20 Мая 2019

понедельник, 11:26

$

64.63

72.25

Криминальное чтиво. Как скука воронежских скинхедов обернулась убийством вьетнамца

, Острогожский р-н, текст — Светлана Тарасова, фото — Андрей Архипов
  • 6250
Криминальное чтиво. Как скука воронежских скинхедов обернулась убийством вьетнамца

Спецпроект о громких делах прошлых лет.

В «нулевые» по Воронежу прокатилась волна экстремистских преступлений. За один только 2005-й в городе пять раз нападали на иностранцев, один из них – студент из Перу – погиб. Годом ранее убили студента медакадемии родом из Гвинеи-Бисау. Эти преступления надолго «прославили» столицу Черноземья. Среди части молодежи тех лет было чуть ли не модно иметь отношение к «скинам» или «нацам». Избиение людей с иным цветом кожи или разрезом глаз превратилось в своего рода вид спорта. Причастные к раскрытию тех преступлений считали, что в них было больше подростковой агрессии, чем идеологических мотивов: раньше играли в индейцев, теперь – в скинхедов.

Весной 2006 года толпа молодых людей из Острогожска насмерть забила вьетнамца, торговавшего на местном рынке. Погибший имел российское гражданство, был прописан в Ульяновской области – никто и подумать не мог о преступлении на расовой почве. Звонок коллег мужчины в редакцию одной из воронежских газет стал поводом для огласки трагедии. Подробности – в материале РИА «Воронеж». Имена жертвы и преступников изменены по этическим соображениям.

Семеро на одного

Вечером 6 апреля 50-летний Хоанг Ван Чи возвращался с острогожского рынка, где торговал последние пять лет, в съемную квартиру. Где-то на полпути к дому, на пересечении двух проходных улиц – Кирова и Рылеева, дорогу ему преградили двое парней. Как выяснилось позже, подростки шли за мужчиной по пятам четыре квартала.

Двое «смельчаков» забежали вперед Чи и попросили закурить. Тот показал им знаками, что не курит, и попытался продолжить путь. Но назойливые юноши не собирались отставать. Чи, невысокий субтильный мужчина, изо всех сил пытался отделаться от подростков, но те схватили его за куртку. Завязавшаяся борьба послужила сигналом для тех, кто шел следом. Один из преследователей схватил палку и огрел вьетнамца по голове. Чи упал, а озверевшая стая бросилась добивать.

Шесть человек со звериной яростью топтали мужчину ногами, прыгали на нем, пинали, били кулаками. Судмедэксперты насчитали не менее 12 ударов в голову. Результат – «ушиб головного мозга с кровоизлиянием под мягкие мозговые оболочки, кровоизлияние под твердой мозговой оболочкой, переломы костей свода и основания черепа, перелом правой скуловой кости и кровоизлияние в мягкие ткани головы».

– Я шел домой, уже начало темнеть, вдруг услышал крики и увидел толпу молодежи. Сразу понял: творится что-то неладное, – рассказал один из очевидцев трагедии, живший неподалеку. – Пока подошел, парни разбежались. А на земле остался лежать человек лицом вниз, из-под него уже натекла лужа крови. Я побежал домой и позвонил в «скорую».

Приехавшие врачи увидели: дело плохо. Вызвали бригаду нейрохирургов из Воронежа. Но медики уже ничем не смогли помочь несчастному. Ему сделали трепанацию черепа, убрали громадную гематому – около 250 мл крови. Однако у Чи была практически размозжена стволовая часть мозга.

Двое суток Хоанг Ван Чи находился на аппарате искусственного дыхания, после чего умер, не приходя в сознание. Смерть наступила около 6:00 9 апреля. Хоронившие Чи земляки с трудом узнали его – так было изуродовано лицо.

«Все получилось само собой»

Уже 10 апреля двоих из подростковой стаи задержали. В их жилищах провели обыски. На книжных полках у школьников оказалась литература, весьма далекая от учебной. Кроме книг нацистского толка следователи нашли компакт-диски с записью песен специфического содержания и фотографии с акций скинхедов.

Бывший в 2006 году старшим следователем прокуратуры Воронежской области Виктор Настаушев возглавил оперативно-следственную группу, которая занялась расследованием этого преступления.

– Мы выехали на место происшествия на следующий день после случившегося и целую неделю провели в Острогожске. Общались с очевидцами, задерживали подозреваемых, проводили обыски. Тогда-то и выяснилось, что ребята считали себя приверженцами экстремистской организации, – объяснил Виктор Настаушев.

По его словам, родители подростков не знали, что их отпрыски увлекаются фашистской идеологией и причисляют себя к скинхедам.

Из показаний Семена Ханина, одного из участников нападения: «На каком-то интернет-сайте прочитали, как проходит обряд посвящения в скинхеды. Некоторые из нас в самом деле собирались вступить в эту организацию. Из нашей компании только у одного парня был интернет – вот он и фильмы специфического содержания скачивал, и музыку, которую «скины» слушают. В общем, нам все это казалось интересным.

Почти каждый вечер мы собирались во дворе школы №2. Ничего особенного мы там не делали – болтали, курили, выпивали иногда, как это говорится, – тусовались. Трое ребят из нашей компании пошли в тот вечер к колонке, чтобы попить, и увидели того вьетнамца, возвращавшегося с рынка. Они и предложили нам развлечься – «отметелить узкоглазого». Нельзя сказать, что мы уж какие-то убежденные скинхеды и собирались его убивать. Мы пошли за этим вьетнамцем, чтобы поговорить, дескать, чего это ему в своем Вьетнаме не живется и зачем он к нам приперся. Нам было просто скучно. С нами был парень, который всего дня три как прибился к нашей компании. Он-то и взял палку. Может, самоутвердиться хотел, авторитет у нас завоевать. Он ударил вьетнамца по голове. Правда, потом отошел, испугался, наверное, что сделал. Ну а дальше все само собой получилось...».

– Практически все, кто участвовал в той расправе, – вполне обычные, нормальные ребята. Только один из них состоял на учете в милиции за кражу и употребление наркотиков, – рассказал следователь Настаушев.

Остальные – благополучные мальчики из нормальных семей. Одного – 16-летнего ученика той самой школы, во дворе которой собиралась молодежь, – все учителя характеризовали как положительного во всех смыслах юношу. Другой вполне достойно учился в аграрном техникуме на программиста. О третьем хорошо отзывались преподаватели профессионального училища, где он получал образование…

– Поначалу, когда мы только стали их допрашивать, они вели себя очень дерзко и уверенно. Не боялись ничего, считая, что им все сойдет с рук. Не видели своей вины вообще и не очень понимали, что им грозит. Потом, когда их уже стали арестовывать, испугались, – вспомнил Настаушев.

«Страшно выходить на улицу»

В Острогожске в то время жило много вьетнамцев. Занимались они в основном торговлей. Жили компактно и незаметно.

– Ван Чи такой хороший человек был. Тихий, вежливый, мухи не обидит, – говорили о погибшем его коллеги.

Друг и земляк Чи Динь Тиен Кмеу и его жена Нгуен долго не могли прийти в себя после случившегося.

– Нас, вьетнамцев, тут жило человек 10, никогда ничего подобного не происходило раньше. Стало страшно выходить на улицу, – сокрушалась Нгуен.

Похоронили Чи на самом углу центрального кладбища Острогожска – отвезти его во Вьетнам для земляков оказалось неподъемным в финансовом смысле. Да и куда было везти гражданина России?

Над могилкой поставили православный крест.

«Сами виноваты»

В Острогожском районном суде дело слушали в закрытом режиме из-за возраста обвиняемых. Судья Владимир Мозговой пустил в зал только на результативную часть приговора. Со стороны потерпевшего никого не было – только законный представитель 13-летней дочери Чи, жившей в Ульяновской области. Саму девочку решили избавить от присутствия на процессе.

Сочувствие в зале было полностью на стороне сидевших за решеткой «бедных мальчиков». Они и сами, вернувшись в родные пенаты из воронежского СИЗО, расправили плечи и, кажется, почувствовали себя безвинно страдающими узниками. Кое-кто из их родственников даже, не стесняясь судебных стен, восклицал: «Понаехали тут в наш город всякие туземцы – прохода от них нет! Они же сами во всем и виноваты!».

Суд признал «мальчиков» виновными в жестоком избиении, повлекшем смерть. Троим удалось избежать наказания – им не было 14 лет. Четверых несовершеннолетних отправили в воспитательную колонию на срок от 4,5 до 7 лет.

– В ту пору у нас была буквально вспышка такой напасти. Лично я принимал участие в расследовании трех преступлений с нацистской подоплекой. К нам тогда даже студенты-иностранцы стали бояться приезжать. Как это началось внезапно, так потом и закончилось. И, надеюсь, мода на скинхедов у нас больше не возродится, – сообщил Виктор Настаушев.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: