Наш край. Как развиваются воронежские деревни. Верхний Карабут

, Подгоренский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 8271
Наш край. Как развиваются воронежские деревни. Верхний Карабут Наш край. Как развиваются воронежские деревни. Верхний Карабут
Почему местные жители могут кататься на горных лыжах и летать на параплане прямо в родном селе

В новом спецпроекте РИА «Воронеж» «Наш край» журналисты рассказывают о хуторах и поселках, которые не только держатся на плаву, но и развиваются благодаря неравнодушным жителям. Там появляются детские площадки, обновляются дороги, строятся соцобъекты, открываются выставки. По мере того как меняется качество жизни в селах, люди все чаще остаются на малой родине и создают здесь семьи. Более того, в села приезжают жить из городов. Очередной выпуск спецпроекта посвящен селу Верхний Карабут Подгоренского района.

Правый берег Дона

Село Верхний Карабут территориально относится к Белогорьевскому сельскому поселению и отстоит от его центра – села Белогорье – на 10 км. Точного года его основания сегодня не знает никто, но судя по названию села, возможно, эта дата восходит к временам монголо-татарского ига.

Верхний Карабут, расположенный в нескольких балках на правом берегу Дона, чужеземцы называли Черной горой («кара» – черная, «бут» – гора), отсюда, скорее всего, и пошло название села.

В 1900 году в селе, входившем в состав Острогожского уезда, числилось 208 дворов, 1377 человек населения. В нем располагались церковь, церковно-приходская школа, несколько лавок. В 1928-м была организована Центрально-Черноземная область, и слобода Верхний Карабут вошла в состав Павловского района ЦЧО.

Сегодня в Верхнем Карабуте проживают около 140 человек, в 2010 году здесь закрыли школу, и с тех пор ребята ездят учиться в Белогорье. Раз в неделю сюда ходит автобус из Подгорного, до села идет приличный асфальт, а большинство его жителей имеют личные автомобили, так что добраться до цивилизации отсюда – совсем не проблема.

– В этом селе неплохо работает ТОС «Верхнекарабутский», за последние три года благодаря его участию было огорожено кладбище, отсыпано почти 1,5 км улиц. На 2022-й уже подана заявка, и если все сложится успешно, то благоустройство села продолжится и дальше. А что вообще является большой редкостью – за последнее время был полностью восстановлен тамошний храм, в 2022 году будет благоустраиваться территория вокруг него, – рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» глава Белогорьевского сельского поселения Александр Острогорский.

Взгляд свысока

Одним из самых главных зданий этого небольшого придонского села является бывшая церковно-приходская, а после революции – обычная сельская школа. Ее крыша была разобрана оккупантами для своих нужд в годы войны, а новую положили только в 1949-м.

До 2010 года школа работала по своему прямому назначению, а когда ребят стали возить в Белогорье, то в это здание (постройки конца XIX – начала XX века) въехал сельский клуб.

Сегодня клубом руководит Татьяна Никитинская, которая ведет семь детских кружков и три взрослых: пожилые занимаются фитнесом, пением и художественным чтением. Она сама шьет сценические костюмы для выступлений, которые ее подопечные надевают во время праздников и Дней села.

– Мы с семьей приехали в Верхний Карабут 9 мая 1990 года, – рассказала Татьяна, – до того жили в Узбекистане в Фергане. Мы с супругом Дмитрием работали на тамошнем мехзаводе, который производил и ремонтировал авиационные двигатели. Муж ездил по России, искал место для будущего переезда, так и получился вариант с этим селом.

– Нам предложили хорошее жилье – в колхозе «Светлый путь» было несколько пустовавших новых домов, построенных для молодых специалистов, и мы заняли половину одного их них. Тогда в селе было примерно 300 жителей, я заведовала детским садиком, где было 33 малыша, – рассказала Татьяна Никитинская.

Сегодня дети Татьяны Никитинской разбросаны по всей стране: старший сын Владимир живет с ней, младший Михаил – в Богучаре, а дочь Кристина – в Питере. Дочь младшего сына Виктория окончила Воронежское художественное училище и работает сегодня в областном центре художником мультипликационной студии Wizart Animation, хотя летом часто приезжает к бабушке на донской пленэр.

Дом Татьяны стоит на самой высокой точке Верхнего Карабута, в самом углу улицы Тихой, откуда донские кручи и холмы видны как на ладони. Напротив – село Бабка Павловского района, чуть правее угадывается и сам Павловск.

– Наши места можно вписать в какой-то областной туристический маршрут: тут есть и меловые горы, и пещеры, и балки, и роскошные донские пляжи, – уверена Татьяна.

Старший сын хозяйки, 45-летний Владимир, опытный столяр-краснодеревщик.

– Я мотаюсь между Питером и Верхним Карабутом, пытаюсь делать мебель для бани, – рассказал мужчина. – Хорошо бы, конечно, наладить тут небольшое производство, но, чтобы свои продавать изделия, нужен менеджер, а я не по этой части.

На рубеже 90-х годов прошлого века в Верхний Карабут приезжали переселенцы не только из республик бывшего СССР, но и из разных городов России. Так, например, в то же время здесь появилась Наталья Назенцева, переехавшая из Оренбургской области с детьми. Врачи советовали сменить климат из-за проблем с их здоровьем.

Путь к храму

В хозяйстве Никитинских – только курица Фрося, которая ходит за Татьяной и Владимиром, как собачка. Во дворе – грецкие орехи, которые в минувшем году дали солидный урожай. Прямо из окна виден еще один (после клуба) центр притяжения жителей Верхнего Карабута – тот самый восстановленный храм Рождества Пресвятой Богородицы, построенный в 1860-м году.

– В начале 30-х годов прошлого века он был разрушен, – рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» бывший директор здешней школы, а ныне староста храма Елена Кирьякова. – У него снесли колокольню, известкой уничтожили роспись, сожгли иконы. Потом в храме располагался сельский клуб, затем библиотека. После войны в нем было зернохранилище, а в сохранившемся возле церкви здании караулки работала зернодробилка.

В 2005 году через Верхний Карабут проходил крестный ход, от которого «откололся» паломник Павел Твердохлебов родом с Белгородчины. Он остался здесь и начал восстанавливать храм, привлек к этому школьников и их родителей, а потом к этому процессу стали подтягиваться все новые и новые люди.

– За эти годы он был полностью восстановлен, – рассказал иеромонах Гермоген, окормляющий этот храм. – Службы проводим каждый день, думаем открывать воскресную школу.

– За это время всем миром было сделано очень многое, люди сами приходили и работали тут. Помогал нам и бизнес. Мы держим большую пасеку – более ста ульев, средства от продажи меда тоже идут на восстановление. Сейчас надо бы обустроить прилегающую территорию, восстановить здание караулки (хотим там открыть церковную лавку). За эти годы было сделано громадное дело, и теперь остались лишь небольшие нюансы, – с гордостью сказал иеромонах.

Возле храма растет огромная акация, которой больше сотни лет, ее ствол вряд ли обхватят и три взрослых человека. Во дворе председателя здешнего ТОС «Верхнекарабутский» Владимира Чигринова тоже много деревьев, их в холодное время года облепляют стаи голодных синиц, которых хозяин вот уже больше пяти лет кормит с ладони.

– Я, как председатель ТОСа, теперь каждую зиму стою с протянутой рукой, – шутит Владимир. – Они садятся ко мне на открытую ладонь в поисках семечек. За зиму уходит 3−4 кг семечек. Мало того, я своих соседей приучил также кормить синичек. Теперь вот они со всей округи слетаются на нашу улицу Солнечную.

– А что до наших общих дел, так мы кладбище оградили, улицы села отсыпали щебнем и продолжим это дело и в 2022 году. Понятно, что проблем вокруг много, но надо же с чего-то начинать!

Пернатые во дворе Владимира, долгие годы прожившего в Тольятти, оказались почти дрессированными. Они без страха садились на его ладонь и с жадностью клевали семечки.

Небесный тихоход

Двор пенсионеров Слюдовых с тыла примыкает к владениям Татьяны Никитинской. Да и судьбы их чем-то схожи. Александр Анатольевич и Клавдия Владимировна, прожившие вместе 51 год, перебрались в эти края из Киргизии в 1997 году. Там в третьем по величине городе республики Джалал-Абаде у них была хорошая работа и жилье, но русские массово уезжали, вот и они всей большой семьей покинули насиженное место.

– У нас в Средней Азии соседи каждый день ходят в гости друг к другу, садятся, чай зеленый пьют, болтают. А тут уклад совсем другой, люди более замкнутые, закрытые, чем у нас. Да если брать нынешний Верхний Карабут, то, думаю, он на четверть из переселенцев сегодня состоит. Коренных мало осталось, – рассуждает хозяин.

Когда корреспонденты РИА «Воронеж» переступили порог гостеприимного дома Слюдовых, хозяйка как раз доставала из духовки свежий хлеб.

– Земля тут тяжелая, – посетовала Клавдия Владимировна. – Небольшой слой чернозема, а под ним – мел. Но огород все равно держим, пчелами занимаемся, раньше за сезон по 2−3 т качали, а теперь гораздо меньше стало. На новом месте мы уже привыкли, освоились.

Во второй половине бывшего колхозного дома, того самого, где живет Татьяна Никитинская, разместились супруги Брекотины, с которыми Никитинские вместе приехали сюда из Ферганы в 1990-м. Александр и Ольга работали на том же мехзаводе, что и Никитинские, истории этих семей тоже очень схожи.

– Еще в Узбекистане я занимался горными лыжами и спелеологией, облазил множество пещер, а здесь с 2010 года летаю на параплане и паралете. Тут же Дон, множество холмов, и есть где развернуться. В теплое время года поднимаюсь в воздух несколько раз в неделю, облетал уже всю округу, фотографировал сверху свою новую родину, снимал видео. Часто катаю всех желающих, тут, конечно, многое от ветра зависит, поэтому у меня есть аэродромовские приборы для определения его скорости и направления, так называемые «колдуны», – поделился Александр.

– Чуть выше дома я оборудовал специальное место старта, откуда начинаются все мои маршруты. Вокруг очень красивые донские пейзажи. Я часто езжу на Кавказ, там тоже летаем с гор. В общем, моя многолетняя работа на ферганском авиазаводе в России получила такое неожиданное выражение.

Но небо – не единственное хобби хозяина. Зимой он катается на горных лыжах, для чего построил чуть выше своего дома трассу протяженностью 120 м.

Оказывается, и в небольшом селе неравнодушный человек вполне может себе позволить увлечения, больше характерные для жителей крупных мегаполисов.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: