Известный российский кинорежиссер Александр Сокуров после вручения ему Платоновской премии в Воронеже встретился со зрителями и ответил на их вопросы 11 июня в кинотеатре «Спартак». На встрече Александр Сокуров предложил создать в Воронеже свою киностудию.

– Вы в состоянии ее создать, – отметил режиссер. – Можно начать с документального кино, а потом создавать игровое кино. Дорогу осилит идущий. Нам нужно помочь всем тем, кто будет начинать. Например, в Петербурге есть фонд «Пример интонации», который существует полтора-два года. За это время мы помогли сделать семь короткометражек, два полнометражных фильма, еще три полнометражных фильма выпускаются в этом месяце.

После встречи зрители увидели новый фильм режиссера – «Франкофония», через историю Лувра повествующая о диалоге власти и человека. Корреспондент РИА «Воронеж» побывал на встрече и записал самые яркие высказывания Александра Сокурова.


                                                                                                                                      Фото - Михаил Кирьянов 

«Платонов – это сокровище, не поддающееся никакому анализу»

– Андрей Платонов был самым ярким стилистом в нашей литературе. Сущность платоновского вещества – бесконечная, независимая, оригинальная, уникальная личность человека, у которой есть корни с жизнью. У литературы есть только одно время – present continuous – настоящее продолженное. Литература не стареет, и она по-прежнему является царицей всего. Андрею Платонову даровалась смелость, талант и решительность выражаться совершенно своим языком. Язык Платонова – абсолютно революционный в хорошем смысле этого слова, потому что у этой революционности есть своя гносеология, то есть происхождение. И мы знаем, что это за происхождение, откуда это произошло – из удивительного уклада жизни малого русского города. Понятие «малый русский город» не должно никого смущать или унижать. Это основа жизни русского народа и основа жизни русской культуры. Платоновская литература собирает русский народ, собирает нас и заявляет, что мы бесконечно оригинальны, что мы не заскорузлая конструкция, что мы не монотонны и скучны. Платонов – это абсолютное сокровище нашей литературы. Кстати, к счастью, не поддающееся никакому анализу. Как только вы проанализируете фразу Платонова, вы убьете сущность – как всякий образ. Никакой образ не поддается дешифровке. Образ существует в целостности, и его невозможно разъять или проанализировать.

«Кино высокомерно по отношению к прочей культуре»

– Только литературная структура, только литературная природа и порода формирует в человеке просвещенную, свободную, независимую и очень глубокую сущность. Только тот, кто сложил свою природу на любви к литературе, большим пространным произведениям, большим романам, имеет запас прочности и запас идей. Если этого нет, то все идеи быстро исчерпываются, все художество заканчивается. Сие видно по современной живописи, особенно по русским молодым художникам, которые мало что читают. Это видно и по работам современных российских кинематографистов. Все кино ассоциируется с собранием людей – не очень грамотных и не очень образованных, но довольно энергичных и высокомерных по отношению к прочей культуре. Кино высокомерно по отношению к прочей культуре.

«В русских не видят предсказуемых собеседников»

– Я очень много езжу по миру, в том числе по арабским странам. Хочу сказать, что все сейчас почему-то идут по этому пути. Все! И наша страна, можно сказать, идет не в самом авангарде. Бюджет американского государство многократно выше нашего. Рост милитаризма в стране – это тупик. Идея нейтралитета, нейтральности не владеет современными политиками и современными дипломатами. Мне много раз приходилось говорить с польскими дипломатами, президентами, министром иностранных дел Польши с уговорами принять принципы нейтральности. Но – не получилось. Идея нейтральности не популярна. Может быть, потому, что в мире к власти приходят люди дегуманизированные, которые забыли, к чему приводит вооруженность. Накопление силы в промышленности, которая переходит на рельсы военные, никогда не приводит к положительным результатам. Почему это происходит у нас? Мне кажется, в головах многих политиков отсутствует ясное, простое понимание того, что мы – страна с большим количеством соседей. У нас нет другой альтернативы, кроме как находить компромиссные, тихие решения. Мы никуда не денемся от границы с Прибалтикой, Финляндией, от границ с очень тревожным соседом – Китаем. А куда нам деться от границ с Украиной и Казахстаном? Армейский элемент должен быть только сдерживающим началом – и ни в коем случае не активно-наступательным. Когда у страны возникает активный, наступательный потенциал, малые соседи, памятуя сложные поступки Советского Союза, начинают нас бояться. Я езжу по миру – нас, действительно, боятся. В нас не видят предсказуемых собеседников.


Фото — Михаил Кирьянов 

«Валюта, которой мы расплачиваемся за политику, - человеческая жизнь»

– Помните, когда решался вопрос вывода наших войск за пределы нашей границы, в Москве была организована демонстрация. По улицам шли с плакатами, поддерживающие военную деятельность страны сотни тысяч людей. Знаете, кто в основном там был? Женщины. Русские девушки, женщины готовы отправлять своих сыновей, любимых и мужей на войну. В моем фильме «Франкофония» я поднял вопрос о том, чего вообще стоит политика, каким образом мы получаем политику, каким образом нам навязывают политику и какой валютой мы расплачиваемся за нее. Эта валюта – человеческая жизнь. Политики расплачиваются с народом его собственной жизнью. Вы голосовали за это? Взяли под козырек. Вы хотели иметь «великое государство»? Вы его получили. Ну, получили войну. Ну, убили твоего брата, твоего мужа. В конце концов, статус вдовы весьма благороден. Нужно понимать, что нет у русского народа бОльших врагов, чем он сам. Мы так и не поняли, что было у нас во время сталинизма. У нас целый народ был на стороне Сталина. Нам очень трудно, мы очень запутались, мне кажется. У нас очень много нераспутанных моральных проблем, прежде всего – перед самими собой.

«Кино опасно для общества»

– «Отсев» в кинематографе велик. Из 20 человек кинематографического курса в кино остается работать один, а иногда – ни одного. В кинематографе все зависит от появления личностей, от появления новых молодых людей. Наша задача сейчас – сделать так, чтобы наибольшее количество молодых людей прошло профессиональную проверку. Легких денег уже нет (деньги стоят дорого), и чаще всего найти деньги – дороже, чем сделать фильм. Я верю, что появятся новые молодые люди, которые будут аккумулировать нашу энергию и лучшие наши качества. Это произойдет только в том случае, если это будут просвещенные люди. Дикий, мускулистый, агрессивный подросток-режиссер опасен. Кино вообще опасно для общества, как и телевидение. Оно приучает людей к смерти, к крови, равнодушию к смерти. Война в кино красива, смерть – красива, солдаты погибают красиво и перед смертью говорят красивые слова – девушке, жене, маме. Я этого никогда не видел, хотя был в боевых условиях. Мы должны помочь этим молодым людям. Появление талантливого человека неизбежно, и такие талантливые люди есть. Надо помочь им.

«Хотите поставить памятник Сталину? Ставьте, а мы посмотрим»

– Если под Воронежем хотят поставить памятник Сталину, пусть его ставят. Бог распорядится с этими людьми. Люди, которые совершают такие поступки, всегда должны понимать степень наказания и неотвратимости наказания. Вы хотите, чтобы губернатор пришел туда и запретил это дело? У него нет на это морального права. Ставьте – а мы посмотрим. С другой стороны, государство должно иметь четкое и ясное понимание, какова реальная историческая оценка того периода. Что является критерием политической оценки? Для меня это жертвы, жестокосердие системы управления. Но, к сожалению, мы очень далеки от этой дискуссии, потому что все время на повестке дня появляются всякого рода другие дискуссии и подменные темы, которые отвлекают нас от нашей внутренней жизни. У нас много блестящих результатов и одновременно внутренних проблем, которые требуют как можно более скорейшего общественного обсуждения.


Фото — Михаил Кирьянов

«Там, где жизнь политизирована, люди глохнут»

– То, что сейчас происходит на Украине и в Сирии, не должно волновать нас в такой степени, как сейчас. У нас очень много социальных и моральных проблем, о которых мы, российские люди, должны начинать говорить. У нас есть предложения, у которых в конце – многоточие. Когда у народа таких предложений много, это становится уже опасно. Произойдет разрушение, распад государства, люди разочаруются в единстве. Страна, такая огромная, как наша, вполне способна начинать погибать от регионального сепаратизма, у которого будут все основания. Потому что единой, осмысленной эволюционной политики в жизни такого государства нет.

Наши политики не думают о судьбе государства наперед. Они не думают о том, что такое федерализм и как его понимать. Людей стало меньше, да и идеология стала агрессивнее. Церковь берет на себя огромную политическую роль. Нам нужно создать государство для молодых людей, в котором молодой человек чувствует себя посвященным в будущее своей страны и хорошо понимает свою будущую судьбу. Не надо внедрять в головы патриотические догматы. Вы постройте разумное государство, где существует разумная система политических взаимоотношений, где сумасшедшие люди не получают власти в партийных структурах и не попадают в парламент, где отсутствует политический сыск по отношению к молодежи. Политизация жизни – это очень опасно. Там, где существует политизированная жизнь, люди глохнут – у них монофонический слух. Они слышат только один диапазон.

«Поступая на мой курс, мои студенты не смотрели моих фильмов»

– Поскольку Россия – моя родина, я как художественный автор несу ответственность за все, что происходит у меня на родине. Я очень не люблю темные провинциальные глухие закоулки - они наносят удар по моему достоинству и унижают моих соотечественников. Поэтому идея открыть там мастерскую была идеей стереть еще одно провинциальное пятно.

До этого у меня было преподавание в европейских киношколах, в Японии. Я никогда не соглашался брать курс в России. Молодым людям на Кавказе крайне тяжело. Это не Воронеж, не Петербург и не Москва. У них нет практически ничего. Помощь, которую я и педагоги из Москвы, Петербурга и других стран оказывали им, была очень тяжелой – мы летали туда непрерывно на самолетах. В тяжелые времена меня на лекции сопровождали двое вооруженных людей – так было непросто. Некоторые педагоги, испугавшись, отказались туда ездить, но в основном все работали прекрасно.

Ребята, которые поступали на курс, не знали, что такое режиссер, они никогда не смотрели моих фильмов и во время обучения, все пять лет я не показывал им своих работ. Кроме того, я настаивал на том, чтобы их дипломные работы делались на их родном языке. На Северном Кавказе иногда не очень хорошо говорят по-русски, совсем не говорят на английском, но они не знают своего родного языка. Было условие – делать фильмы на своем родном языке.

В прошлом году, в августе, мои студенты защитили дипломы. Мои молодые коллеги создали 12 великолепных дипломных работ – один документальный, остальные - игровые фильмы. 14 июня начнется показ этих работ по каналу «Культура». Мы покажем восемь или девять дипломных фильмов – первый раз в истории бывшего Советского Союза, когда федеральному зрителю показывают дипломные работы, в то время как это должно быть нормой.



Фото — Михаил Кирьянов

«Мы должны поощрять появление в обществе сложных людей»

– Надо делать все, чтобы быть народом и страной, где просвещение является нашей национальной идеей. Если мы добьемся просвещенческой культуры, тогда мы поймем, за кого надо голосовать. Голосуйте за того, для кого моральные ценности выше политических, а это очень просто проверить. Мы должны поощрять возникновение в нашем обществе сложных людей. А среди молодежи их очень много. Одно время я был близок с семьей президента Бориса Николаевича Ельцина. В то время многие выступали за то, чтобы усилить меру наказания за происходящие в стране процессы. По этому поводу он сказал: «Стоит только начать…Остановить потом будет трудно». До 1917 года наш народ сначала разбивал лбы на преданности православию, и как только группа людей дала ему свободу, народ стал уничтожать своих священников. В Петербурге священников зарывали живьем: бросали пять человек в яму и забрасывали землей. Несколько дней там земля шевелилась. Сейчас об этом не принято вспоминать. А какое количество монастырей было истреблено физически! Какое количество людей в рясах, вина которых была только в том, что они молились и имели другое мировоззрение…

«То, чем занимается наш парламент, - что-то постыдное»

Вне всякого сомнения, в правящей партии - нехватка политической воли. В правящей партии тоже должна быть борьба. Не нужно гоняться за людьми, которые хотят усыновить детей и влезать в постели людей – парламент в этом смысле у нас непонятно, чем вообще занимается. Это совершенно что-то постыдное. В самой правящей партии должны появиться сильные, мощные фигуры, которые не боятся, даже в рамках партийной дисциплины, делать замечания президенту, премьер-министру и правящим структурам – как это иногда бывало в «проклятой» компартии. На любом пленуме райкома вы могли встать и сказать, что вы думаете. Мы должны понимать, что мы шаг за шагом создаем жестокосердное государство.

Справка РИА «Воронеж»

Александр Сокуров – известный российский кинорежиссер и сценарист художественных и документальных фильмов, заслуженный деятель искусств Российской Федерации и народный артист России, известный благодаря своим работам над картинами «Молох», «Солнце», «Отец и сын», «Русский ковчег», «Фауст», «Франкофония». Первая художественная картина Александра Сокурова - «Одинокий голос человека» по произведениям Андрея Платонова (позже получившая несколько престижных фестивальных наград) не была засчитана руководством института в качестве дипломной работы. Картина подлежала уничтожению, но спасло её банальное воровство — Сокуров и его друг, сценарист Юрий Арабов взломали архив, выкрали позитивную копию и исходные материалы картины. Режиссер Андрей Тарковский высоко оценил первый фильм молодого режиссера. В 1995 году по решению Европейской Киноакадемии имя Александра Сокурова включено в число ста лучших режиссёров мирового кино. В 2010 году на кафедре кино и телевидения КБГУ (Кабардино-Балкарский государственный университет имени Х. М. Бербекова), в Нальчике открыта мастерская Сокурова. В 2011 году на церемонии закрытия 68-го Венецианского кинофестиваля Александр Сокуров получил «Золотого льва» и премию Экуменического жюри за картину «Фауст». Режиссёр живёт в Санкт-Петербурге, где возглавляет общественную группу активистов-градозащитников — так называемую «Группу Сокурова», ведущую диалог с городской властью на тему защиты от разрушения старого Петербурга.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter