21 Сентября 2019

суббота, 20:51

$

63.85

70.60

Дорога в заброшенные хутора. Зачем экономист восстановила дом деда в воронежской деревне

, Нижнедевицкий р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 14658
Дорога в заброшенные хутора. Зачем экономист восстановила дом деда в воронежской деревне

Супруги Решетовы и их дети возвратились в родовое гнездо.

Семья Решетовых – 57-летний Александр и его супруга Лидия – до лета 2015 года жили в городе Сосновый Бор в сотне километров от Санкт-Петербурга. После семилетнего перерыва Решетовы вернулись в заброшенный дом в Нижнедевицком районе, где жили и умерли родители Лидии.


К решению вернуться на родину супругов подтолкнул и цикл публикаций РИА «Воронеж» об умирающих хуторах и деревнях региона.

Далекая родина

О том, что Александр и Лидия Решетовы решили возродить родовое гнездо на хуторе Широкий Нижнедевицкого района, корреспондентам РИА «Воронеж» рассказала их дочь Ольга, которая родилась и живет в Санкт-Петербурге. Журналисты снова отправились в Широкий, где живут всего 20 человек, чтобы посмотреть, как семья возрождает быт предков, родившихся и умерших на этой земле.



С лета 2015 года Решетовы приезжают в Широкий раз в несколько месяцев, преодолевая на машине 1400 км.


Дом, построенный родителями Лидии – трактористом совхоза «Нижнедевицкий» Андреем Васильевичем и ее мамой, дояркой того же хозяйства Татьяной Васильевной в 1955 году – вполне крепок. Хотя и у этого дома был сложный период – почти семь лет он стоял брошенным.


Из дома и соседних сараев за время отсутствия хозяев вытащили все железо, какое только можно, а фундамент густо оброс кленами.

Возвращение домой


Лидия Решетова родилась в этом доме. Ее муж Александр – из села Олым Курской области, граница с которой проходит в километре от Широкого.


– Я отучилась в ВГУ на экономиста, Саша окончил воронежский техникум, мы поженились в 1980 году и сразу по распределению мужа уехали в Сосновый Бор, где и живем с тех пор, – рассказывается Лидия. – Там родились наши дети – в 1981 году Ольга, а через четыре года – Максим. Сейчас они вполне устроены: дочь – менеджер в крупной турфирме, сын – логист в порту. Когда дети росли, каждый год на лето мы привозили их в Широкий к деду с бабкой. Мой отец умер в 2000 году, мама – в 2009-м.


– После ее смерти до лета 2015 года мы сюда вообще не приезжали, дом зарос кленом, из него украли все, что можно.


– А в прошлом году Оля сказала: «Хочу привести в порядок дом дедушки с бабушкой, чтобы туда приезжать, а может, и переехать». Так год назад мы вернулись на свою родину.


Хутор Широкий относится к Кучугуровскому сельскому поселению. Глава поселения Ольга Корнева вместе с журналистами РИА «Воронеж» приехала в гости к Решетовым, чтобы посмотреть на людей, которые уже год ездят по 1,5 тыс. км на малую родину.

Александр и Лидия Решетовы сразу озадачили чиновницу вопросами – про газ, асфальт, которого тут никогда не было, замену ветхих электропроводов на столбах.


Ольга Корнева, в свою очередь, попросила у Решетовых поддержки:

– Без вашей помощи я, начинающий чиновник, многого не сделаю. Немало зависит от вашей инициативы.


На хуторе, растянувшемся на 5 км вдоль границы с Курской областью по речке Олым, асфальт и газ есть только в его одной, «правой» части, а в «левой», где собираются жить Решетовы – проселочная дорога и старые провода на столбах.

Франция – в прошлом

Возвращение Решетовых на родину было непростым. Технарь Александр, всю жизнь работавший в оборонном НИИ, начал с того, что несколько дней боролся с канадскими кленами, которые пустили корни у дома родителей его жены.


Затем Решетовы начали обустраивать территорию.


– Точно не скажу, но примерно 250 тыс. рублей в этот дом мы уже вложили. Очистили территорию – для этой работы я привлекаю мужиков из Широкого и соседних деревень, тысяча рублей тут – огромные деньги, – разгребли сараи, почистили колодец.


– Дом заново покрасили в желто-синий цвет, каким было в 70-80-е годы, укрепили фундамент. Земли у нас море – 25 соток огорода и через дорогу сад такого же размера.



– Там до сих пор растут яблони, которые сажал дед моей жены Василий Михайлович. Он был приказчиком у здешнего помещика, а его жена Матрена Петровна – гувернанткой.


– Земля в Широком – просто сказка. У нас дома недалеко от Финского залива есть дача – дом и шесть соток земли. Метр копнешь – везде вода, вокруг сплошные болота, яблоньки полтора метра высотой, помидоры не вызревают. А тут палку в землю ткнешь – дерево вырастет.


Работы Решетовым предстоит много: Александр собирается укрепить потолок дома, переложить печь, посадить хоть что-нибудь на пустующем городом, в будущем – завести птицу.


Но для этого надо приезжать сюда на целое лето, что для молодых пенсионеров Решетовых не проблема. А там, глядишь, и дети подтянутся.

– Ольга собиралась приехать этим летом, – говорит Лидия. – У сына ребенок недавно родился, он с женой тоже сюда собирается. Они летом часто во Франции отдыхали, а теперь, похоже, поменяли приоритеты.


– Ольга иной раз говорит, что вообще от городской суеты хотела бы сюда приехать пожить. Конечно, и за дачей в Сосновом Бору приглядывать нужно, но муж меня все сюда тянет – дома его родителей в соседнем Олыме не осталось, так он теперь тут хочет обосноваться.


– Пока были молодыми, работали, детей растили – не задумывались как-то об этом, а сейчас как магнитом тянет сюда.

Родные могилы

В Широком – тишина. Асфальт от поселка совхоза «Нижнедевицкий» несколько лет назад проложило крупное сельхозпредприятие, обосновавшееся в этих местах. Но «левая» часть хутора, где стоит дом Решетовых – глухомань.


Во времена СССР на хуторе было до сотни дворов, теперь жилых – не более десятка. Ближайший магазин за 12 км, автолавка приезжает раз в неделю, до райцентра – 25 верст. Доживают век здесь в основном старики. А семья из Северной столицы, наоборот, возвращается в этот неустроенный быт.


Возле дома Решетовых – вросший в ствол клена металлический стол: его на этом месте ставил еще отец Лидии.

Одно из главных украшений дома Решетовых – акварель местного художника, портрет женщины-врача. У картины тоже своя история.


– Отец подарил ее мне, когда я школу закончила, – вспоминает Лидия. – Это врач Вера с нашего хутора, фамилии ее уже никто не помнит. Просто папа хотел, чтобы я стала врачом, и преподнес мне ее портрет для примера. А я пошла в экономисты.


– Как вышла на пенсию, поняла, что родина все равно всегда тянет к себе, где бы ты ни был. Так мы снова пришли в Широкий, как это впервые сделал после революции мой дед Василий Михайлович.


На ухоженном кладбище покоятся два поколения родственников Лидии– ее дед с бабкой и родители.


Пенсионеры Решетовы хотят как можно дольше быть в Широком – там, где их родной дом.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: