25 Августа 2019

воскресенье, 06:24

$

65.60

72.62

«Мы воспеваем город, а не смеемся над жителями». Кто рисует комиксы в Воронеже

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 4244
«Мы воспеваем город, а не смеемся над жителями». Кто рисует комиксы в Воронеже

Создатель независимого издательства рассказал о местной комиксовой культуре.

Независимое издательство комиксов «Гротеск» существует в Воронеже с 2014 года. Художники издали книгу графических адаптаций произведений Андрея Платонова «Цветы на земле», четыре комикс-зина про «воронежских приятелей» и один выпуск журнала ЧЕРНОZIN о земле. Журналист РИА «Воронеж» поговорила с создателем «Гротеска» Артемом Лахиным о том, зачем Воронежу локальные комиксы, кто их читает и каким должен быть воронежский супергерой.

Как устроен «Гротеск»

Артем Лахин окончил филфак ВГУ по специальности «Издательское дело». Во время учебы в университете, в 2011 году, он заинтересовался комиксами.

– Я сам не обладал художественными навыками, но приметил несколько товарищей, которые классно рисовали, и подумал, что если мы с ними объединим усилия, то рано или поздно сделаем собственный комикс. В 2014 году мы решили заниматься этим постоянно. Сначала выходили одностраничные стрипы, но уже тогда мы задумали большой проект с городской темой. На глаза попался Платонов, и наша первая книга стала сборником комиксов по мотивам его рассказов. Она вышла в 2015 году, ее тираж уже закончился. После этого мы начали создавать авторские комиксы со своими персонажами, развивать собственную мифологию, связанную с Воронежем, – рассказал Артем.

IMGP3106.JPG

Состав «Гротеска» – плавающий. Костяк составляют Артем Лахин и художник Дмитрий Нестерак, но периодически для разных проектов к ним примыкают другие авторы. Так, журнал ЧЕРНОZIN объединил четверых художников, для большинства из которых работа в этом жанре была первой.

– На сегодняшнем этапе к нам примыкают шесть художников. «Гротеск» – это не просто производственный цех, но еще и тусовка, круг друзей. К сожалению, никто из нас не имеет возможности полностью отдаться своим проектам, мы вынуждены ходить на обычную работу. Комиксы пока – наше хобби, – признался Артем Лахин.

У «Гротеска» нет своего помещения – ребята поддерживают связь в интернете, встречаются в городских заведениях и ходят друг к другу в гости. О некоем подобии редакции художники пока мечтают. Благодаря художественным навыкам и профильному образованию ребята делают комиксы полностью самостоятельно: от написания сценария и отрисовки до верстки, печати и брошюрования.

IMGP3098.JPG

– Ничто нас не сдерживает, кроме финансов и творческого процесса, который идет когда как. Если бы у нас была типографская машина, было бы проще. Идеально было бы иметь некий коворкинг, но с графиком работы и ответственностью друг перед другом. Тогда мы перейдем от голого творчества к цеховой работе. Но для этого необходима периодичность выпусков, постоянный спрос. В принципе мы знаем, как создать спрос, знаем, что нравится людям. Но часто у нас не хватает времени или творческих сил, чтобы все это сделать. Когда создаешь очередной зин, к концу работы становишься высушенным. Можно легко попасть в ловушку отдыха, а потом из этого состояния сложно выбраться. Если творческий процесс есть, надо постоянно его подпитывать, все время быть в напряжении. Я думаю, сейчас у нас подготовительный этап перед следующим витком, – считает Артем Лахин.

Интернет vs бумага

У «Гротеска» есть сообщества в соцсетях, куда ребята периодически выкладывают фрагменты новых комиксов – стрипы. Но приоритетным остается офлайновый способ распространения.

– Сейчас перенасыщение цифровой информацией, и материальные артефакты типа зинов, которые выходят маленьким тиражом, становятся еще ценнее. Такие вещи можно собирать как коллекцию. Когда покупаешь фэнзин на бумаге, его можно полистать, дать почитать другу, а автор может поставить на нем автограф. Мы вдохновляемся опытом самиздата начала XX века, 1970-х – 1990-х годов. Но и в цифровом виде мы, конечно, выкладываем свои работы, так как без этого сегодня никуда, – рассказал Артем.

«Гротеск» является постоянным гостем фестиваля «ЛитераТула» в Туле, в 2018 и 2019 году ребята также ездили на профильные ярмарки в Москву и Тюмень, в Воронеже выставлялись на аниме-фестивале. Такой выход в офлайн помогает им и с распространением, и с набором популярности.

– Читатели комиксов, которых я знаю, это в основном люди, которые чутко относятся к современной массовой культуре. Они смотрят сериалы, не пропускают популярные фильмы и игры. Комикс наконец-то заслужил внимание российского массового читателя. Хотя большинство популярных комиксов эксплуатирует интерес людей к медиафраншизам вроде «Звездных войн» и вселенной Marvel, рассказывая о знакомых персонажах. Но, помимо этого, комиксы – вполне самостоятельный медиум. И в России, и в Воронеже постепенно растет спрос на качественные переводные и отечественные комиксы, – констатировал Артем.

IMGP3155.JPG

«Место, где мы живем»

Какой он – воронежский супергерой: наделенный волшебными силами спасатель или простой парень? Художники из «Гротеска» предложили уже несколько вариантов и продолжают поиски. Первыми локальными комиксовыми «звездами» стали «воронежские приятели» – персонажи с телами людей и головами ворон, которые переживают в Воронеже приключения. «Гротеск» выпустил уже четыре комикса о «приятелях», которые посещают местные кофейни, дерутся за гаражами, ходят на митинги.

– Перед нами стоит задача найти тему, которая была бы интересна воронежцам, о которой мы смогли бы разговаривать долго. Условно говоря, придумать воронежского супергероя. Ведь супергерой по сути – это миф. Такие архетипы есть в фольклоре всех народов, в массовой культуре. Данила Багров из фильма «Брат» – образцовый супергерой. Режиссер четко ухватил образ, который всем понравился. Он был настолько абстрактен, что заставил людей узнать в нем себя. Мне бы хотелось создать персонажа или нескольких, которые обитали бы в Воронеже и соприкасались с мыслями жителей нашего города. Мы начали с «воронежских приятелей» как с абстрактного образа, который как будто говорит: вот они какие, вульгарные жители Воронежа. Но мы не смеемся над горожанами, просто делаем некую карикатуру вообще на образ человека. Как будто возвращаемся к языку басен, напоминая, что люди могут быть животными, и если они нарисованы, как животные, то они и ведут себя так. Нам показалось, что для воронежцев таким животным может являться ворона. В связи с этим возникло много шуток. Например, «проворонил», «белая ворона», «щегол» – у нас все эти слова обрели новое звучание. Чтобы избежать нецензурной лексики, мы использовали замены – например, «завали клювало», – рассказал Артем Лахин.

IMGP3103.JPG

В российской массовой культуре недостаточно привязок к локациям – многие сюжеты разворачиваются в столице либо в абстрактном провинциальном городе. Хотя сегодня все больше современных авторов так или иначе ориентируются на свое место жительства: музыканты в песнях упоминают свои районы, писатели пишут о своих городах.  

– Это дань уважения корням, ориентация на аудиторию из этих мест. Мы не в лоб говорим, что Воронеж классный, а просто вставляем узнаваемые локации, упоминания улиц или заведений. Мы даем понять, что создаем эти истории в Воронеже, поэтому и их место действия – Воронеж. Не условная фэнтезийная вселенная, не Америка, Европа, Москва или Питер, а место, где мы бродим и которым вдохновляемся. Все наши истории – это то, что случалось с нами в Воронеже, просто немного переделанное, зашифрованное. Мы воспеваем свой город. И люди, которые читают наши комиксы вне Воронежа, узнают о нем. Мы ассоциируем себя с этим городом, иначе мы бы делали совсем другие истории, – подчеркнул Артем.

IMGP3100.JPG

Не только для любителей

Одну из своих задач создатели «Гротеска» видят в том, чтобы заинтересовать людей, далеких от комиксовой тусовки. Ребята хотят, чтобы комиксы воспринимались как еще одно медиа наравне с кино или литературой.

– Мы мечтаем создать прецедент в Воронеже, который поможет заинтересовать комиксами большое количество людей. Нечто подобное у нас получилось с «Цветами на земле». Мы заявили, что, во-первых, есть воронежские комиксы, во-вторых, они могут быть серьезными и, в-третьих, они могут быть посредником между великим писателем и аудиторией, которая хочет познакомиться с ним в упрощенной форме. Хотя я сам не считаю, что комиксы – это упрощение, пусть многие их так воспринимают. Для меня это просто хорошая форма коммуникации с современным человеком, которому неинтересно читать один текст. Мы работаем, чтобы комиксы были окном в непопулярные темы, плюс создаем причудливый визуальный ряд. Самая важная задача – чтобы наши произведения читали люди не в тусовке. Досадно, когда наши издания покупают те, кого я и так знаю, кому и так могу их подарить по дружбе. Лестно, что друзья хотят нас поддержать, но я хотел бы, чтобы мои комиксы покупали потому, что произведение действительно хочется прочитать. Но как сделать комикс народным – для меня пока вопрос, – признался Артем.

IMGP3123.JPG

Ориентация на локальную повестку тоже должна помочь в этом продвижении на широкую аудиторию, считают художники. Но не менее важно обращаться к общим для всех людей темам, которые можно почерпнуть из новостей.

– Любое событие в городе или стране можно сделать основой комикса. Форма комикса для этого идеально подходит, потому что позволяет иронизировать, выводить карикатурную мораль. Существует, например, художник Duran, который рисует комиксы в максимально простецкой манере. Но за счет того, что его сюжеты острые, они находят отклик у огромного числа людей. Комиксы можно делать обо всем, – считает Артем.

«Комиксы не так просты, как кажется»

Не все комиксы создаются для детей, не все рассказывают о спасении мира одним персонажем. Комикс – это форма, которую можно наполнить любым содержанием, уверены создатели «Гротеска».

– В литературе автор использует языковые приемы, чтобы удержать внимание читателя. В кино – монтаж, чтобы зрителю не наскучило зрелище. В комиксе происходит комбинация литературных, кинематографических и изобразительных приемов. Как и кино, и книги, комикс может рассказывать и исторические драмы, и комедии, и детективы – что угодно. Конечно, комиксы существуют всего век, и они не успели обзавестись большой традицией. Но в них можно зашифровать много смыслов, – убежден Артем Лахин.

IMGP3104.JPG

Учась на филфаке, Артем сравнивал комиксы начала и середины XX века в США и Европе с той массовой продукцией, которая выходила в это же время в СССР.

– У нас комикс в XX веке не зародился или не был адаптирован. На мой взгляд, это связано с советской политикой. В 1930-е годы произошла унификация культуры и искусства, все было поставлено на рельсы социализма. СССР в какой-то момент пресек все новые формы, и комикс не был встроен в нашу культуру. Сейчас же и дети, и взрослые привыкли к его формату. Так что это не какое-то свойство ментальности русских людей. Но до 1990-х годов наша массовая культура была другой. Кстати, журналы типа «Мурзилки», «Веселых картинок» и «Крокодила» использовали комикс-форму, но пытались от нее откреститься, дать понять, что это не комикс, а просто иллюстрированный рассказ. Они разводили текст и картинку. Наверное, это была идеологическая установка. Возможность экспериментировать, по-новому совмещать вербальный план с визуальным пресекалась. Была картинка и текст снизу, причем текст нередко дублировал содержание картинки, – рассказал Артем.

Комиксы в Европе и США откликались на определенную повестку, что и сделало этот жанр столь популярным на Западе.

– Комиксовая культура классно прижилась в Америке – такой вид бульварной литературы быстро завоевывал популярность среди малограмотных мигрантов, рабочих, солдат, – рассказывает Артем. – Во время Второй мировой войны там многие художники работали именно в комикс-форме, а не в плакатной или карикатурной, как у нас. Капитан Америка дал по морде Гитлеру – такие истории вдохновляли солдат. Комиксы уже тогда были чуткими к социальным проблемам. «Чудо-женщина» с ее феминистской повесткой создавалась не в вакууме. Супермен – тоже. Это образ мигранта, который пытается встроиться в чуждое ему общество. Человек-паук – рассуждения о взрослении и подростковых проблемах. Если советские дети зачитывались приключениями Алисы Селезневой, произведениями Беляева, смотрели фильмы про Электроника, то где-то были комиксы – про Тинтина, Бэтмена и других, и это стало важной частью многих культур.

Неверно утверждать, что комиксы – это произведения для детей или инфантильных взрослых, считает Артем. Любой супергерой – это просто удачно созданный персонаж, приключения которого могут найти отклик у всякого человека.

IMGP3099.JPG

– Современным российским людям супергеройскую повестку заменяют сериалы про ментов. Даже моя мама зачитывалась детективами и смотрела «Каменскую». В России супергероями стали следователи, шпионы, военные. По сути супергерой – это просто название. Его черты можно найти и в Даниле Багрове, и в Штирлице, и в Алисе Селезневой. Это просто протагонист, и всегда есть антагонисты – силы, которые пытаются ему помешать. Это фольклорная схема, которая хорошо ложится на любые произведения современной культуры. У нас возможно существование подобных образов и было много попыток их создания. Одно время говорили, что наши супергерои – богатыри. С ними, на мой взгляд, не очень сложилось. Но такие образы еще можно найти. Невозможно создать супергероя по мотивам Бэтмена – это будет выглядеть искусственно, вторично. В поисках русского супергероя нужно обращаться к массовой культуре вообще, возможно выводить его из советского прошлого. Герои в российском пространстве существуют, интересных персонажей много, – уверен Артем Лахин.

Произведения «Гротеска» можно найти в воронежских магазинах комиксов. Некоторые издания или отрывки из них художники публикуют в группе в соцсети.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: