 году на первые выборы в Верховный Совет СССР из Воронежа двинулась научная элита ВГУ, политехнического института, ярко заявили о себе наши физфаковцы Виктор Давыдкин, Станислав Кадменский.


Само праздничное шествие в годы перестройки стало сильно диссонировать с тем, как мы жили, т.е. с ухудшающимися условиями жизни. У власти, как мне кажется, появились опасения за этот праздник. Он мог превратиться в антигосударственный и стать площадкой для других настроений, шествий и митингов. В частности, в начале 2000-х годов в Воронеже прошел самый мощный в стране коммунальный митинг.


Сейчас правительство приглушило идею праздника. В общество настойчиво проталкиваются консервативные ценности, главный смысл которых заключается в том, чтобы объединить всех без разбору, так сказать, консолидировать общество на консервативной платформе. Значит, для настоящего Первомая у нас нет больше места. И его ребрендинг в ближайшее время тоже вряд ли состоится. Да и во что его можно переименовать? В День весны и радости? Все это несерьезно.

конюхов.jpg

 

В Воронеже с миссией отстаивать права трудящихся отлично справляется профсоюз работников народного образования под руководством Тамары Андреевны Бирюковой. Этот профсоюз смог наладить конструктивный диалог с областным правительством, с губернатором А.В.Гордеевым, доказав, что совместными усилиями можно решать самые разные проблемы.


А федеральное руководство ФНПР, на мой взгляд, не играет такой активной роли в жизни трудящихся. Разгоревшаяся дискуссия о повышении пенсионного возраста, «антиплатоновское» движение дальнобойщиков – как здесь проявили себя профсоюзы в защите трудовых прав? Полагаю, что недостаточно, хотя на 1 Мая они, разумеется, выйдут все как один.

Мир, труд, гармошка

Как Первомай сохранял позиции одного из самых любимых праздников воронежцев, рассказал исполнительный директор Института общественного мнения «Квалитас» Александр Романович.

– В последние десятилетия, идеология из Первомая почти вся «выветрилась». Не потому что государство так решило – просто оно махнуло рукой на сферу праздников: что выживет, то и выживет. В результате у людей произошло перераспределение праздничных приоритетов. Мы проводили опрос среди воронежцев: какие ваши любимые праздники? На первом месте вполне предсказуемо оказался Новый год. Почти с десятикратным отрывом от него на 2 место вышел День Победы. На 3 месте – Пасха. На 4-м – свой день рождения. Следом шло Рождество. А вот 1 мая и 7 ноября – только один из 150 человек называл своим любимым праздником. Это были пожилые люди, привыкшие два раза в год ходить на демонстрацию.

Воронежцы на первомайскую демонстрацию всегда ходил охотно. В советское время народ уютно обжил эту демонстрацию, обустроил под себя. А ведь с раннего утра приходилось долго стоять, ждать, пока сформируются все колонны. Многие шли колоннами на площадь Ленина с Левого берега. Но все это было в радость, со смехом, с первым школьным или студенческим флиртом. А когда проходили по площади мимо трибун с руководством области – откуда-то появлялся сильный эмоциональный подъем. Диктор объявляет: «А сейчас площадь выходят рабочие завода «Процессор». Да здравствуют наши труженики электронной промышленности!» Или: «Идет колонна воронежского инженерно-строительного института. Да здравствуют будущие строители!». И начинаешь кричать «Ура!» . Никто ведь не заставлял. Просто откуда-то брался такой драйв. Светило солнышко. Люди принаряжались. У кого-то в сумке обязательно оказывалась бутылочка. Пластиковых стаканов не было, но как-то все это разливалось. Потом откуда-нибудь появлялась гармошка. И народ начинал петь, танцевать.

конюхов.jpg

 

Первомай – тот случай, когда мощная идеологическая накачка не помешала искренней народной любви. Я хорошо помню, как в Воронеже в этот день в каждом доме накрывался стол, пеклись пироги. И обязательно все ходили друг к другу в гости. А вот 9 мая тогда так широко не праздновался. Более того, с середины 60-х годов 9 мая вообще в стране не праздновался, это был рабочий день.

Сейчас первомайское шествие к такому массовому народному порыву уже не имеет никакого отношения. Теперь это действительно обязаловка. Или политтехнологии.

И все-таки Первомаю повезло. Он расположился между двумя любимыми сегодня праздниками Пасхой и 9 мая. И его по-прежнему ждут с нетерпением. Да, он больше не олицетворяется с пролетариями всех стран и преобразовался просто в добрый шанс для личной жизни. Одни уезжают отдохнуть, другие открывают дачный или шашлычный сезон. Кто-то просто затевает генеральную уборку, которой не займешься на Пасху.

Вряд ли власть примет решение, что в связи с утратой политической актуальности этот красный день календаря в стране отменяется. Это будет равнозначно отъему законных выходных. К тому же воронежский Первомай сегодня хорошо вписался в новую городскую среду с ее яркими досуговыми и культурными мероприятиями. На праздничные выходные сюда стремятся приехать из соседних регионов.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter