14 апреля 2021

среда, 02:01

$

77.25

91.92

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Тамбовка

, Таловский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 8942
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Тамбовка Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Тамбовка
Жители умирающего поселка бережно хранят действующие прялки

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10−15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Тамбовка Таловского района, где постоянно живут семь человек.

Тамбовка территориально относится к Нижнекаменскому сельскому поселению и расположена в 7 км от его центра – поселка Нижняя Каменка. Но это если ехать напрямую – в объезд по асфальту получится более 20 км.

Тамбовка возникла в 1898 году, когда из села Михайловка Тамбовской губернии в эти края пришли ходоки по фамилиям Ермилов, Корнев, Каменев. Место им понравилось, и вскоре здесь появились еще 12 тамбовских семей.

Новоселы приглашали для своих детей частных учителей, платили педагогам по 50 рублей в месяц за ученика. Занимались в избе. Уже в 1926 году построили здание школы, где дети занимались в две смены.

Асфальт, по которому ездит автобус, проложили до поселка в 1992 году. Параллельно асфальту, но немного ниже, проходит единственная улочка Тамбовки – Тамбовская. Она не асфальтирована, весной и осенью по ней можно проехать разве что на «Ниве» или УАЗе.

На Тамбовской стоят порядка 20 домов, из которых три – жилые, а еще несколько куплены дачниками и пасечниками из соседних районов области. Параллельно улице протекает приток Елани – речушка Добринка, которая в жару почти полностью пересыхает.

– В этом месте сходятся границы трех районов: Таловского, Бутурлиновского и Новохоперского, – рассказала журналистам РИА «Воронеж» руководитель Анохинского территориального подразделения администрации Нижнекаменского сельского поселения Наталья Хаустова. – Здесь же расположена самая высокая точка района – 208 м, поэтому, когда в Таловой уже набухают почки на деревьях, в наших краях еще лежит снег.

Тамбовка, несмотря на то что на ее единственной улице нет асфальта, совсем не похожа на медвежий угол – сюда несколько раз в неделю приезжает автолавка, дважды в неделю ходит автобус до «большой земли», недавно заменили опоры освещения.

До того как автолавка стала приезжать сюда регулярно, Наталья Хаустова на своей машине по несколько раз в неделю навещала жителей поселка и привозила им продукты.

В самом начале Тамбовской стоит дом, в котором живут 61-летняя Татьяна Камнева и 64-летний Владимир Кремлев. Татьяна местная, а Владимир родом из Тюменской области.

Познакомились, когда он приезжал на заработки в эти места, и уже 18 лет вместе. Общих детей у пары нет. У Татьяны, которая дважды была замужем, их четверо – и уже семеро внуков.

– Сегодняшняя Тамбовка – это два сросшихся бывших поселка Михайловка и Степановка, первый заканчивался и начинался второй. Всего во времена СССР тут было около 540 дворов. Здесь существовал колхоз «Красное знамя», а при нем – кузница, птичник, телятник, ферма, магазин, клуб, начальная школа, которой не стало в 1989-м, – рассказала Татьяна Камнева. – Я всю жизнь проработала свекловичницей, в хозяйстве всегда была скотина. И сейчас у нас коровы, козы, овцы, птица.

Татьяна вяжет детям и внукам носки и жилетки из самодельной пряжи. Прялку, которой пользуется женщина, изготовил еще ее дед.

– У нас в доме с полдесятка работающих прялок, все их делал Измаил Макарович Камнев, умерший в 1961 году в 45 лет. За годы своей жизни он и сделал 45 прялок для всей округи, заказчики записывались к нему на полгода вперед. Меня, еще 10-летнюю, учила прясть его жена, бабушка Степанида Макаровна. Занимаюсь этим всю жизнь. Внучки мои иногда пытаются мне помогать, так что, может быть, ремесло не умрет.

Пообщавшись с корреспондентами РИА «Воронеж», Татьяна вместе с Владимиром отправилась кормить животных: коров Руслану и Вангу, коз Машу и Зину, козлов Ваню и Степу.

В еще одном доме поселка живет большая семья: 64-летняя Ольга Волкова, ее сын Алексей с женой Татьяной и их сыновья – девятиклассник Витя и Федор, которому два с половиной года.

У Волковых около 10 коров, летом животные свободно ходят по пойме речушки и здешним косогорам. Электропастух выступает своеобразной границей их ранчо.

До конца апреля у Ольги погостит дочь Зинаида, которая давно живет в Москве, но, пока находится в декретном отпуске, решила временно вернуться в родительский дом вместе с сыном Матвеем (как и Феде, ему два с половиной года). Супруг Зинаиды остался в столице.

Ольга Волкова родом из Чувашии. Еще девчонкой она приезжала в поселок на уборку свеклы и здесь познакомилась с будущим мужем, Федором. В 1982 году сыграли свадьбу. В 1997 году муж разбился на мотоцикле, и с тех пор женщина одна.

Когда корреспонденты РИА «Воронеж» зашли в дом Волковых, Татьяна стригла наголо своего сына Федора. Ее старший сын, Виктор, был в школе. На занятия в поселок Утиновка его возит школьный автобус.

– Я домохозяйка, а мой муж Алексей вахтовым методом работает на атомной станции в городе Курчатов Курской области – месяц на работе, месяц дома. У нас есть квартира, но мы не хотим ехать в цивилизацию – наоборот, мечтаем заняться фермерством. Земли вокруг много, собираемся увеличивать наше стадо. Иногда я вожу клиентам в Таловую молоко, сметану, творог и сыр собственного производства. В общем, все идет к тому, что мы рано или поздно осядем на земле, – рассказала Татьяна.

Зинаида работает в крупной столичной фирме экспертом-оценщиком по золоту и бриллиантам.

– Я живу в столице с 2007 года, – сообщила она. – Стараемся чаще выбираться к маме в Тамбовку. Конечно, я уже не представляю себе жизнь без городского комфорта, но и мой муж, который занимается бизнесом, сюда иногда тоже с удовольствием приезжает.

Каждый день в доме Волковых строго разбит по часам: утром с коровами управляется Ольга, а вечером – ее дочь и сноха.

Кроме коров, у семьи много птицы, но недавно норка передушила 40 кур.

– Но ничего, новых заведем, да еще дойное стадо увеличим, – Ольга Волкова настроена оптимистично. – Очень хорошо, что руководитель нашего территориального подразделения администрации Наталья Хаустова никогда нас не бросает – если надо, и продукты привезет, и чем-то другим поможет.

Последний дом Тамбовки находится возле автобусной остановки, бывшего клуба, магазина и школы. Живет в нем 62-летний Виктор Лень.

У Виктора никогда не было своей семьи, и, когда родители умерли, бывший колхозный тракторист остался один. По соседству – только полуразрушенные и брошенные дома его близких родственников.

Виктор проводил журналистов из Воронежа в школу, где в свое время учились он сам и его старшая сестра Наталья.

– Говорят, что это было жилье раскулаченного местного жителя Ефимова, а когда его семью в конце 1920-х годов отправили в ссылку, с дальнего конца Степановки по бревнышку перетащили сюда его дом и открыли в нем школу, – поделился мужчина.

Журналисты РИА «Воронеж» нашли в здании классный журнал за учебный год-1964/65, где в списках учеников значилась Наталья Лень.

Еще старожил показал почти разрушенное здание магазина и клуба. В свое время там находился и детский сад.

– Помню, пацанами бегали драться на ту сторону речки, в поселок Долгинка, а по речке граница проходила. Если нас, например, долгинцы гнали, то только до нее – дальше не преследовали. Такой закон был. Теперь только молодость вспоминать и остается. Хотя и в нашей глуши кто-то дома под дачи покупает – значит, все не так плохо. Но мне-то все это уже не очень нужно, я свое прожил.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: