Матери двоих солдат, погибших на воронежском полигоне «Погоново», отсудили у Минобороны РФ по 4 млн рублей. Об этом сообщили представители фонда «Право матери» в четверг, 2 февраля. Компенсацию морального вреда в пользу Ларисы Суровцевой и Алевтины Некрасовой установил Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга. За гибель солдат в 2013 году на 5 лет колонии осудили их командира Василия Сюракшина. Его обвинили в превышении должностных полномочий. Министерство обороны РФ отказывалась признавать иск матерей и предлагала фонду взыскать компенсацию с осужденного Сюракшина. Но суд вынес решение в пользу матерей.

Дело о гибели солдат

Солдаты-срочники Никита Белов и Дмитрий Некрасов 26 июля 2012 года погибли при утилизации боеприпасов, еще 11 военнослужащих получили ранения. К тому времени Никита отслужил восемь месяцев, а Дмитрий пробыл в части меньше суток, уточнили в фонде «Право матери».

В утро ЧП на полигоне командир 916-го батальона Воронежского гарнизона Василий Сюракшин отдал устное распоряжение 20 военнослужащим собирать не разорвавшиеся после утилизации боеприпасы на территории полигона «Погоново» и примыкающей к нему дороге. 

Василий Сюракшин в суде
Фото – Роман Демьяненко

Как установил суд, Сюракшин после этого уехал в Воронеж. Работами руководили двое молодых офицеров, которые только за две недели до того прибыли в часть. Ни у кого из солдат или офицеров не было ни специальных знаний, ни средств защиты для проведения таких работ. Саперы батальона на полигоне отсутствовали. Военные собрали на территории полигона и дороге неразорвавшиеся боеприпасы и осколки от них, погрузили в «КаМАЗ» и привезли к площадке подрыва № 3. Никита Белов, Дмитрий Некрасов и еще один солдат-срочник стали разгружать «КаМАЗ». Один из солдат находился в кузове грузовика и подавал боеприпасы сослуживцам. Примерно в 10:45 в руках у Белова разорвалась противотанковая граната для гранатомета РПГ-9. Парень скончался на месте, Дмитрий Некрасов умер при доставке в больницу. Как установила судебно-медицинская экспертиза, причиной смерти обоих рядовых стали взрывные травмы головы, у Белова также оторвало ногу и повредило руку. Еще 11 военнослужащих были доставлены в военный госпиталь с сотрясениями мозга и травмами различных частей тела.

Эксперты установили, что граната разорвалась из-за неправильного обращения с боеприпасом и неправильной утилизации – их сжигали на полигоне. Многие из боеприпасов разлетались по территории полигона, так и не разовравшись. Когда Белов взял гранату в руки, от его одежды произошел статический заряд, и боеприпас сдетонировал.

Как выяснилось военные должны были только подвозить и разгружать боеприпасы. Утилизировать их и очищать территории после уничтожения боеприпасов входило в обязанности сотрудников ООО «Уральский пиротехнический завод». С организацией на эти услуги был заключен договор. Василия Сюракшина обвинили в том, что он, превысил должностные полномочия - заставил солдат делать чужую работу. Поэтому они и погибли. Свою вину бывший командир не признавал, но суд вынес ему обвинительный приговор, определив в наказание 5 лет колонии. На Сюракшина надели наручники в зале суда

Моральная компенсация

В суде Санкт-Петербурга, где рассматривался гражданский иск, юристы фонда «Право матери» цитировали письмо матери Никиты Белова. Лариса Суровцева описала свою тяжелую жизнь без сына, который был у нее единственным ребенком.

Василий Сюракшин в суде
Фото – Роман Демьяненко

– Самое страшное теперь – это раннее утро и поздний вечер, когда остаешься один на один со своими мыслями. Гонишь их прочь. Но они мне неподвластны. Воспоминания затмевают мой рассудок. Для чего мне теперь жить? – написала Лариса Суровцева. – Я дом построила, сына вырастила. Все рухнуло в одно мгновение. Некому больше вихрем носится по дому, нет моего мечтателя, некому радовать нас с бабушкой. Тоска и одиночество поселились теперь в нашем доме. От нервных переживаний и слез потеряла зрения.

Женщина рассказала суду, как узнала о смерти сына, как хоронила его в закрытом гробу, как тяжело ей остаться вдвоем со старой матерью без поддержки и опоры.

Суд 2 февраля вынес решение в пользу Ларисы Суровцевой о взыскании с Минобороны РФ 4 млн рублей, несмотря на возражения ответчика. Юристы Минобороны РФ предлагали подать иск к Василию Сюракшину. Через аналогичный процесс прошла мама Дмитрия Некрасова. При помощи юристов фонда Алевтина Некрасова также взыскала с Минобороны 4 млн рублей, решение состоялось 17 октября 2016 года. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».