Шинторг 3+1

22 Октября 2017

воскресенье, 04:06

$

57.51

67.89

Как пить не дать

, , текст — Александр Саубанов, Виктория Васильченко, фото — Михаил Кирьянов
  • 921
Как пить не дать

Понятия «слабоалкогольный напиток» в России больше не существует.

Один наш знакомый, человек вообще не пьющий (правда-правда!) рассказал историю, случившуюся с ним в новогодние выходные. Он попытался ночью купить минералочки. И не смог. Все ночные магазины, все круглосуточные киоски перестали работать после 23.00. Вступили в силу поправки к закону № 218-ФЗ, запрещающие ночную продажу любого алкоголя, включая пиво. Нет, минералку можно по-прежнему продавать хоть в три ночи, хоть в пять утра. Но, видно, это оказалось не так уж выгодно.

Вот эта трагическая фигура трезвенника, обескураженно бредущего вдоль закрытых киосков, и подвигла нас изучить тему: насколько серьезными могут быть негативные побочные последствия в целом, разумеется, правильного закона.

Мы запрещаем пространство и время

Тема возникла не вчера. На самом деле у нас каждый год нынешнего века был богат на алкогольные новации. Росла цена на водку, повышались требования к продавцам и производителям, менялись системы учета алкопродукции. И не было ни одной серьезной реформы, в ходе которой законодатели или исполнители (а чаще и те, и другие) не наломали дров в этой тонкой, щепетильной для российского человека сфере.

Но в последнюю пару лет алкогольный вопрос пузырился и пенился в основном по поводу пива - напитка, который составляет почти четверть российского питейного баланса. С 1 июля 2012 года изменился порядок декларирования пивного оборота, и пиво стало считаться алкогольным напитком. Но фактически оно сравнялось в статусе с вином и водкой 1 января 2013-го, когда торговать пивом разрешили только тем предпринимателям, которые имеют кассовые аппараты и торговые площади не менее 50 квадратных метров.

Это означает практический запрет на торговлю пивом в киосках. А вот временной запрет – на продажу с 23-00 до 8-00 – понятие растяжимое. Потому что регионам разрешено устанавливать дополнительные ограничения по времени. И этого пункта предприниматели боятся больше всего, зная, как любят наши регионы соревноваться в исполнительском рвении.

Кроме того, с 1 января реклама спиртного запрещена на страницах печатных СМИ, в телевидении, радио, в Интернете, на рекламных конструкциях, на всех видах транспорта, а также на расстоянии менее 100 метров от детских, образовательных и медицинских учреждений – везде, кроме информационных вывесок снаружи и внутри торговых помещений. Фактически это тоже полный запрет.

И единственная хорошая новость для пивоторговцев – то, что водка подорожала на 38 процентов и, стало быть, их напиток стал привлекательнее. По закону сообщающихся сосудов.

Всеобщая допродажа

О мрачной перспективе 1 января 2013-го, которое уже назвали «концом света для киосков», предпринимательское сообщество знало с июля 2011 года, когда 218-й ФЗ был принят в первой редакции. В принципе, у киоскеров было время переквалифицироваться в бармены. Или уйти в производство или фермерство – эти отрасли уж точно не могут пожаловаться на гонения государства. Но практически все они остались на привычном рынке – то ли надеясь на «авось пронесет», то ли на собственную смекалку.

Вчера корреспонденты РИА "Воронеж" прошлись по городу с целью просмотреть, как исполняется «драконовский» 218-й ФЗ. Картина предстала странная. В большей части киосков пиво стояло, его, как объяснили продавцы, «допродавали». Чем отличается «допродажа» от «продажи», долго никто объяснить не мог. Только хозяйка киоска в районе автовокзала рассказала: для пива, в отличие от той же водки, пока не предусмотрена программа «Декларант» с ежемесячной подачей отчетных данных в Лицензионную палату. При этом киоскам разрешили распродать остатки. То есть, на данный момент всем проверяющим можно сказать, что в киоске реализуется нераскупленное до Нового года пиво. Проверить это без «Декларанта» все равно невозможно.

В ближайшем от редакции скоплении киосков (на пл. Застава) владельцы провели хитроумную (и явно не совсем законную) реконструкцию. Три рядом стоящих сооружения сблокировали с помощью дополнительных перегородок. Получился один павильон с площадью более 50 кв. метров. Многие торговцы пивом попросились в павильоны субарендаторами: площадь-то павильона вроде позволяет пивом торговать, а то, что под торговлю пивом определено не 50, а 5 кв. м – это еще надо докопаться.

Некоторые предприниматели в кварталах, более удаленных от центра, не снисходят до уловок. В пивном павильоне на ул. Переверткина площадью 34 кв.м пивом торговали открыто – и на вынос, и распивочно. Место бойкое, оборот большой, и торговцы мало чем рискуют. За нарушение правил продажи предусмотрено наказание в виде изъятия продукции и штрафа до 50 тысяч рублей. Раз-другой в месяц оборотистое заведение может себе позволить такие траты. В порядке, что ли, дополнительного налога.

Война миров

Есть еще одна страдающая сторона процесса. Производители, лишающиеся серьезного сектора сбыта (до 50 процентов). Когда в декабре в Воронеже состоялся круглый стол на тему "Ответственное потребление алкоголя " и производители алкоголя отчитались на ней о своей борьбе со злоупотреблениями алкоголем, стало ясно: это жест отчаяния. Последняя попытка заявить о себе как о самых честных, законопослушных, белых и пушистых. Она не удалась. Более того, у производителей жизнь усложнилась новыми строгостями в учете продукции. Если для гигантов вроде «Балтики» это все преодолимо, то десяток малых пивоваренных предприятий Воронежа станут на грань выживания.

Однако в ходе нашего рейда выяснилось, что «белые и пушистые» тоже понемногу лукавят.

- Мы продолжаем возить пиво в воронежские киоски, - рассказал нам торговый представитель одной из крупнейших федеральных пивных компаний. – Правда, возим по предоплате.

Мы много раз обсуждали тему грядущих ожесточений на собраниях в Воронеже, дважды ездили в Москву, в Госдуму, где высказали свое консолидированное мнение: все это меры, призванные не мытьем, так катаньем выдавить с рынка мелких предпринимателей. Самое страшное, что произойдет для киосочника, не сокращение продаж пива – не так уж они велики, - а сокращение ассортимента, к которому привык покупатель «шаговой доступности». Он знает, что всегда мог купить в «своем» киоске пиво, рыбку к нему, пакетик конфет. Исчезнет пиво - исчезнет и рыбка, и чипсы, а за одними конфетами, скорее всего, покупатель уже не пойдет.
председатель Воронежского объединения предпринимателей Татьяна Гончарова.

Киоск, по определению Татьяны Григорьевны, - это средство доставки продукции на дом покупателю. Он исчезнет – и эту услугу начнут оказывать теневые дельцы из Интернета и бабки из подъезда. По ее данным, официальный оборот крепкой алкогольной продукции в Воронежской области ежегодно уменьшается в результате жесткого регулирования процентов на семь, но примерно на столько же возрастает теневой оборот. И он уже составляет 50 процентов всего рынка или порядка 3 млн декалитров крепкого алкоголя в год. При этом пивной-то рынок практически на 100 процентов прозрачен!

Сводка каникулярных новостей косвенно подтверждает эти слова. В Железнодорожном районе был обнаружен склад подпольной алкопродукции, изъято 25 тонн водки и вина. Тонн! А если бы шерстили киосочников, то изъяли бы 25 жалких бутылок.

Требуйте отстоя пены

Ежегодно юридические новеллы бьют по малому предпринимательству. Если в середине нулевых в Воронеже было 2500 киосков, то в прошлом году – 1700, а сейчас – около 1350. Ежегодные законодательные стрессы сопровождаются непрекращающимся прессом проверок и «упорядоченной» чехардой с перемещением киосков. Многие люди просто устали. И ушли бы с огромным удовольствием в иную сферу деятельности. Но не могут: они давно уже не работают по специальности, а денег на открытие новых бизнесов так и не накопили. И большинство из них вовсе не виновато, что кто-то кое-где у нас порой продает пиво несовершеннолетним

- Мы дискутировали на эту тему с представителями предпринимательской общественности, - говорит руководитель организации «Наше общее дело» Виктор Буздалин. - У них, по сути, одни только экономические аргументы. Но ведь не все делается по соображениям экономики. Наркологи в один голос твердят: именно пиво в шаговой доступности способствует алкоголизации подрастающего поколения. Мы обязательно будем участвовать в рейдах по проверке исполнения новых норм. Такие рейды имеют реальный эффект. В Северном районе, например, просто исчезли точки, где нарушается закон. Мы не за полный запрет, а за ограничение алкоголя. Пока что только такая мера может быть эффективной.

Но есть еще одна сторона процесса: потребитель. В конечном счете, почти все будет зависеть от него. Будет ли он теперь набирать алкоголь ящиками в супермаркетах. Обратится ли к подпольным поставщикам. Заведет ли у себя на кухне мини-пивоварню или поставит самогонный аппарат.

Или, как наш знакомый, перейдет на минералку. Будущее, как говорится, покажет.

Точки роста вашего бизнеса

Главное на сайте

Вход

Используйте аккаунты соцсетей

Регистрация

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(