19 Апреля 2019

пятница, 04:09

$

63.95

72.36

Криминальное чтиво. Как в Воронеже родители убили дочь, «очищая» ее от бесов

, Воронеж, текст — Светлана Тарасова, фото — Андрей Архипов, Виталий Грасс
  • 13796
Криминальное чтиво. Как в Воронеже родители убили дочь, «очищая» ее от бесов

Спецпроект о громких делах прошлых лет.

В ночь на Рождество 2011 года в одной из квартир на улице Переверткина в Воронеже творилось странное. Молодая женщина отчаянно звала на помощь и молила о пощаде. Она выбежала на балкон третьего этажа и попыталась выпрыгнуть, но родственники затащили ее назад. Никто из соседей не обратил на это внимания: не вызвал милицию, не попытался помочь.

Родители 25-летней красавицы Анастасии после этого несколько часов подряд вливали в нее воду, прыгали по животу, пытались прибить к полу гвоздями, а потом извлекли из тела часть органов. Они были уверены, что таким образом спасают своего ребенка – очищают от вселившихся в нее бесов. У следователей же была другая версия: по их мнению, причиной расправы стала ревность взрослой женщины и банальное устранение соперницы. Свидетелями убийства Анастасии стали ее маленькие дети, бабушка с дедушкой и 14-летняя сестра.

Убийцы не состояли на учете у психиатров, не были религиозными фанатиками, не пили в тот день ни капли спиртного и считались образцовыми родителями. Что за помешательство приключилось в квартире в Железнодорожном районе в ту ночь – в материале РИА «Воронеж».

Текст подготовлен на основе воспоминаний правоохранителей и материалов уголовного дела. Все имена и фамилии изменены по этическим соображениям.

«Как фильм ужасов»

Рано утром 8 января 14-летняя Аля Бозимбетова зашла в родительскую комнату. Там было темно, сыро и тихо. Родители спали. Рядом с ними на диване лежала Настя. Она была обнаженной и не дышала. В области пупка зияла рана. Аля робко позвала родителей и предложила вызвать «скорую». Мать подняла голову и устало махнула рукой, показав на стену. Там, куда она ткнула – на обои у дивана, – расплылось большое жирное пятно. «Сатана уже вышел, все в порядке, делай что хочешь», – сказала она и продолжила спать.

«Я позвонила старшему брату Саше, сказала, что Насти больше нет. Он не понял, а я не могла подобрать нужных слов. Все произошедшее ночью казалось мне настоящим кошмаром, каким-то фильмом ужасов. Я дала трубку бабушке, чтобы она объяснила, что случилось, но та стала лепетать про изгнание бесов. Я забрала трубку и сказала, что Настя умерла. Брат наконец понял и велел вызывать «скорую», пообещал быстро приехать. От волнения я перепутала номер квартиры и не могла нормально объясниться с диспетчером, сказала лишь, что сестра не дышит».

из показаний Алевтины

Приехавшие врачи были ошеломлены увиденным. Они констатировали смерть молодой женщины и вызвали правоохранителей.

Пошатнувшаяся реальность

В прокуратуре Железнодорожного района 8 января 2011 года дежурила старший следователь следственного отдела Наталья Вялых.

Квартира, куда выехали правоохранители, была ухоженной и уютной. Жили в ней обычные люди. Ни соседи, ни учителя в школе, ни родственники, ни сослуживцы не сказали о них ни одного дурного слова.

– Если бы накануне нам по каким-то причинам довелось выезжать туда на профилактический осмотр, семья, безусловно, была бы признана благополучной. Я много чего повидала на своем веку следователя, но чтобы убийца вырвал органы своей жертве, к тому же дочери, – ни до, ни после, слава Богу, такого не случалось, – рассказывает Наталья Вялых.

На месте происшествия кроме родителей жертвы были ее бабушка с дедушкой, двое детей (младшей было семь месяцев, старшей – около трех лет) и вызывавшая «скорую» 14-летняя сестра Аля. Последняя и стала главным свидетелем по делу. Но допросить ее несколько часов не получалось – девочка была в трансе.

– Я часа три пыталась ее успокоить. Обнимала, гладила по голове, вытирала слезы, рассказывала про собственную дочь, про нашего кота. Ребенка нужно было просто вернуть в реальность, чтобы она почувствовала опору. Чтобы поняла, что сейчас день, что она в кабинете у следователя, что ее сестры больше нет. Она плакала и отказывалась это принимать, – вспоминает следователь Вялых.

Семья

Станислав и Оксана Бозимбетовы познакомились в Бишкеке. Женщина подрабатывала в теплице разнорабочей, потом трудилась нянечкой в детском саду и растила в одиночку сына. Станислав работал бортпроводником в местном аэропорту. Молодые люди полюбили друг друга и поженились. От этого брака родились две дочери. Станислав оставил работу бортпроводника, пересев за баранку такси. Оксана растила детей и вела хозяйство.

Когда старшему сыну исполнилось 18 лет, женщина предложила мужу развестись. Оксана бы в этом случае стала матерью-одиночкой, а парня освободили от службы в армии. План сработал. Но, несмотря на штамп в паспорте, супруги жили как раньше.

Женщина никогда не была особенно набожной – в церковь не ходила, посты не соблюдала. Лишь читала религиозные книги, доставшиеся ей в наследство от бабушки-баптистки, и пыталась жить «по совести». Призывала к этому и детей с мужем. По словам Алевтины, мать говорила, что «вера в сердце», читала книги и по воскресеньям слушала телевизионные проповеди.

Жить в Бишкеке стало трудно, все родственники Бозимбетовых уезжали. Сестра Оксаны перебралась в Россию – в Липецкую область – и устроилась там риелтором. Она-то и подобрала сестре дом в Добринке. В 2008 году туда переехал сначала старший сын, потом решились и остальные. Оксана, продав всю недвижимость в Бишкеке, смогла купить квартиру в Воронеже.

Родственные души

В России семья обживалась вполне благополучно. Старшие дети обосновались в Липецкой области, Оксана со Станиславом и Алей – в Воронеже. Но постоянно ездили друг к другу, помогали, отмечали вместе праздники. Аля пошла в воронежскую школу – учителя не могли на нее нарадоваться: старательная, сообразительная, послушная. Станислав сначала работал таксистом в Липецке, потом устроился маршрутчиком в Воронеже. У Насти и ее второго мужа Эдуарда родилась дочь. Оксана охотно нянчилась с внучками, всячески помогая старшей дочери. Но однажды в семье грянул гром: теща воспылала чувством к зятю, и он ответил ей взаимностью.

«Однажды мы вместе с Эдиком поехали в Добринку. Он подсел ко мне, и, пока мы ехали, я будто загорелась изнутри. Его тоже ко мне потянуло. Это наваждение длилось года полтора. Мы лишь пару раз целовались, не допуская большего. Он говорил, что только я его по-настоящему понимаю». 

из показаний Оксаны

Оксана боролась с чувством, пыталась «лечиться»: читала молитвы, обращалась к бабкам-ведуньям. Но те огорошили: «Не надо ничего делать, это божье чувство». Женщина во всем призналась мужу.

«Весь месяц накануне трагедии родители говорили по ночам, и мама просила отца отпустить ее. Однажды папа сказал мне, что Эдик – святой, их с мамой любовь – от Бога, и они должны пожениться. Меня это напугало. А Настя говорила, что Эдик, наоборот, антихрист и эта связь его с мамой от Сатаны. Я была в шоке от всего этого».

из показаний Али Бозимбетовой

После рождения второй дочери в семье Анастасии пошел разлад, супруги часто ругались. Молодая женщина после вторых родов сильно располнела и никак не могла вернуться в форму. Она нервничала, часто плакала и стала очень религиозной. Мать, по-прежнему, оставалась ее самым близким человеком. Незадолго до трагедии Настя приехала к родителям и сказал, что с ней творится что-то нехорошее. Она считала, что только мать может ей помочь.

«Настя приехала перед Новым годом и сказала, что ее забирали черти. Что произошло это из-за Эдика, из-за него она забывает про детей и совершила много плохого. Я не знаю, что было потом. Но мама сделала ей какой-то обряд, которого я не видела. Слышала только, как мама кричала: «Настя!». Потом сестра рассказывала, что ничего не слышала, только призналась, что мама ее вытащила».

из показаний Али Бозимбетовой

Затмение

Накануне Рождества Оксана и Эдуард объявили родственникам о случившейся с ними любви. На семейном совете нужно было решить, что делать дальше.

«Они стали рассказывать про свою большую любовь. Были слезы и истерики, и от этих слов стало страшно. Потом Эдик убежал. Настя говорила, что это не любовь, а наваждение. И все это от дьявола. А мама говорила, что дьявол вселился в нее. Дети были с нами, они плакали. Потом Настя выбежала на балкон, стала кричать, просить о помощи, потом хотела выпрыгнуть, но мы ей не дали. Она кричала, что в маму вселился Эдик-сатана и теперь ее убьют. Настя просила моей помощи. Говорила, что, если я ее не поддержу, родители ее убьют. Все это было очень похоже на сумасшествие, но я боялась перечить маме и молчала. Потом ушла в другую комнату и слышала, как родители бьют Настю. Она кричала. Потом ей стали лить в рот воду, зажимая нос. Из баклажки, где, как сказала мама, была святая вода. Бабушка Лиза, по требованию мамы носила еще воду из кухни. Когда я через какое-то время зашла в комнату родителей, то увидела, что Настя лежит на спине, мама держит ее за руки и ноги, а папа сидит сверху на ее груди и льет ей воду в рот. Настя лежала неподвижно. Раздавались страшные звуки, будто Настя захлебывалась. Мама же требовала, чтобы мы повторяли: «Выйди, Сатана!» Это длилось долго, часов пять, наверное. Дедушка и бабушка тоже были в квартире, но дед все проспал, а бабушка говорила, что из Насти просто изгоняют бесов…».

из показаний Али Бозимбетовой

«Из дочери нужно было выгнать бесов. Я дала ей пить воды из стакана, но она ее выплюнула и откусила кусок стекла. А потом укусила меня за палец. Я должна была достать то черное, что мешало ей жить, именно поэтому я вынула из нее кишку…Я помню, что долго ходила по ней…Хотела ее распять, прибить ее гвоздями к полу вместе с собой. Но не получилось…Главное в человеке – душа, так написано в Евангелии. Поэтому я считаю, что душа у Насти улетела к Богу, а то, что пострадало ее тело, – это нестрашно. Оно, как трава, прорастет снова. Моя Настя жива, но она с Богом, в другом мире, и у нее все хорошо».

из показаний Оксаны Бозимбетовой

«По жизни мы всегда верили Оксане. Она все делала во благо семьи. Она очень любила своих детей. Говорила: “Верьте мне, ни о чем не спрашивайте. Настю спасет только наша вера”».

из показаний Станислава Бозимбетова

– Оксана Ивановна была очень странной верующей. Ни к какой определенной конфессии она себя не причисляла. Сама слепила себе веру из всего, что было под рукой. Читала книги религиозного характера, как-то их для себя интерпретировала, толковала родственникам на свой лад, – рассказывает следователь Вялых.

Диагноз и приговор

По словам экспертов, семья никаких препаратов не принимала, не увлекалась алкоголем, не страдала душевными болезнями. Все, кто их знал, характеризовали их исключительно положительно.

Подозреваемых заключили под стражу. Станислава Бозимбетова это очень возмутило, а Оксана отнеслась к этому равнодушно. Но на допросах она горько плакала.

– Мужчина искренне не понимал, что случилось, он наотрез отказывался признаваться в убийстве, хотя описывал его в малейших деталях. Оксана же была логичной, последовательной и волевой, – считает Наталья Вялых.

Дело было очевидным, но затянулось из-за того, что подозреваемых долго обследовали психиатры. Эксперты московского центра социально-судебной психиатрии им. В.П. Сербского в конце концов признали их душевнобольными. Оксана, как они определили, страдает параноидальной шизофренией, Станислав – индуцированным бредовым расстройством.

– Внешне муж и жена производили впечатление вполне здоровых, обычных людей. Невменяемых преступников я в своей жизни повидала много, они были другими. Но характер преступления и то, как они объяснили свой поступок, свидетельствовали о проблемах с психикой. Если говорить на отвлеченные темы, заметить их невооруженным взглядом неспециалисту было невозможно. Маме было под 50, она влюбилась в мужа своей дочери и потеряла над собой контроль. Тот ей ответил взаимностью. «Выгоняя бесов», женщина избавилась от соперницы, – отмечает Наталья Вялых.

Оксана пыталась обжаловать решение суда: она не верила в свой диагноз и считала, что суд в их деле не разобрался. Пару, обвиненную в групповом убийстве с особой жестокостью (п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), в конце ноября 2011 года Воронежский областной суд отправил на принудительное лечение специализированного типа, причем Оксану – в стационар с интенсивным наблюдением.

Редакция РИА «Воронеж» благодарит сотрудников архива областного суда за помощь в подготовке материала.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: