16 января 2021

суббота, 23:07

$

73.55

89.25

На прощальном концерте «Короля и Шута» в Воронеже из-за давки и духоты люди теряли сознание

, Воронеж, текст — , фото — Наталья Трубчанинова
  • 3287
На прощальном концерте «Короля и Шута» в Воронеже из-за давки и духоты люди теряли сознание На прощальном концерте «Короля и Шута» в Воронеже из-за давки и духоты люди теряли сознание
В память о Михаиле Горшеневе фанаты устроили флэшмоб и организовали сбор средств на установку памятника.

Вчера, 26 декабря, в клубе «Колизей» прошел прощальный концерт питерской панк-рок группы «Король и Шут», посвященный памяти вокалиста Михаила Горшенева. 39-летний музыкант умер в ночь с 18 на 19 июля от острой сердечной недостаточности на фоне употребления алкогольных напитков и морфина. Прощальный тур «КиШа», охватывающий больше полусотни городов России, Украины и Белорусии, стартовал 27 сентября, а завершится сегодня, 27 декабря, финальным концертом в Рязани. На этом «Король и Шут» прекратит свое существование. С 2014 года коллектив будет выступать под названием «Северный флот» – так называлась одна из песен Михаила Горшенева, которую он написал о викингах и норманнах, а не о русском Севере, как ошибочно думают некоторые.

Проститься с культовой группой (хотя правильнее все-таки сказать, с Михаилом Горшеневым) собралось несколько сотен поклонников – больше народа крохотный зал ночного клуба чисто физически вместить не мог. Было много иногородних – из Курска, Белгорода, Липецка, Старого Оскола. Прямо в фойе стояла картонная коробка для сбора средств на установку памятника Горшеневу (напомним, инициативная группа поклонников «КиШа» собирается установить в Воронеже мемориал покойного лидера группы, для чего требуется порядка 300 тысяч рублей). Неподалеку от коробки покоилась кучка металлических цепей и браслетов, целая батарея из баклажек с напитками, надкусанная шоколадка и кулечек с «Птичьим молоком» – личное имущество фанатов, не прошедшее контроль.

Из-за технических неполадок начало концерта задержали больше чем на час. По словам организаторов, сложности возникли из-за настройки аппаратуры. Часть оборудования музыканты привезли с собой, другую – а именно супернавороченный светодиодный экран (он числится в списке требований группы) – взяли в аренду в Воронеже. За всю историю «Колизея» (бывшая «Жара») это был первый концерт с таким высоким уровнем световой и звуковой техники.

В ожидании «КиШа» фанаты от скуки пели и пили. Последнее превалировало. Неудивительно, что к тому времени, когда команда вышла на сцену, некоторых перебравших товарищей из зала пришлось выводить.

Выступление группы началось с минуты молчания.

– В память о Михе. Это очень важно, – обратился к публике Александр «Ренегат» Леонтьев, шагнувший от функции второго гитариста к роли основного вокалиста в туре.

Галдевший до этого народ покорно стих. Но буквально через несколько секунд из зала раздался нетрезвый мужской голос:

– Слышь, харе молчать! Пой давай!

– Заткнись, урод! – тут же рявкнул на него другой парень, и в зале снова воцарилась тишина.

Ренегат на это ничего не сказал. Он вообще на протяжении всего выступления мало что говорил, пауз почти не было, песни в стремительном темпе шли друг за другом, словно музыканты хотели уместить в отведенные два часа всю историю покойного друга.

Первая же вещь «Добрые люди» из неоконченного детища Михаила Горшенева – зонг-оперы «TODD», – как гимн, взорвала зал. Тембр Леонтьева оказался очень похожим на Горшенева… Фанаты угадывали композиции сходу, подпевали слова, знакомые многим с юности, кому-то – с детства. На балкончике с vip-местами два пацаненка, подражая взрослым, строили «козы» и прыгали, как угорелые. Хотя, что маленькие дети вообще делали на этом концерте – вопрос, скорее, к их родителям…

В зале было чудовищно душно. Курили тут же. Из-за жары и пелены табачного дыма, накрывшего все помещение, нечем было дышать. Парило так, что молодые люди раздевались по пояс, девушки стоически терпели, но некоторые все-таки сняли футболки, оставшись только в бюстгальтерах. Двое парней потеряли сознание, друзья вынесли их на себе в фойе, хоть там было ничуть не свежее. Интересно, что в зале, слева от сцены, предусмотрен эвакуационный выход на улицу (за этой дверью как раз стоял автобус музыкантов). Но охранники, дежурившие в паре метров от него, открывать дверь не желали, мол, им по ногам сквозит. И только когда одуревший от духоты и давки народ поднапер на секьюрити, те приоткрыли маленькую щелочку.

К середине выступления «Король и Шут» перешли к лучшим боевикам группы: «Анархист», «Невеста палача», «Мастер», «Исповедь вампира». Прозвучала вещь и из любимого Горшком репертуара «Бригадного подряда».

А когда раздались первые аккорды «Медведя», весь зал, как по команде, достал листочки с портретом Михаила и уселся на пол, держа в руках зажженные зажигалки. «Он жив, покуда мы верим в чудо!» – так поклонники обозначили трогательный флешмоб (эта строчка из композиции «Медведь», в оригинале она звучит несколько иначе: «Я жив, покуда я верю в чудо»).

Под занавес на сцене погасили свет, а на экране появилась черно-белая фотография Михаила с самым запоминающимся его образом – длинными «колючками» на голове. Пустующая микрофонная стойка в перекрестье прожекторов, запись голоса ушедшего Горшка и живой аккомпанемент музыкантов производили на публику какое-то гипнотическое впечатление… Песня «На краю», которую герой Михаила, Суини Тодд, пел в финале зонг-оперы, оказалась фатальной для самого артиста. На концерте, во время ее исполнения, незримое присутствие Горшка чувствовалось до мурашек по коже…

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: