То, что пути Господни неисповедимы, регент митрополичьего хора «Символ веры», диакон Серафим Дубанов может доказать своим личным примером. Любимую жену Ксению он нашел с помощью социальной сети. Зашел в приложение для знакомств, лайкнул фото красавицы с бирюзовыми глазами, оставил комментарий. А незнакомка взяла и ответила ему. Полгода молодые люди переписывались, а когда встретились, поняли, что это судьба. Дубановы уже три года в законном браке. У них подрастает дочка Сашенька. Чем удивил свою возлюбленную во время предложения руки и сердца и каково это – стать православной матушкой в 18 лет, супруги Дубановы рассказали корреспонденту РИА «Воронеж».

Серафим: – Мы познакомились через приложение в соцсети. Ксения выложила фотографию, на которой была изображена девушка с обработанными в фотошопе ярко бирюзовыми глазами. Я оставил комментарий, что у нее красивые глаза. Так началось наше общение. Переписка была не особо эмоциональной. Ксения постоянно пыталась меня вытащить на личную встречу, но как-то все не складывалось. Просто много дел тогда навалилось сразу: служба в армии, потом поступление в Московский государственный университет культуры и искусств. Параллельно я продолжал заниматься своим хором. В итоге мы все-таки встретились. В этом нам котенок помог. Мы искали, кому его отдать, но никто не брал, и вот как раз в тот момент мне снова приходит сообщение от Ксении с предложением увидеться. Я написал, что, мол, давай встретимся на территории храма. Котенка ж мне нужно было кому-нибудь пристроить и почему бы его не отдать этой милой девушке.

Ксения: – Честно говоря, если бы он тогда снова отказался от встречи, я бы перестала с ним общаться. Мне тогда уже порядком надоело стучаться в непробиваемую стену. Обидно даже было, что он увиливает от реального знакомства, все общение проходило только в виртуальном мире. Мне Серафима тогда очень хотелось увидеть. Не знаю, что мной двигало, ведь я о нем мало что знала на тот момент. Только имя и внешние черты. Даже возраст его не знала. Информацию о нем я только после личной встречи начала получать. И то дозированно. Сначала узнала, что он руководит церковным хором, потом, что он сын священника. Это, конечно, было для меня большой неожиданностью. Моя семья верующая, как большинство семей в нашей стране – иногда ходили в церковь, но не постились и мало знали о церковной жизни. Священники для меня тогда были особенными, недосягаемыми людьми. Не знала, как себя вести в их присутствии, о чем разговаривать. Это сейчас смешно вспоминать подобное, но при первой встрече с отцом Серафима мне было не по себе, я глаза боялась на него поднять.

Серафим: – Ксения мне с первого взгляда понравилась. Помню, она забежала в собор такая маленькая, молоденькая, светлый человечек. Я вручил ей котенка со словами: "Бери, это хороший знак для первой встречи". И с тех пор мы не расставались. Я на нее тоже впечатление сразу произвел. Цену себе не набиваю, но представьте, что ей тогда было 17 лет. Ее ровесники были мальчишками бестолковыми, а мне к тому момент был 21 год, и я уже несколько лет руководил хором. Ездил хоть на отечественной машине, но заработал на нее сам. Да и одет был строго – в белую рубашку с галстуком.

Ксения: – Встречались мы недолго – меньше года. Предложение Серафим мне сделал в вербное воскресенье – 8 апреля. Это было, конечно, незабываемо. Он все продумал до мелочей, целый сценарий написал. Как оказалось, заранее спросил моих родителей, согласны ли они, чтобы их дочь вышла за него замуж. В тот день мы смотрели в кинотеатре «Титаник» в 3D. Настроение после сеанса было романтическим. Серафим отвез меня домой, но заходить не стал. Когда я вошла внутрь, увидела дорожку из лепестков роз и записку со словами: «Этот вечер будет особенным, ты запомнишь его на всю жизнь!». Расставить все помогла младшая сестра Серафима. Дальше была коробка с набором для душа и запиской, чтобы я строго следовала всем дальнейшим инструкциям и не открывала сразу все коробки. Во второй коробке было красивое платье. В третьей – мои любимые духи и кулон. Потом был звонок в дверь – пришел парикмахер-стилист, который сделал мне красивую прическу и макияж. Конечно, я сразу поняла, к чему все идет, но почему-то была уверена, что в одной из коробок будет кольцо.

Серафим: – Нет, до кольца еще далеко было. На выходе из дома ее встретил мой друг, завязал глаза и повез по городу. Мы хотели ее немного сбить с толку, чтобы Ксения не поняла, куда она едет. В итоге повязку с глаз я ей снял у нас дома, в котором находились ее и мои родители. Потом я произнес речь о смысле жизни, еще раз спросил у родителей Ксении, не против ли они нашего брака и уже после предложил ей выйти за меня замуж. Прослезились в этот момент все. Даже мужчины. Поженились мы в субботу, 14 июля. Это была формальная роспись. А на следующий день было венчание в белом платье и с застольем.

Ксения: – Родители наши быстро общий язык нашли. Мы на свадьбе пошутили, что наш брак соединил полицию, со стороны моих родственников и церковь – со стороны родных Серафима. По церковному статусу меня сейчас принято называть матушкой. Но так ко мне обращаются немногие. Даже друзья Серафима, священники, называют просто по имени. Да и я не ощущаю себя матушкой сейчас. Матушка для меня – это взрослая женщина, как, например, мама Серафима, которая родила и воспитала четырех детей. А в остальном стараюсь соответствовать статусу мужа. Начала соблюдать посты вместе с ним. В первые два года тяжело было в пост разнообразить наш рацион. Мы тогда чаще всего картошкой и макаронами питались. В этом году Великий пост очень легко прошел для меня как для хозяйки. Появилось много рецептов с морепродуктами, например, пасту с мидиями и кальмарами, даже торты научилась постные печь.

Серафим: – Когда нас спрашивают, зачем мы поженились в таком раннем возрасте, говорим, что излишнее холостяцкое гуляние до добра не доводит. У меня есть знакомые ребята, которым уже четвертый десяток лет идет, а они до сих пор семьи не создали, продолжают гулять, пить. Это в итоге затягивает. Такая гулянка – это бессмыслица. В сентябре прошлого года у нас родилась дочка Сашенька. Мы хотим, чтобы в будущем у нее появились братики или сестрички. Я даже своим ребятам в хоре говорю: у кого только один ребенок, что неправильно это. Вот вы двое родили всего одного ребенка, это получается, это ведь при таком раскладе страна по численности в минус уходит. А это плохо!

Серафим: – Мы не ссоримся. Бывает иногда, что немного можем поспорить, но быстро находим общее решение. Ксения – для меня мой тыл, мой дом, мой дорогой человек, на которого я могу положиться в самых сложных делах. Точно так же и она знает, что я сделаю для нашей семьи все возможное.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter