Единственный жилой дом под камышом в селе Пыховка Новохоперского района Воронежской области известен не только местным жителям. Ведь стоит он всего в 10 м от дороги регионального значения, по которой день и ночь едут автомобили с номерами разных регионов. Многие тормозят на улице Советской, чтобы сделать фото.

– Постоянно у нашего дома останавливаются. Говорят, мимо такой старины проехать не могут, – радуется хозяин дома с соломенной крышей Александр Лучков. – На видео снимают и просятся в дом. У нас ведь там еще и русская печка в пол-избы сохранилась. Чаще всего москвичи интересуются. Спрашивают: «Как же вы здесь живете?». А я им: «Вашими молитвами. В войну мамка желудями кормила, а сейчас хлеб белый едим». Таких домов по России-матушке еще много, просто наш на дороге стоит.

Фотографии пыховской избы под соломой можно встретить в интернете. Вот какие комментарии оставляют пользователи: «За рубежом крыши из камыша и соломы считаются самым шиком, и позволить это себе могут только миллионеры», «Экопоселение. И лапти, наверное, у двери стоят», «Может, это музей?».

Супругам Александру и Зинаиде Лучковым по 77 лет, а их жилищу – почти век. В эту избу мама привезла Зину совсем ребенком. Здесь она и выросла, отсюда вышла замуж. По словам Зинаиды, раньше скромный по нынешним меркам домик считался добротным, а его обитатели – зажиточными. Перед войной хозяев раскулачили.

– Это сейчас вокруг пустота, а раньше порядок домов стоял. И в основном – саманные хаты. А наш дом – рубленный из дуба. Нам и сейчас всего две машины дров на зиму хватает, чтобы протопиться, – хвалится пенсионерка.

P1060185.JPG

Хотя такие крыши называют соломенными, на самом деле они покрыты камышом. И только верх плотно закрыт ржаной соломой.

– Дом в 1960-х годах перекрывали, меняли соломенную крышу на железную. Но, видно, что-то не так сделали, потому что через несколько лет крыша стала протекать. И тогда бабушка решила снова использовать камыш. Его под водой косили серпами, потом сушили на берегу. Приглашали специального мастера. И вот уже больше 50 лет крыша так и стоит. Конечно, ветра ее потрепали, кое-где шифер пришлось подкладывать, – рассказала хозяйка.

Из этого дома Зинаида уехала в молодости, потом жила в поселке Большевик рядом с селом Каменка-Садовка Новохоперского района. Работала дояркой, муж – скотником. Поднимали троих детей. Только 15 лет назад, когда заболела мама Зинаиды, переехали в этот дом, чтобы ухаживать за старушкой. Так и остались.

В том, что неказистая с виду хата хорошо сохраняет тепло, хозяева видят заслугу и соломенной крыши. Под ней не нарастает иней, как бывает под твердым покрытием. А в жару камыш не прогревается. Если закрыть ставни, то в постройке весь день прохладно.

И все же Лучковы собираются менять крышу. Шифер уже заготовили.

– Скоро закроется наш «музей», – улыбаются хозяева.

Житель Тольятти Федор Золотарев родился в Пыховке в другом доме с соломенной крышей, который не сохранился. 

i (4).jpg
Дом, где родился Федор. 1971 год
Фото – из архива Федора Золотарева

Но мужчина хранит воспоминания о жизни под такой кровлей:

– Дождь или град по такой крыше не стучали. Дождик как будто перешептывался с камышом, уютно было слушать этот звук. Еще в камыше попадался тростник, в его трубочках селились осы и откладывали такую сладенькую массу. Мы, пацаны, за ней охотились, выдергивали тростинки. И получали от родителей, так как это ослабляло крепление камыша. Родители не разрешали и сбивать с крыши сосульки, так как они отрывались вместе с камышом. Поэтому ждали тепла, когда они сами падали. И сосать эти сосульки было нельзя – камыш окрашивал их в грязный цвет.

i.jpg
Пыховка в прошлом
Фото – из архива Федора Золотарева

– Нельзя говорить, что крыши крыли только камышом. На эти цели в большинстве использовали рогоз и тростник. Все эти три растения относятся к длиннокорневищным видам. Их косили, а не вырывали с корнем, поэтому вреда водоемам не было. Сейчас замена растений идет естественным путем. И это тоже хорошо. Камыш, рогоз и тростник – это природные фильтры для воды. Там, где они растут, вода чистая и не цветет. Поэтому бездумно очищать от них водоемы нельзя.
Елена Нескрябина

старший научный сотрудник Хоперского природного заповедника

Новая камышовая крыша после чистовой отделки была золотистой. Хозяин любовался красотой года два, потом крыша серела, наружный слой от погоды ветшал и выветривался. Северный скат крыши покрывался зеленым лишайником, под которым от влаги камыш подгнивал. Лишайник счищали специальным ножом.

Крышу перекрывали примерно раз в 15-20 лет. Обычно этим занимались опытные мужчины, владеющие специальной технологией крепления камыша и соломы к стропилам, на которые шли тонкие бревна, не всегда ровные и прямые. У мастеров были свои приспособления. Это игла – заостренная палка с отверстием, в которое вставлялась проволока для крепления камыша к стропилам. Иглой с проволокой протыкался камыш, проволока крепко прижимала камыш к стропилам. Была и колотушка с ребрами для выравнивания камыша. Использовали также специальный нож, чтобы состригать неровности.

Главный недостаток камышово-соломенной кровли – высокая пожароопасность. В Пыховке и дом, и сараи возводили под общей крышей, так что разом выгорало все. Огонь мог перекинуться и к соседям.

– Сейчас Савала камышом заросла. А раньше его и не найти было, весь на крыши скашивали. В наше время многие богатые люди делают в своих поместьях соломенную кровлю. У нас все было от бедности. И все равно как увижу во сне родную камышовую крышу, так сладко становится, как будто нашел и выдернул заветную тростинку с диким осиным медом, – поделился Федор Золотарев.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter