– Государственные дела и политика - это не одно и то же, – завявил Андрей Кураев сегодня на встрече с воронежцами в ВГУ, отвечая на вопрос, что он думает о возросшем влиянии церкви на государство. – Мне неизвестны случаи, чтобы, скажем, государственные посты согласовывались с патриархом. С другой стороны, церковь, конечно, влияет на общество и на политические дела, как такой лоббистский орган, и это нормально, это есть везде, и в США, и в Европе.

Мне кажется, что сейчас основные проблемы церкви, как и мои лично, связаны с тематикой ожирения. Кто-то слишком много кушает.
протодиакон Андрей Кураев

Прокомментировал богослов и вызывавшие в последнее время бурное обсуждение законодательных инициатив, касающихся защиты чувств верующих.

– Что касается закона об оскорбления чувств верующих (кстати, такого закона нет, есть ряд поправок), то в нашей юридической практике это лакуна, – напомнил Андрей Кураев. – В юридическом языке есть такое понятие - hate crimes, преступления ненависти. Когда не лично кого-то оскорбляют, а какую-то группу. К примеру, газета «Голос белой расы» публикует передовицу, где пишет «все негры – козлы». Могу ли я, не будучи негром и козлом, оскорбиться на это? Тут возникает вопрос надлежащего истца. Ведь это удар не по конкретным лицам, а группе. Но как нам защититься от таких ударов?

В целом я за эти поправки, я считаю, что это хорошая новелла законодательная, но я считаю, что их надо с одной стороны расширить, а с другой – сузить. Во-первых, понятие «оскорбление религиозных чувств» – это очень эфемерная субстанция. Можно говорить об оскорблении религиозных символов, зданий, памятников, кладбищ, святынь, чего-то конкретного. А с другой стороны, эти поправки надо расширить, чтобы не только религиозных вещей это касалось, но и других – оскорбление памятников Великой отечественной войны, скажем.
Андрей Кураев
Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter