«Так легче». Жительница Белгорода вернулась в воронежское село ради могилы брата-афганца

, Острогожский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 8875
«Так легче». Жительница Белгорода вернулась в воронежское село ради могилы брата-афганца «Так легче». Жительница Белгорода вернулась в воронежское село ради могилы брата-афганца
Почему погибшего парня похоронили на территории военного памятника

Татьяна Горошко после смерти родителей вернулась в отчий дом в село Кривая Поляна Острогожского района из Белгорода, где жила 33 года, чтобы быть ближе к могиле брата. Александр погиб в Афганистане в 1987-м и похоронен прямо напротив дома — на территории памятника землякам, не вернувшимся с Великой Отечественной войны. Случай захоронения воина-афганца не на обычном кладбище или территории воинского мемориала, а возле военного памятника, уникален. Вопрос о том, чтобы Александр упокоился именно там, решался на самом высоком уровне.

Каким запомнили Александра семья и окружение, как парень погиб и что было потом — в материале РИА «Воронеж».

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

Обычная биография?

В 150 м от дома 65-летней Татьяны Горошко находится сельское кладбище. Там похоронен ее брат Сергей, чью жизнь унесло ДТП в 2002 году, — навечно 33-летний. А на том же расстоянии от дома, но в другой стороне, видна стела памятника уроженцам здешних мест, не вернувшимся с войны. На ней высечены фамилии почти 150 жителей современной территории Кривополянского сельского поселения. Недавно военный памятник отремонтировали. Рядом с ним похоронен Александр, навечно 23-летний.

Последний снимок Александра (слева). Фото — из архива Татьяны Горошко
Последний снимок Александра (слева). Фото — из архива Татьяны Горошко

— Каждый день хожу к ребятам, разговариваю с ними. Мне так легче, — призналась Татьяна Горошко.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

— Саша Миньков стал единственным воином-афганцем из всей нашей округи, погибшим на той войне, — рассказал глава Кривополянского сельского поселения Александр Ребрун, подводя журналистов РИА «Воронеж» к военному памятнику. — Для нас это вообще святое место. Каждый год на Сашин день рождения (19 января), в день вывода советских войск из Афганистана (15 февраля) и в день гибели Саши (20 апреля) мы проводим здесь митинги, ребята возлагают цветы. Когда еще пионерская организация страны была жива, то дружина нашей школы носила имя Александра Минькова, и сегодня на ее здании висит мемориальная доска в память об этом парне. В 1989 году в школьном музее был создан уголок нашего героического земляка.

Александр Ребрун. Фото — Андрей Архипов
Александр Ребрун. Фото — Андрей Архипов
Татьяна Горошко и Александр Ребрун. Фото — Андрей Архипов
Татьяна Горошко и Александр Ребрун. Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

На витринах — врученные Александру грамоты и благодарности за хорошую и отличную учебу, газетные вырезки и книги об истории хоккея, которым парень увлекался с детства, часть его офицерского обмундирования. Настенные часы, которые он купил себе дома, когда приезжал в свой единственный отпуск из Афганистана. Их стрелки остановились на 9:30 — в это время Александра не стало.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

Преподаватель ОБЖ МКОУ «Кривополянская СОШ» Анатолий Дегтярев — один из тех, кто 31 год назад начинал создавать экспозицию в честь Минькова.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

— Для нас эта фамилия значит многое. Каждый первоклассник нашей школы знает и помнит ее, а также почти всю короткую историю Сашиной жизни, — отметил Анатолий Дегтярев.

Шестиклассники, Александр — в центре с грамотой. Фото – из архива Татьяны Горошко
Шестиклассники, Александр — в центре с грамотой. Фото – из архива Татьяны Горошко

Кажется, биографию лейтенанта Минькова (приказ о присвоении ему звания старшего лейтенанта подготовили до гибели парня) вполне можно уложить в несколько казенных фраз. Родился в селе Кривая Поляна в 1964 году. После восьмого класса поступил в Калининское суворовское училище, потом продолжил учебу в Бакинском высшем общевойсковом командном училище имени Верховного совета Азербайджанской ССР. С 1985 по 1987 год служил в 70-й мотострелковой бригаде (в/ч 71176) в Кандагаре. Погиб 20 апреля 1987 года во время боевой операции в зеленой зоне. За мужество и отвагу посмертно награжден орденом Красной Звезды.

На самом деле, как бывает всегда, за этими скупыми строками — целая история.

В дружной семье Миньковых было четверо детей: Татьяна, Наталья (сейчас живет в Киеве), Саша и младший — Сережа. Мать, Таисия Сергеевна, работала секретарем Кривополянского исполкома сельского совета народных депутатов. Отец, Сергей Семенович, — шофером колхоза «Кривополянский».

Александр (с собакой) с матерью и братом. Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр (с собакой) с матерью и братом. Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр и Татьяна. Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр и Татьяна. Фото — из архива Татьяны Горошко

— Саша обожал хоккей, каждую зиму они с парнями играли на пришкольном катке либо на дальних прудах. Мама выписала ему редкий для нашей глубинки «Советский спорт» — главную тогда спортивную газету страны. Брат вырезал оттуда все, что было связано с хоккеем. Он много читал, особенно о войне, но о том, что собирается носить погоны, никому не говорил до восьмого класса. А потом вдруг собрался поступать в Суворовское училище города Калинина (сейчас — Тверь. — Прим. РИА «Воронеж»), — вспомнила Татьяна. — У нас в роду из военных был только дед по линии мамы — Сергей Оплачко. Кажется, до революции он был адъютантом какого-то генерала, а в 1930-е годы его репрессировали, и следы его потерялись. Родители не отговаривали брата, хотя понятно было, что большая часть поступающих туда — офицерские дети, и тут мы из деревни приедем. В райвоенкомате ему дали направление, мама поехала с ним, и из четырех острогожских ребят в училище поступил в итоге только он один.

Там он был одним из лучших, и через два года стало ясно: быть парню офицером.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

На столе у Татьяны — диплом об окончании Бакинского военного училища, датированный 1985 годом. По всем 33 предметам, указанным в документе, у лейтенанта Минько стоит оценка «отлично».

— Саша и в школе всегда был лучшим, — отметила Евгения Лейникова, преподававшая у восьмиклассника Минько русский язык и литературу. — В классе был лидером, ребята его уважали, и половина девчонок были влюблены в него. Помогал он всегда, причем часто сам предлагал помощь. Он был председателем совета дружины, позже — секретарем комсомольской организации. Любое дело доводил до конца.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

Татьяна вспомнила трогательную историю о брате.

Еще курсантом военного училища Александр летом на каникулах помогал отцу работать на комбайне, и однажды его нож чуть не порезал гнездо с новорожденными зайчатами, спрятанное в траве. Машина успела остановиться, Саша собрал зайчат, принес их домой и выкормил молоком из соски.

Рядом с дедом

В письмах домой из Афганистана Александр был довольно немногословен: «Все нормально... не волнуйтесь... мамочка, не переживай за меня...» Он писал не только родителям, но и отдельно обеим сестрам и брату.

С родителями. Фото — из архива Татьяны Горошко
С родителями. Фото — из архива Татьяны Горошко

В октябре 1986 года, когда приезжал домой в отпуск, от вопросов о службе все больше уклонялся. За несколько месяцев до своей гибели лейтенант Миньков уже знал, что продолжит службу на Дальнем Востоке.

Александр — на переднем плане. Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр — на переднем плане. Фото — из архива Татьяны Горошко
Фото — из архива Татьяны Горошко
Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр — справа. Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр — справа. Фото — из архива Татьяны Горошко

Тот самый бой 20 апреля выдался скоротечным. Александр был тяжело ранен и умер в госпитальной реанимации через четыре часа. А 23 апреля цинковый гроб с его телом в родную деревню привез командир его батальона, майор Николай Чабан.

«Такого героя я не мог не привезти лично», — сказал он тогда убитым горем родителям. А на другой день утром, когда были назначены похороны, пошел на сельское кладбище, посмотрел на выкопанную могилу, покосившиеся кресты вокруг и заявил: «Меня ребята не поймут, если узнают, что я так похоронил Сашку».

Фото — из архива Татьяны Горошко
Фото — из архива Татьяны Горошко

— И вместе с моим мужем майор поехал в райком КПСС в Острогожск, потом — в областной военкомат, потом они попали к кому-то на прием в обкоме КПСС. Там не возражали против захоронения брата возле военного памятника, но кивали на Москву. Тогда майор Чабан как-то вышел на Министерство обороны СССР, подключил все свои связи, и Сашу в виде исключения разрешили похоронить возле военного памятника, — сообщила Татьяна Горошко.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

Кстати, на памятнике среди других высечена и фамилия деда Александра — Семена Минькова, пропавшего без вести на фронте в 1942 году.

Однополчанин и приятель Александра Андрей Асеев писал младшему брату покойного: «Гибель Саши меня потрясла... Саша был для меня не просто боевым товарищем, он был другом, близким человеком... В Афгане очень много соблазнов, а Саша оставался кристально честен и никогда не шел против своей совести...»

Асеев, живя в Москве, до сих пор каждый год приезжает на могилу друга в Кривую Поляну.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов
Татьяна Горошко и Евгения Лейникова. Фото — Андрей Архипов
Татьяна Горошко и Евгения Лейникова. Фото — Андрей Архипов

Увековеченная память

После похорон сына Таисия Сергеевна почти до самой своей смерти в 2009 году каждое утро ходила на его могилу. Первый год туда ходил и его любимец — домашний пес Тобик, которого Александр принес еще щенком. Собака каждую ночь приходила на могилу хозяина, просиживала там до утра, а с рассветом возвращалась во двор. А однажды Тобик ушел в лес и не вернулся.

Весной 1989 года Татьяна решила поставить на могиле брата новый памятник вместо наспех сваренного железного. Погибшим афганцам тогда полагалась от государства небольшая гранитная плита, но сестра хотела увековечить память Александра более заметно.

Фото — из архива Татьяны Горошко
Фото — из архива Татьяны Горошко

Татьяна с сестрой Натальей добились аудиенции у высокого чина в Министерстве обороны в Москве. Несколько дней шла проверка по факту гибели лейтенанта Минькова, и наконец разрешение на большой памятник (купленный родственниками и друзьями за немалые деньги) было получено. Как и разрешение на появление на памятнике слова «Афганистан» (в те времена оно было под запретом) как места гибели брата. А небольшая «официальная» плита легла на могилу как надгробие.

Фото — Андрей Архипов
Фото — Андрей Архипов

— Каждый год братья 8 Марта дарили маме, мне и сестре Наташе открытки, сделанные своими руками, какие-то поделки. Поздравляли нас, стихи читали. Бывало, мы, уже взрослые девчонки, ведра с водой таскали, а Саша, хоть и младше меня был на девять лет, подбегал и выхватывал их у меня и Наташи из рук. Оберегал нас так, как настоящий мужчина. А мы его не уберегли... — печально вспомнила Татьяна Горошко.

Александр и Татьяна. Фото — из архива Татьяны Горошко
Александр и Татьяна. Фото — из архива Татьяны Горошко
Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: