РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналисты пытаются понять, сохранится ли там жизнь через несколько лет или эти населенные пункты останутся лишь точками на карте. Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились на хутор Каплин Кантемировского района, где с 2003 года живет один человек – 65-летний Николай Аносов.

 
 

Три юбилея

Каплин находится далеко от жилья и асфальта. До ближайших сел: Писаревки, Рудаевки, Титаревки – 13 км пустых полей. Матушка Николая, Мария Акимовна, умерла в 2003 году, с тех пор ее сын – единственный житель казачьего хутора. Казачий атаман Каплина – двоюродный брат Николая и уроженец хутора Александр Аносов – фермер. Аносов живет в Рудаевке и арендует около 400 га своей родины – земли вокруг хуторка.

В 70-80 годах XX века каплинцы начали массово покидать хутор. В 2016 году на хуторе остался только курень Николая, развалины бывших домов да нечто вроде ремонтной базы для техники Александра Аносова, за которой присматривает Николай. Приглядывает он и за самим Каплиным, который в 2010 году отметил столетие.

Каплину 100 лет. 2010 год

– Эта дата стала его третьим юбилеем – хуторку на самом деле более 300 лет, и он то возникал, то исчезал на этом месте. Последняя дата его рождения падает именно на 1910 год. По одной из версий, название хуторка произошло от обычной «капли». Так по каплям собирались на это место переселенцы из сел и деревень, расположенных в нынешних границах Кантемировского, Верхнемамонского, Россошанского районов. В середине XX века тут было больше сотни дворов, – говорит Александр Аносов.

 
 

Каждый год на Троицу, которая издавна считалась хуторским престольным праздником, на родину съезжаются каплинцы, в разные годы уехавшие с хутора. Они выпивают, общаются, навещают родные могилы. Виктор Клевцов, уехавший из Каплина мальчишкой и проживший всю жизнь в Ярославской области, подарил землякам свою книгу «История хутора Каплин», выпущенную тиражом в 300 экземпляров. У каплинцев есть и генеалогическое древо, нарисованное на листе ватмана.

«Житуха как при коммунизме»

Николай Аносов родился в Каплине, прожил жизнь в доме №1 по улице Лесной и, скорее всего, упокоится среди многочисленной родни на местном погосте. Родные места он покидал редко и не всегда по своей воле.

День учителя 2 октября 1971 года Аносов запомнил на всю жизнь. Тогда он, 21-летний Колька, сельский шофер, повез ровесников, среди которых преобладали девчата, в Титаревку, где в доме культуры отмечали День учителя. Ехали и в кузове, и в кабине ГАЗа-51. Возвращаясь обратно, все вместе выпили. Домой ехал на «автопилоте», грузовик бросило на кочке, он завалился на бок. Обошлось без жертв, но лихой «водила» схлопотал срок и отправился «на химию» – стройки народного хозяйства в Сибирь. Вернулся домой и за руль больше не садился никогда – другой работы в колхозе хватало всем.

Сестры и братья Николая Аносова живут по всей округе и зовут к себе, но пенсионер отвергает приглашения:

– Никуда отсюда не поеду! Это ведь не только моя родина, это целое государство.

Если приглядеться – точно государство выходит, причем абсолютно независимое.

Фото: 1 из 38

Фото — Андрей Архипов

Хозяйства у Николая нет – ни скотины, ни птицы, только три суровых пса да кот Рыжик. Пенсию за Аносова получает брат Александр, он же привозит продукты – за 13 верст в сельмаг по бездорожью не находишься. Электричества на хуторе нет: провода отрезали лет десять назад, и Александр купил брату генераторы, чтоб те вырабатывали электричество – только ломаются эти генераторы часто.

По краю хуторка на Писаревку, где работает газовая компрессорная станция, качающая газ в Европу, пару лет назад проложили трубы, вписанные в российскую систему газопроводов «Южный коридор».

– Я живу в отдельном государстве, – важничает казак. – Житуха как при коммунизме – деньги мне не нужны, электричество свое, газ – за околицей. Свой огород с овощами, вокруг – брошенные сады с вишней, сливой и абрикосами, по полям дичь бегает, пруд свой имеется. Могу один жить тут еще целый век и оборонять свой «Каплинград» от незваных гостей, если что.

Среди развалин и курганов

Из «незваных» гостей в Каплин забредают только вконец обнаглевшие кабаны, которые только что во двор к Николаю не заходят, лисы, косули и зайцы. Порой заезжают охотники с рыбаками, но последние электроудочками начисто выбили всю рыбу в красавце-пруду, прозванном давным-давно 10-летним Колькой и его сверстниками Каплинским морем.

Сейчас водоем – воробью по колено, а было время, и чистили его, и запускали рыбу, и сазанов по 2-3 кг вытягивали. В начале 70-х начали было в Каплине проект с лягушачьей фермой, чтоб гигантских квакушек для Франции выращивать на радость дружественному генералу де Голлю. Но только начали чистить водоем, и вода ушла. С тех пор в Каплине квакают только свои, не востребованные западом лягушки.

 
 

Николай провел журналистов РИА «Воронеж» по хуторку, показал развалины, сбегал с ведром к пруду за водой. Когда со всей России в Каплин наезжают земляки, Аносов исполняет роль гида, водит их по родине, напоминая, кто, где жил, где школа была, где магазин.

– Вот тут клуб стоял, в нем бильярд был, картины крутили, я в 1976 году, как из колонии освободился, домой приехал – и сразу же в кино подался с земляками повидаться. И сразу же попал на киноэпопею «Освобождение». Представляешь – в первый день на свободе смотрел фильм «Освобождение»! – гогочет пенсионер.

От того клуба остались одни развалины, и теперь долгими зимними вечерами под треск дровишек в печи дед таращится в экран старенького телевизора. Бывший зек уважает сериал «След», герои которого лихо наловчились ловить преступников.

В 30 верстах к югу от Каплина – уже Украина. Приграничную территорию по согласованию с пограничниками патрулируют и местные казаки – правда, против иных незваных гостей и казачья шашка оказывается бессильна.

– Места у нас таинственные, – уверяет Николай Аносов. – Название хутора имеет еще одно толкование: считается, что идет оно от древнеславянского слова «капище», которым обозначалось пространство языческого храма. Вокруг Каплина находится несколько пока не исследованных курганов.

 
 

В последние годы вокруг хутора ночами появляются светящиеся шары, которые прилетают из ниоткуда и улетают в никуда, говорят местные жители. И дело совсем не в том, о чем можно подумать первым делом – Николай почти не выпивает. А шары эти не раз видели и его брат Александр Аносов, и племянники – Алексей, Михаил и Дмитрий.

Есть в Каплине еще одно чудо. У одного канадского клена – эти деревья быстро заполонили опустевший хутор – неожиданно раздвоился ствол, и дерево стало расти в форме креста – один ствол тянется вверх, а его «брат» – вправо-влево…

Другой крест – поклонный, который на краю Каплина поставил несколько лет назад подъесаул Александр Аносов в память о своей умирающей родине, напоминает миру о том, что хутор остается крохотной каплей родины для каплинцев, разлетевшихся по всему свету.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter